Аквариум в клубе РК
Событие    17 апреля 1981 
Название: Концерт "Аквариума" в Клубе им. Рокуэлла Кента, МИФИ, Москва
Музыканты:
Борис Гребенщиков – голос, гитара,гармошка слова и музыка
Дюша Романов – флейта, гитара, перкуссия

Выпускник МИФИ Алексей Филин, ныне - профессор Temple University в Филадельфии, поделился с редакцией проекта "Re: Аквариум" раритетной записью акустического квартирного концерта Бориса Гребенщикова и Дюши Романова, сделанной им в Клубе РК в общежитии московского института в апреле 1981 года.

Алексей Филин:
У меня есть редкая запись концерта "Аквариума", сделанная в 1981-м году в Клубе имени Рокуэлла Кента при общежитии МИФИ. В то время я был студентом МИФИ и вице-президентом клуба РК. Там "уменьшенный" состав - БГ (гитара) и Дюша (флейта, гитара). Интересна запись еще и тем, что там среди зрителей присутствовали Троицкий и Липницкий, кто-то из зрителей спросил, почему "Аквариум", БГ говорит, я - бессловесное животное, вот тут сидит музыкальный критик - и показал на Троицкого. На что Троицкий мгновенно прореагировал: "Ты не бессловесное животное, ты - говорящее животное", после чего кратко рассказал историю "Аквариума", которая на тот момент была еще не очень продолжительной, но уже довольно бурной (например, скандал на фестивале в Тбилиси). Музыкальная составляющая концерта сама по себе тоже очень интересна, по крайней мере для меня, большого поклонника творчества БГ. Насколько мне известно, эта запись есть еще только у одного человека в Москве, которому я в своё время и отдал оригинальную бобину, а он оцифровал.

И. Смирнов. "Время колокольчиков", 1988
Клуб "Рокуэлл Кент" оставался одним из последних непридушенных студенческих клубов столицы (за счет термоядерной специфики института) и издавал свой машинописный журнал... В клубе "Рокуэлл Кент" заправляли умные физики, поклонники Высоцкого и Галича! Не удивительно, что журнал больше тяготел к литературе, философии и авангардной живописи. Однако быстро выяснилось, что молодые литераторы и философы -- публика вялая, тоскливая, как Пьеро, и точно так же не способная ни к какой организованной деятельности. КСП, последнее официальное прибежище бардовской песни, год от года хирел и херел в объятиях МГК комсомола.
Наконец на одно из тоскливых сборищ пришел босс клубной дискотеки Володя Литовка с деловым предложением: если хотя бы половина журнала будет посвящена советскому року, можно наладить его четкое производство и распространение. "А что есть советский рок?" - "МАШИНА... ВОСКРЕСЕНИЕ... Ну, вот еще АКВАРИУМ -- молодая команда".
Казалось бы, таких увлеченных политикой молодых людей как мы с моим
ближайшим соратником Женей Матусовым (ныне поднимает экономику мормонского штата Юта), сама судьба определила не в дискотеку, а на тайные явки диссидентов. Однако не все так просто.
Диссидентство в нашей стране никогда не было политической оппозицией. Ведь всякая реальная оппозиция, пусть и без должных оснований, но надеется когда-нибудь стать правительством. В диссидентстве же действовал принцип чистой жертвенности. Человек громко заявлял: "Я против", чтобы сгинуть, быть вычеркнутым из общества, из его реально существующих механизмов. Эти люди достойны глубочайшего уважения. Но опыт войны на Тихом океане свидетельствует: камикадзе оказались очень плохими пилотами. Диссидентство имело смысл и силу только как индивидуальный нравственный выбор. Попытки строить на его основе организованную, профессиональную политическую деятельность неизменно оказывались несостоятельными. И что бы ни писали об этом сегодня (когда все стали смелыми, как Матросов) в начале 80-х диссидентство представляло собой секту, отгороженную даже от самой образованной части соотечественников стеной страха и непонимания. Поэтому его возможности воздействовать на положение в стране и настроение народа были весьма ограничены.
Политический самиздат читал один из тысячи наших сверстников. Галича слушал один из сотни (разве что в исполнении Северного, за которого не давали статью). Записи рок-групп собирали практически все, и на дискотеки тоже ходили все.
Рок-департамент в клубе "Рокуэлл Кент" получил причудливое по нынешним временам наименование: "Семинар "Искусство и коммунистическое воспитание". Руководителем "семинара" стал А.Троицкий, работавший в НИИ искусствознания и выглядевший прилично. Официально мы занимались социологическими исследованиями в дискотеках: "Дорогие ребята, какие группы вам нравятся?"
Полуофициально -- изданием журнала "Зеркало", посвященного року, как и договаривались, примерно наполовину; но и Другая половина -- литература от Хармса до концептуалистов и наука от Киевской Руси до синергетики - с переориентацией на музыку стала куда живее и интереснее. Вовсе неофициальную сферу нашей деятельности составила организация рок-концертов по Москве и Подмосковью.
Интересно, что при всем нашем восхищении АКВАРИУМОМ, героем первого номера "Зеркала" стала все-таки МАШИНА.
Это была не случайность, а продуманная стратегия. Начав с малоизвестных ленинградцев, мы оказались бы чужими на столичном музыкальном празднике. А ведь редакция не собиралась противопоставлять свой радикализм устоявшейся системе ценностей -- но встраиваться в нее, определенным образом ненавязчиво ориентировать (скажем, из того, что модно, все-таки МАШИНА, а не АВТОГРАФ и не итальянская эстрада), и только после этого изменять. А вот № 2  открывался уже фотографией небритого БГ с губной гармошкой и редакционной статьей под симптоматичным названием "Народное искусство".


Еще - Алексей Филин

Виктор Цой

Еще - 1981

Время колокольчиков
Самиздат "Зеркало-1"
Гонцы
Песнопения хора
Второй концерт Аквариума?
Когда мы были молодыми…
Самиздат "Зеркало-3"
О журнале Зеркало
Оды магнитофонным бобинам
О XXV слёте КСП

Еще - Клуб РК

Кофе
Время колокольчиков
Самиздат "Зеркало-1"
Самиздат "Зеркало-5"
Интервью с И.Смирновым
Второй концерт Аквариума?
О Майке Науменко
Виктор Цой
Самиздат "Зеркало-2"
Самиздат "Зеркало-3"
О журнале Зеркало
Президент клуба РК
Показать еще

Другие статьи

Не всё топливо, что блестит…
Система Физтеха
Лучший экспериментатор после Фарадея
Принцип "Без пятнадцати семь"
ВТО - 50 лет!
День первокурсника
Раз картошка, два картошка...
Смелые идеи XX века
Звёздный путь
Снимаю шляпу
Мелюзга
Двенадцать
Показать еще

Тест
/