Из МАИ в ММИ, подталкиваемый сзади коленом приятеля
Поликанов С.М.

Из МАИ в ММИ, подталкиваемый сзади коленом приятеля

С детства я слышал разговоры об авиации, о самолетах, о летчиках-испытателях. Мой отец, обладатель совсем не героической профессии, работал главным бухгалтером на авиационном заводе, выпускавшем самолеты-бомбардировщики. Когда к нему приходили его друзья, работавшие с ним, начинались разговоры о фюзеляжах, о цехах завода, о конструкторах. Мне казалось самим собой разумеющимся, что я стану авиационным инженером. Я видел себя в будущем работающим в каком-нибудь конструкторском бюро, но не пугала и перспектива оказаться в цехе авиационного завода. Не так важно, с чего начинать, главное — быть поближе к самолетам. Эта страсть привела меня в авиационный техникум, а потом, в последний год войны, в институт, где я учился на моторостроительном факультете. Первые полтора года учебы прошли успешно.
Однажды на двери проходной Московского Авиационного института появилось объявление. В нем сообщалось, что в Московском Механическом институте объявляется прием студентов на инженерно-физический факультет, который будет выпускать инженеров-физиков, специалистов по конструированию физических приборов и установок. У меня особого интереса к физике не было. Лекции по физике были нудны и скучны, и представление о физических установках и приборах почему-то прежде всего связывалось со счетчиком электроэнергии, скромно висевшем в углу нашей квартиры. Конечно, я знал из газетных сообщений об американских атомных бомбах, сброшенных на японские города, и, больше того, представлял даже, что критическая масса — это количество вещества, нужное для начала цепной реакции деления атомных ядер, а следовательно и взрыва. Но все это казалось весьма и весьма далеким от меня, и никак не связывалось с «конструированием физических приборов». Я почти сразу забыл про объявление, но через несколько дней двое моих друзей напомнили мне о нем.
— Не ломайся, делай то, что тебе велят взрослые, — бубнил один из них, для пущей убедительности подталкивая меня сзади коленом. Второй, покраснев от возбуждения, гневно размахивал перед моим носом пачкой анкет и орал:
— Никогда не думал, что такого дурака встречу. Дай ему покрепче, а то он не понимает.
Мои друзья упрекали меня в косности, лени и давили, давили на меня:
— Мы вчера все разнюхали. Начинаются большие дела. Ты фамилию Тамм когда-нибудь слышал? Игорь Евгеньевич Тамм — лучший советский физик. (Отбор студентов на инженерно-физический факультет производился комиссией, среди членов которой были А.И. Лейпунский, И.К. Кикоин, И.Е. Тамм . Всего было отобрано 226 человек, из них 20% − участники Великой Отечественной войны) Бери анкету, заполняй и поезжай немедленно в Механический институт.
Уже готовый к капитуляции, я решил все-таки немного посопротивляться и успокоил друзей, обещав съездить в институт и после этого заполнить анкету. Декан факультета (26 января 1946 г. первым деканом инженерно-физического факультета был утвержден профессор А.И. Лейпунский) принял меня и на мои вопросы весьма уклончиво объяснил, что в институте будут читать лекции выдающиеся физики (к занятиям на новом факультете были привлечены Л.А. Арцимович, М.А. Леонтович, М.Д. Миллионщиков, А.Б. Мигдал, И.Я. Померанчук, Я.А. Смородинский, А.Н. Тихонов). Я понял, что большего не узнаю, но, как и мои друзья, догадался, что новый факультет будет иметь прямое отношение к атомной энергии. Кроме нас заявление о переходе в Механический институт подал еще один наш сокурсник. Учился он не хуже нас троих, но его по какой-то причине на инженерно-физический факультет не приняли. С февраля 1946 года новый семестр для нас троих начался в желтом скромном здании на улице Кирова. Как и везде, в институт мы проходили по пропускам. Их проверяла полусонная, дряхлая старушка, и мы часто проскакивали мимо нее, не раскрывая пропуска.
Декан не обманул нас. Наших профессоров можно было без колебаний поставить в число лучших советских физиков. Но не только прекрасные лекции рождали в нас чувство уважения к ним. Мы понимали что для них лекции — не главное. Их основное дело было вне стен нашего института, в лабораториях где происходило нечто по-настоящему важное и даже необыкновенное. Когда академик Арцимович из Лаборатории №2, выглядевший всегда несколько надменным, шел, не спеша, в сопровождении двух парней, во время лекции слонявшихся по коридору, в голову приходили глупые мысли — в жизни ученых, занимающихся ядерной физикой, появилось что-то, делающее их похожими на героев приключенческих романов. Их начинала окружать какая-то таинственность. И то, что внизу, у входа в институт, Арцимовича ждал серый, вызывавший восхищение «ЗИМ», было совсем необычно. На наших глазах рождалась элита, которую составляли ученые, и прежде всего физики, работавшие над атомной бомбой.


Автор – Сергей Михайлович Поликанов (1926-1994) — ученый-физик, д.ф.-м.н., член-корреспондент АН СССР (1974), лауреат Ленинской премии(1967), специалист в области ядерной энергии. С 1949 г. работал в лаборатории, возглавляемой Курчатовым. С 1957 г. работал в Объединенном Институте Ядерных Исследований в Дубне.

Источники:
- http://www.eduspb.com/public/books/byograf...nogo_fizika.pdf − Frankfurt / Поликанов С. Разрыв. Записки атомного физика. − M. : Посев, 1983. − 248 с.
- https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=2756
- http://scilib.narod.ru/Nukes/Polikanoff/Breach.htm
- http://www.valinfo.ru/forum/index.php?showtopic=8174 (2018)

Мы приложим все усилия, чтобы получить разрешение наследников автора на публикацию данного материала.

Еще - МИФИ

Милитари 2
English & Me
Милитари 3
КИВ
Стрессы
А помнишь, дядя?
Интервью с юбиляром
Городской телефон
12 стульев на КИВах
В предгорьях Альп
Лучший экспериментатор после Фарадея
Раз картошка, два картошка...
Показать еще

Другие статьи

Кандалакша
Игорь Евгеньевич Тамм
Хор МИФИ – это часть нашей жизни
У Москворечья Холм Зеленый...
Тарковский ЗЕРКАЛО
Магия цифр или сколько литров в ящике пива
1988. Экспедиция альпклуба МИФИ на пик Ленина
Стереосвадьба
Второе пришествие Тарковского
Что-где-(и, главное!)-когда?
Сахаров о Тамме
Ерши - Ерши !!!!
Показать еще

Тест
/