Квартирьер и каменщик
Квартирьер и каменщик

Валерий Лапшинский

Когда формировался хоровой отряд 1972 года, сомнений в том, как нужно провести лето у меня не было. Только в хоровой стройотряд! Сессия сдана досрочно. Меня в хоре уже знают, как бойца-«звездочника». Поэтому мое желание поехать квартирьером стройотряда только приветствуется. Вместе с другими хористами (кстати, моими однокурсниками с разных факультетов Юрой Колосовым, Валерой Журавлем, Игорем Округиным и с уже матерым старшекурсником Андреем Рубинским и др.) мы едем готовить лагерь для жилья и фронт работы в виде фундаментов под объекты для основной команды.
Командиром в этом стройотряде был мой друг Виталий Резников, а комиссаром – Алферыч (Володя Алферов – хороший мужик и гитарист). Виталий пришел в институт после техникума и армии. Уже побывал в двух хоровых стройотрядах в 1970 и 1971 годах. Его авторитет среди хористов после двух стройотрядов был очень высок. Поэтому не удивительно, что ему доверили ответственный пост командира ССО “Хор МИФИ”.
Первая комариная ночь.
Запомнились первый день и особенно первая квартирьерская ночь этого стройотряда. Стояло жаркое лето. Мы приводили в порядок сельскую школу, в которой предстояло жить нашему стройотряду. Запущенность и ветхость школы просто поражала. Из всех щелей летели потревоженные комары и с жадностью набрасывались на наши молодые тела. Днем это было еще терпимо. Но ночью…
Рассвет я встретил на перекладине лестницы, которая вела на крышу школы. Казалось, что тучи комаров-кровососов здесь чуть-чуть по реже. Когда начнется настоящая работа, о комарах мы почти забудем. Сон будет крепким, да и комары подрастеряются − будет большой выбор среди бойцов-хористов. Комариные атаки запомнили многие из хористов, которые были бойцами этого ССО.
Помогали опыт и смекалка.
В этом отряде мы строили длинные кирпичные свинарники или телятники (уже не помню) в деревне Коробово. Ничего особенного. Разве то, что теперь мой статус бойца повысился. Мне доверили кельму, и я работал в качестве каменщика. Моим подносчиком был Руслан Нестеренко.
Запомнилось, что, когда были перебои со снабжением объекта стройматериалами, поднаторевшие в строительстве хористы кое-что “изобретали” для выхода из трудного положения и сокращения простоев. Например, когда не оказалось бетонных оконных перекрытий, а кладку стен свинарников нужно было продолжать, вместо бетонных перекрытий использовались деревянные бруски соответствующего размера, покрытые раствором цемента. Отличить бетон от дерева было не так просто. Свинарники были невысокие, нагрузки на перекрытия – не слишком большие, а хрюшки… − переживут!
Кирпичная кладка делалась из кирпичей, которые были под рукой – разноцветных, белых и красных, и разноразмерных (сначала написал нанонармерных – это как-то привычнее. Потом одумался и исправил…) − стандартных, полуторных, двойных. В общем, стены представляли собой просто настоящие произведения декоративного искусства (или импрессионизма?). При этом мы умудрялись выводить стены на один общий верхний уровень. Под крышу!
Не хотели мочить трусы.
Лето 1972 года было таким же жарким и, даже знойным. В последних новостях июля можно иногда услышать именно об уникальной жаре 1972 года (еще вспоминают о 1988). Поэтому нельзя не вспомнить о “ритуале” отрядного купания в конце трудового дня. Хористы ехали к какому-нибудь озерцу на окраине деревни. Шура Мамет торжественно объявлял местным жителям своим густым 1-м басом: «Прошу всех девушек и женщин нас, бедных студентов, простить и извинить. Мы устали и наработались. Мы хотим купаться! Трусы мочить мы не хотим. А купальников у нас нет… Прошу, вас, отвернуться!». После этого хористы дружно раздевались и не смущаясь своих мужских достоинств, а, скорее, гордясь ими, отправлялись в холодную водицу. Деревенские, особенно девушки, почему-то не смущались и не отворачивались. Я, думаю, они понимали и жалели «бедных» студентов. Еще мне кажется, что им нравились молодые загорелые мускулистые тела хористов.
Иногда мы ездили купаться и на грузовике на озеро Белое.
Хабанеру давай!
Когда деревенские девушки приходили вечером послушать песнопения студентов под гитару, вместо незнакомых и “унылых” лирических КСПешных песенок они просили спеть что-нибудь более страстное. «Хабанеру, Хабанеру давай!..». На что хористы запевали ритуальный марш хоровой Дон-Жуанов: «Способен любить я во всякое время года…». Особым успехом у местных девушек пользовался боец нашего отряда – Дима Ефремов, мой однокурсник, симпатичный первый бас, который в отличие от многих других к этому времени уже успел поднабраться опыта обращения с женщинами. Кстати, среди бойцов отряда были и другие мой однокурсники (Коля Петин, Володя Вязков, Юра Ссорин, Вардан Саркисян, Вася Петроневич).
Я вновь был отмечен «звездочкой» и получил самый реальный опыт каменщика. Кладки декоративных стен. На овощебазе! Жаль, что тогда у меня еще не было визиток. Иначе обязательно бы заложил визитку в стену. Для будущих поколений!

Еще - Валерий Лапшинский

Участники из СССР в первых рядах!
Заметки хориста
В проходной оборонного НИИ
В предгорьях Альп
Сказка про аспирантов
Мое поколение и мои хоровые друзья
Этикет по-британски
Студенческие деликатесы
Легендарное трио
Анекдот - двигатель прогресса
Не всё топливо, что блестит…
МИФИ как рассадник легкой шизы или квантовая теория марксизма-ленинизма
Показать еще

Еще - 1972

Гастроли хора в Прибалтике
Конкурсы ВИА

Еще - Хор МИФИ

Гастроли хора в Прибалтике
Мое поколение и мои хоровые друзья
Этикет по-британски
Хор МИФИ – это часть нашей жизни
История нетипичного хориста, или лучше поздно, чем никогда
Неслучайные случайности
Заборье-70
Эсфирь Моисеевна – моя хоровая мама. А хор – это судьба!
Шестидесятилетние о шестидесятых
C кем из выдающихся женщин сводила судьба. Эсфирь Моисеевна Рывкина

Другие статьи

Профилак
Гастроли хора в Прибалтике
Общага – дом родной!
Наша лагерная жисть. "Юг"
Самодеятельная песня в СССР
Заря КСП
День первокурсника
Самиздат "Вестник"
История самбо в МИФИ
Лучший экспериментатор после Фарадея
Заметки хориста
Самиздат "Зеркало-5"
Показать еще

Тест
/