Кто, если не мы?

Они понимали, что не могут быть в стороне: Чернобыль в воспоминаниях мифистов

26 апреля 2018 года – 32 года со дня аварии на Чернобыльской АЭС. Тогда, в 1986 году, в работах по ликвидации последствий аварии непосредственное участие приняли мифисты. В их числе – сотрудники кафедры №1.

«Кто, если не мы?» – сказали наши ученые. Как физики они прекрасно понимали, что не могут быть в стороне, что помощь их нужна. Добровольцев на кафедре было больше чем достаточно – молодые ученые, преподаватели, студенты. Отбирал людей Анатолий Александрович Строганов (на тот момент заместитель заведующего кафедрой по научной работе) тщательно и придирчиво по двум критериям: личные человеческие качества и высокая квалификация. Он и возглавил первую группу, которая должна была работать на четвертом блоке. В нее также вошли кандидаты физико-математических наук Сергей Григорьевич Михеенко, Ларион Александрович Лебедев, специалист по радиоэлектронной аппаратуре Борис Данилович Зельдич. Позже также из добровольцев, в числе которых были и студенты, сформировали еще три группы для работы на первом и втором блоках.

Как вспоминает Анатолий Александрович, «на станции наших физиков встретили удивленно: «Зачем вы, ребята, сюда приехали? У нас уже есть отличные специалисты. Что вы можете сделать?». Это было 24 июня. А в августе в МИФИ пришло благодарственное письмо от руководства строительства по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.

Вначале занялись дозиметрией, и тут помогла основная квалификация: мы не только знали, как работают приборы, но и понимали физические принципы каждого из них. Быстро освоившись, увидели массу проблем, над которыми уже бились работающие здесь специалисты, и предложили свою помощь в их решении. Создали группу радиационно-технической разведки и противорадиационной защиты. Провели большую разведывательную работу для обоснования технического решения по созданию «саркофага».

Ситуация на месте аварии характеризовалась в большой степени неопределенностью начальных параметров. Необходимо было обнаружить основные источники радиации и найти возможность их подавления. До долей секунды рассчитав сколько могут находиться в опасной зоне, мы шаг за шагом исследовали территорию.

Вокруг разрушенного реактора строители собирались воздвигнуть шестиметровую стену для защиты от излучения. Ребята, исследовав, определили: прежде надо закрыть вокруг всю «грязь» на поверхности. В короткое время был изменен проект, как мы предложили: указанный участок засыпали щебнем, залили бетоном. Уровень радиации понизился в десять раз.

Днем работали около реактора, ночью в лагере, делали расчеты. Сами определили себе две рабочие смены. А утром на станции от нас с нетерпением ждали новых рекомендаций.

Кроме задач оперативной дозиметрии, мы видели и задачу коррекции показаний аппаратуры, которая на данную ситуацию не была рассчитана. Определили сначала, в какую сторону могут ошибиться приборы, потом прикинули экспериментальную методику, как это подтвердить и количественно оценить, и провели эксперименты – тоже параллельно с основной работой. Хотя были, как говорится, «под завязку» загружены. Но ребят нельзя было остановить – одержимость какая-то овладела: как только они видели, что могут помочь еще в чем-то, то тратили остатки своего времени чтобы решить очередную задачу.

В ребятах я не ошибся – думал, они хорошие люди, а оказалось, что они намного лучше, чем я предполагал. Каждый при распределении заданий ревниво смотрел, как бы кто-то из товарищей не получил дозу радиации больше, чем он. Выполнив свою задачу, старались прихватить и часть задания другого.

Было, например, одно непростое опасное задание. Рвался каждый. Я решил наконец-то воспользоваться правом начальника и как можно авторитетнее сказал: пойду я. Поднялся бунт, решили бросать жребий, тянули спички. Вытащил один, но рано обрадовался, другой, мгновенно опередив его, бросился на блок.

Столкнулись здесь еще с одной проблемой. Приехав на станцию, поговорив с людьми, увидели: очень много преувеличений. Как физики мы лучше других понимали, что страх возникал часто необоснованно. Побывали на первом и втором блоках и убедились — вполне нормальные условия и для работы, и для жизни. По просьбе руководства строительства и по своей инициативе стали проводить разъяснительные беседы. Чтобы выкроить время, иногда не шли ужинать. Читали рабочим и солдатам лекции по радиационной гигиене, об условиях и способах работы. Убеждали личным примером. Объясняли, что работают в допустимых пределах. Много вопросов задавали нам непосредственно на блоках. Эти лекции и беседы очень успокаивали людей».

Сотрудники кафедры №1, принимавшие участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, и сегодня успешно работают на благо Отечества, являются руководителями ведущих предприятий атомной отрасли и научных учреждений, занимают высокие государственные посты и ключевые позиции в авторитетных международных организациях, осуществляющих координацию деятельности стран-членов в области использования атомной энергии, плодотворно занимаются научной деятельностью в области безопасности объектов использования атомной энергии, в других областях науки, техники и промышленности:

  • Ларион Александрович Лебедев, генеральный директор Государственного научно-технического Центра экспертиз проектов и технологий Госкорпорации «Росатом»;
  • Сергей Григорьевич Михеенко, советник отдела департамента радиационной безопасности ГК «Росатом»;
  • Владимир Антонович Прорвич, профессор кафедры экономической безопасности Московского технологического университета МИРЭА;
  • Владимир Викторович Иванов, заместитель главного ученого секретаря Президиума Российской академии наук, член-корреспондент РАН;
  • Александр Константинович Будыка, ученый секретарь ГК «Росатом»;
  • Игорь Иннокентьевич Линге, заместитель директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН;
  • Виктор Алексеевич Неретин, эксперт по радиационной безопасности, Агентство по ядерной энергетике при ОЭСР (NEA/OECD), Франция;
  • Александр Поликарпович Долгих, главный специалист Департамента противоаварийной готовности и радиационной защиты ОАО «Концерн Росэнергоатом»;
  • Владимир Анатольевич Кутьков, эксперт по аварийной готовности, Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), Австрия;
  • Алексей Анатольевич Довбенко, главный инженер совместного российско-итальянского предприятия;
  • Владимир Петрович Меркушев, старший научный сотрудник ИБРАЭ РАН;
  • Александр Васильевич Шикин, старший научный сотрудник ИБРАЭ РАН,
  • и многие другие.
  • Анатолий Александрович Строганов, бывший в 1986 одним из инициаторов участия сотрудников МИФИ в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, и после ухода в 1992 г. из института остался верен своей научной специальности – безопасности использования атомной энергии, уже более 20 лет занимается задачами научно-технической поддержки органа государственного регулирования ядерной и радиационной безопасности объектов использования атомной энергии. Большое внимание уделяет подготовке молодого поколения ученых в этой области. В настоящее время является заместителем начальника отдела общих проблем ядерной и радиационной безопасности ФБУ «НТЦ ЯРБ» Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору, участвует в сотрудничестве своих коллег с преподавателями и научными сотрудниками НИЯУ МИФИ.

Воспоминания выпускника кафедры №1 Владимира Наумовича Яценко, ныне заведующего Лабораторией радиометрических и спектрометрических исследований человека и окружающей среды ФГБУ ГНЦ ФМБЦ им. А.И. Бурназяна ФМБА России можно прочитать в газете «Инженер-физик», №6-7, апрель 2018 года.

Сотрудники МИФИ, принимавшие участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, награждены высокими государственными наградами.

Использованы выдержки из статьи в газете «Инженер-физик», 1986 год.


Еще - 1986

Черный юмор

Еще - СССР

Мой Кировск
09.05
Смерть Высоцкого
В проходной оборонного НИИ
Встреча с Гагариным
17 июля
У меня родился негритенок
Мои одноклассники
Участники из СССР в первых рядах!
Мои одноклассники - 3
Корни
Концерт Высоцкого на Казыре
Показать еще

Другие статьи

Почему хористы любили слеты КСП?
Обитель джаза
День юмора в Ленинграде или странная свадьба в Москве
Игорь Евгеньевич Тамм
Сухумский Физтех
Студия джаза МИФИ
Восьмое творческое объединение
Овец жалко!
Одесса-78
Звёздный путь
Шура Сидоренков
Гастроли хора в Прибалтике
Показать еще

Тест
/