В.М. Белопольский

                                              

                                       Воспоминания о МИФИ

 Со службы на Балтийском флоте я демобилизовался в августе 1959 года. К тому времени приемные экзамены в МИФИ, куда я мечтал поступить, уже закончились. Мне удалось найти работу лаборанта во ВНИИ электромеханики (ВНИИЭМ), который, в частности, занимался созданием электронной «начинки» для погодных спутников «Метеор». Работая, я продолжал готовиться к поступлению в МИФИ. К сожалению, в те годы в нашем институте подготовительных курсов не было, поэтому пришлось поступить на подготовительные курсы в МЭИ. Моё решение поступать в МИФИ было связано с тем, что тогда создавалось атомное и водородное оружие, а меня эта тема очень интересовала. Тем более у меня был товарищ, который учился в МИФИ и мне на службу присылал разные материалы для подготовки к поступлению. И я, по мере возможности, которая предоставлялась не так часто, как хотелось, занимался, в основном, математикой, поскольку этот экзамен был самым первым и самым трудным. В то же время в школьные годы я активно занимался радиолюбительством: делал разные детекторные радиоприёмники, проигрыватели грампластинок, переделывал трофейные немецкие радиоприёмники на советские радиолампы и т.д. Поэтому выбор института и факультета был вполне осознанным. Я решил поступать на факультет ЭВУСА. Расшифровывался он, если я не ошибаюсь, как факультет электронных вычислительных устройств и систем автоматики. (Впоследствии он был разделён на два факультета.) Наконец наступила пора приёмных экзаменов. Время было очень волнительное. Документы мы сдавали на Кировской, 21. Приёмная комиссия располагалась в спортивном зале. Там же нас и поздравляли с зачислением в институт. Как я был счастлив! 3 Необходимо заметить, что ещё во время службы я сагитировал четверых ребят учиться в МИФИ. И все мы поступили. Правда, к сожалению, окончили из четверых только трое. Итак, сбылась моя мечта я в МИФИ! В первое же воскресенье сентября кафедра физкультуры организовала для первокурсников приём норм ГТО. В некоторые, наиболее популярные секции брали по конкурсу, учитывая результаты сдачи нормативов. Я показал неплохие результаты и смог выбирать секцию. Так как ещё до службы на флоте, а иногда во время службы занимался борьбой, то выбрал секцию самбо. Прошло уже более 50 лет и я ни разу не пожалел об этом выборе. В разные годы в этой секции работали или работают такие замечательные мастера, как чемпионы СССР по самбо К.А. Романовский, Н.А. Новиков, А.И. Козлов и др. Со многими из них и в настоящее время поддерживаю дружеские связи. По моему мнению, требования к студентам в то время были значительно выше, чем сейчас. С большим удовольствием и теплотой вспоминаю таких преподавателей физики, как Е.М. Осмоловская, О.И. Замша, математики П.И. Лизоркин, А.И. Забоев. Занятия в институте в то время проводились на двух площадках: это Кировская, 21, и в районе метро «Павелецкая» (Малая Пионерская, 12). Кстати, на Малой Пионерской, на первом курсе, в мастерских на базе будущего завода «Квант» нас обучали пайке, сварке, слесарным работам. Там же в виде эксперимента на пластмассовой плите размером с чертёжную доску был смонтирован радиоприёмник и дана принципиальная электрическая схема. Нашей первой задачей было обнаружение и устранение специально внесённых неисправностей, а второй настройка радиоприёмника. Поскольку я имел некоторый радиолюбительский опыт, а также опыт работы лаборантом перед поступлением в институт, то мы с моим одногруппником Ромой Дунько одними из первых запустили радиоприёмник в работу. За этот «подвиг» я получил первую благодарность, занесённую в студенческую карточку. Потом, за многолетнее пребывание в МИФИ, было получено много благодарностей, но эту первую помню особо. В шестидесятые годы после окончания весенней сессии надо было в обязательном порядке отработать один месяц на тех работах, куда направит институт, причём совершенно не связанных с будущей специальностью. Я решил попытаться отработать этот месяц на том предприятии, где работал до поступления в институт. Оказалось, что это предприятие ВНИИЭМ тоже было во мне заинтересовано, что оно подтвердило соответствующим письмом, а  МИФИ не возражал. Таким образом, летом 1961 года я даже несколько больше месяца работал по наладке и сдаче военной приёмке вторичных источников питания, которые обеспечивали раскрутку гироскопов на спутниках. Учёба на втором курсе вошла в свою колею. Напряжённая учебная работа чередовалась с редкими вечерами отдыха, которые проходили в МИФИ, обычно накануне праздников. Эти вечера устраивались в спортивном зале на Кировской, 21, и на них можно было приглашать своих знакомых. Танцевали мы под институтский оркестр, которым, по-моему, руководил Козырев. Я приглашал девушку, с которой познакомился, работая во ВНИИЭМ. А в апреле 1962 года произошло знаменательное для нас событие мы поженились. Теперь надо было как-то менять свою жизнь. Дело в том, что жена работала и училась на вечернем отделении МЭИ. Поэтому, обучаясь на дневном факультете, я чувствовал себя не очень комфортно. И мы приняли решение, что я буду после окончания второго курса переходить на вечерний факультет МИФИ. Сначала я хотел вернуться на прежнюю свою работу во ВНИИЭМ, но потом выяснилось, что на вечерний факультет МИФИ принимают только тех, кто работает в системе, связанной с атомной отраслью. Посчитал, что наиболее оптимальный вариант совмещение работы на одной из кафедр с учёбой на вечернем факультете там же, в МИФИ. Встал вопрос: на какую кафедру идти работать? Ответ на этот вопрос получил на вечернем факультете. Подробно расспросив меня, посоветовали обратиться на кафедру «Электроника» ( 3), которой руководил, тогда ещё доцент, а в последующим профессор, И.П. Степаненко. Когда я пришёл на кафедру по поводу устройства на работу, то мне посоветовали обратиться к доценту Валентину Ивановичу Лебедеву, который руководил в то время научно-исследовательской темой. После обстоятельного разговора мы договорились, что я буду зачислен на должность старшего лаборанта с окладом 87 рублей, что почти в два раза больше стипендии, которую я получал. Кафедра «Электроника» располагалась на Малой Пионерской, на 4-м этаже, и включала в себя шесть или семь помещений, в том числе и учебные лаборатории. Кафедра в это время занималась широким кругом вопросов. На примере постановки задач, которые решали тогда аспиранты, это хорошо видно. Так, аспирант А.Н. Кармазинский занимался только появившимися на свет полевыми транзисторами, а аспирант И.А. Дубровскиий электронными схемами с ис- 5 пользованием туннельных диодов. Аспирант В.С. Першенков работал ещё над одним из видов полупроводниковых приборов тиристорами. В дальнейшем все эти аспиранты стали докторами технических наук. Меня зачислили в научную группу доцента В.И. Лебедева, которая занималась разработкой логических элементов для построения вычислительных устройств различного назначения. Примерно через месяц после моего поступления на работу из своей первой заграничной командировки вернулся Александр Гордеевич Филиппов, бывший тогда доцентом. После его приезда научная группа Лебедева была поделена на две. Одной руководил он сам. Группа стала заниматься разработкой традиционных статических логических элементов. А научная группа под руководством А.Г. Филиппова планировала разработку нового класса логических элементов «динамических» или, как их иногда называли, «импульсных». Я оказался как раз в этой научной группе. И с тех пор в течение 50 лет до своей кончины в 2012 году Александр Гордеевич Филиппов был моим начальником, научным руководителем, а впоследствии и старшим товарищем. Более подробно об А.Г. Филиппове расскажу позже. Порядок в группе был заведён достаточно строгий. Он касался не только меня, но и практикантов, и дипломников. Заключался он в том, что у каждого был заведён журнал, в котором наш научный руководитель ежедневно записывал задания, а мы результаты его выполнения. Если задания было большое, например на неделю, то мы должны были всё равно ежедневно заносить в журнал сведения о выполненной работе. Опыт, который я приобрёл, работая один год лаборантом во ВНИИЭМ, позволил мне сравнительно быстро освоить особенности измерения параметров полупроводниковых приборов и электронных схем на их основе. Наступил 1963 год. В этом году на кафедре «Электроника» произошли два важных события. Во-первых, кафедра, как и большинство кафедр института, переезжала в новое здание на Каширском шоссе, 31. Во-вторых, от нашей кафедры «отпочковалась» новая кафедра «Микроэлектроника». Заведовать ею стал И.П. Степаненко, а кафедру «Электроника» возглавил Т.М. Агаханян. На этой кафедре остались научные группы Т.М. Агаханяна, А.Г. Филиппова, В.И. Лебедева, Ю.А. Волкова, А.Д. Чеснокова. Из упомянутых мною аспирантов остались на старой кафедре А.Н. Кармазинский и И.А. Дубровский, а В.С. Першенков ушёл на новую. Не знаю уж почему, я был назначен ответственным за раздел материальных ценностей от кафедры «Электроника», а от новой кафедры В.И. Ваганов. Всё мирно разделили, проблем никаких не возникло. Между тем работа в нашей научной группе не прекращалась ни на минуту. Мы собирали небольшое вычислительное устройство, состоящее приблизительно из 20 испытуемых динамических элементов, собранных на обычных радиоэлектронных компонентах. Работа этого устройства, а значит, и самих элементов, контролировалась с помощью осциллографа, на экране которого при нормальной работе «пульсировали» импульсы. Работы эти велись в рамках НИР, которые заключались с заинтересованными в этих работах НИИ. Чаще всего их тематика носила оборонный характер. Поэтому испытания этих элементов были довольно трудоёмкими. Требовалось, чтобы элементы функционировали при как при изменении импульсного, так и статического питания не менее чем на %, причём в диапазоне температур от +60 до 60 С. Особенно большую трудность вызывали испытания на 60 С. Нужный результат получался, к сожалению, не сразу. Поэтому приходилось не раз и не два вносить изменения в схему элементов, а иногда переделывать и весь макет. Отличительной чертой А.Г. Филиппова нашего научного руководителя была его нацеленность на практическое использование полученных результатов в научно-исследовательских работах. Однако чаще всего это желание встречалась не с техническими, а чисто житейскими трудностями. Дело в том, что в большинстве случаев предприятия, которые заказывали нам работы, хотели как бы подстраховаться, ибо сами вели аналогичные разработки. Причём в эти свои разработки подключали свои конструкторские бюро, опытные заводы с их производственной базой. Поэтому заказчик использовал наши разработки даже с лучшими параметрами только в том случае, если их вариант и после неоднократных коррекций не смог выдержать необходимых испытаний. Несмотря на это, приёмка работы со стороны заказчика проводилась достаточно строго. В 1966 году я защитил диплом и остался работать на кафедре, хотя меня и приглашали возвратиться на предыдущую работу, во ВНИИЭМ. 

 Теперь я хотел немного отойти от работы и рассказать о спортивно-оздоровительном лагере (СОЛ) «Волга». Летний отдых в МИФИ был организован очень хорошо. Было много льготных путёвок в санатории и дома отдыха. Сотрудники со стажем получали их довольно легко. Для студентов были организованы летние спортивные лагеря. Такие лагеря были в Геленджике и на Волге. Конкретно в СОЛ «Волга» были три смены, по 20 дней каждая. Причём в одну из смен наряду со студентами путёвки выдавались и сотрудникам. Большим преимуществом было то, что в лагере для сотрудников предполагался семейный отдых; более того, для жён (мужей) и детей делались определённые скидки. В 1967 году мы с женой решили воспользоваться такой возможностью и вместе 4-летним сыном поехать отдыхать в лагерь. Спортивный лагерь расположен сравнительно недалеко от Москвы: в 133 километрах по Ленинградскому шоссе, на берегу залива, отделенного косой от берега, вдоль которого проходит шоссе. Место очень красивое. Недаром деревня, рядом с которой находился лагерь, называется «Видогоща», что означало «хороший вид». В то время лагерь состоял из нескольких уже не пригодных к плаванью речных теплоходов, в каютах которых и жили отдыхающие. В таких же кораблях, но более мелких, располагались столовая и административная часть. На берегу находилась кухня, отапливаемая дровами. Отдыхающими было организовано дежурство (обычно человек восемь). Дежурные работали в столовой, чистили картофель и т.д. Мужской состав обычно направлялся на кухню для пилки и колки дров. Электричества ни в лагере, ни в деревне не было. Вечером включали дизельгенератор.  На корме наиболее комфортабельного теплохода под названием «800 лет Москве» был музыкальный салон, и там устраивали танцы. Но мы обычно выходили на палубу нашего теплохода («Лев Толстой») и любовались при свете немногочисленных фонарей большими рыбами, которые приплывали на свет. Утром подъём и строго обязательная зарядка. В лагере работали многочисленные спортивные секции, устраивались различные соревнования, спартакиады, детей обучали плаванию. Кроме всего прочего, буквально рядом с лагерем можно было собирать в неограниченном количестве чернику, а когда наступал грибной сезон, то и грибы. Помимо спортивных, в лагере организовывали и культурные мероприятии. Работали кружки, проводился «праздник Нептуна». В конце смены устраивался большой концерт самодеятельности, в котором принимали участие и сотрудники, и студенты. Запомнились экскурсии в дом-музей П.И. Чайковского в Клину в один из старейших мемориальных музеев мира, который является музейным комплексомзаповедником. Мы побывали также на Конаковском фаянсовом заводе одном из старейших предприятий фарфорово-фаянсовой промышленности, основанном в 1809 году в селе Домкино Тверской губернии (ныне Конаково). Ознакомились с полным процессом изготовления фарфорофаянсовых изделий. К большому сожалению, в настоящее время завод обанкротился и прекратил своё существование... Отдых в лагере, в этом красивейшем уголке средней России, произвёл на нас большое впечатление. Впоследствии там отдыхали наши дети, внуки. Мы и сейчас практически каждый год стараемся побывать в нём. Из 53 лет, которые я работаю в МИФИ, не менее 40 раз мы отдыхали на Волге. 

Еще - Преподаватели МИФИ

Сахаров о Тамме
Курсант Кириллов-Угрюмов
Великий Магистр
Сахаров о Померанчук
Игорь Евгеньевич Тамм
АБ Мигдал в моей жизни
Сахаров о Зельдовиче
Воспоминания о становлении уникальной специальности
Воспоминания об И.В. Савельеве
Селиванова Светлана Григорьевна

Другие статьи

Президент клуба РК
Проникаясь идеями чучхе
Агитбригада-77
Не всё топливо, что блестит…
Мелочи "Мелюзги"
Соревнование, кто дальше плюнет – с академиком
Приказ ректора
Милитари 2
Сценарий "ПОПЕРЕК ВРЕМЕНИ"
1970 ССО ХОР МИФИ в действии-1
Брехня
Пятый корпус
Показать еще

Тест
/