60 лет работы в МИФИ

Н.П. Собенин

                                               60 лет работы в МИФИ

В июле 1949 года я приехал из Вологды в Москву поступать в Московский энергетический институт. Был принят на факультет электровакуумной техники и приборостроения. На втором курсе был переведен на так называемый девятый факультет, окутанный тайной. Это − физико-энергетический факультет, куда набирали на второй курс лучших студентов со всех остальных восьми факультетов института. Когда перешли на третий курс, наш факультет, а также физические факультеты аналогичного профиля из некоторых других институтов, перевели в Московский механический институт. Нас, иногородних, переселили из студгородка МЭИ на третий этаж административного корпуса МЭИ. По другую сторону глухой стены нового места жительства располагалась наша кафедра, возглавляемая профессором Г.А. Тягуновым.

Занятия в механическом институте проходили в старинном здании на улице Киро-ва, 21. Чтобы пройти к поточной аудитории на пятом этаже, приходилось пробираться узкими коридорами через студии художников. Частично занятия проходили на Малой Пионерской, около Павелецкого вокзала. Программа обучения была перенасыщена, и не все курсы стыковались друг с другом, так как мы были первыми, кто учился на вновь созданном инженерно-физическом факультете. Отдельные курсы и учебные лаборатории были экспериментальными и впервые «обкатывались» на нас. И это не удивительно, так как мы, наряду с преподавателями из МЭИ, слушали совместителей из научных физических институтов. Нам, пришедшим из МЭИ, где учебный процесс был отработан десятилетиями, поначалу это не нравилось, казалось, что дают много лишнего. Как однажды сказал нам академик Л.А.Арцимович, который два семестра читал лекции по экспериментальной физике, постоянно держа в зубах папиросу и не глядя на аудиторию, – что в нас вливают физики, как в поллитровую посудину два литра воды. Выдающийся теоретик академик М.А.Леонтович, придя на очередную лекцию, сообщал нам, что ранее он допустил ошибку, предлагал нам снова вместе с ним включиться в вывод уравнения Дирака. Нам хотелось одного – правильно записать лекцию, чтобы затем хорошо сдать экзамен, тем более что по читаемым нам курсам, кроме текстов лекций, в то время литературы не было вовсе. Декан на наши слова о трудностях слушать некоторых лекторов обычно отвечал: «Вы должны ценить, что вам читают лекции самые выдающие ученые-физики страны». И это, действительно, так. Благодарное осознание соучастия (хотя и пассивного, в качестве студентов) с учеными в создании «ядерного щита» страны, и во времена общения с нами, пришло после сдачи всех экзаменов и с началом трудовой деятельности. Действительно, нам очень повезло слушать и учиться у замечательных педагогов и ученых. Так, кроме вышеназванных академиков, мы слушали лекции и сдавали экзамены лучшему лектору, которого я когда-либо слушал, члену-корреспонденту РАН В.Г.Левичу (он читал статистическую физику). По экспериментальной физике, наряду с академиком Л.А.Арцимовичом, читали лекции академики И.К.Кикоин, А.И.Алиханян. Некоторых из этих академиков постоянно сопровождали охранники, ибо ядерная физика была тогда тесно связана с обороной страны.

Особо хочу упомянуть лауреата Нобелевской премии академика П.А.Черенкова, который был преподавателем нашей кафедры, и общение с ним носило порой неформальный характер. Так, будучи кандидатом наук, я вместе П.А.Черенковым ездил в двухместном купейном вагоне в Ленинград принимать экзамены у аспирантов-заочников из Научно-исследовательского института электрофизической аппаратуры имени Ефремова. Павел Алексеевич читал нам лекции два семестра. Его манера изложения материала в сравнении со многими другими академиками, несколько проигрывала. Однако материал лекций был очень актуальным.

Не могу не отметить превосходные лекции по технике свервысоких частот, которые в течение двух семестров читал нам профессор МЭИ Игорь Всеволодович Лебедев. Он так интересно, легко и в большом объеме начитывал нам материал, с некнижным знанием предмета, что делало посещение его лекций большим удовольствием. В дальнейшем судьба не раз сталкивала меня с этим высокоэрудированным ученым и прекрасным лектором. Интересна и история создания нами учебника по технике сверхвысоких частот для студентов, специализирующихся в области ускорителей заряженных частиц. Профессор О.А.Вальднер, который инициировал написание этого учебника, через некоторое время заявил, что этот учебник не пропустит И.В.Лебедев, автор классического двухтомника по СВЧ. И Вальднер вышел из нашего авторского коллектива. Мы писали учебник с Олегом Сергеевичем Миловановым вдвоем и провели в совместных обсуждениях многие тысячи часов. В качестве рецензента выбрали именно И.В.Лебедева и получили лестный отзыв на учебник. В дальнейшем я неоднократно убеждался, что наш труд не был напрасным. По этому учебнику учились многие специалисты в разных университетах страны, и за рубежом я видел у специалистов оригиналы или ксерокопии нашего учебника. В 2007 г. мне удалось переиздать его на средства одного из моих учеников − кандидата наук А.Н.Пронина. Это издание я подготовил уже после смерти моего соавтора, профессора О.С.Милованова

Не удивительно, что, общаясь с такими выдающимися учеными, мы считали свою будущую специальность очень престижной и важной для страны. В нашей группе из 16 человек не было прогульщиков, что радовало меня как её старосту. Мы все занимались с большим старанием в течение всего времени обучения. У нас существовало негласное, но хорошее соревнование. Никто не хотел учиться хуже других. Половина студентов нашей группы окончили институт с отличием, и я в их числе. Мы получали повышенную стипендию в сравнении со студентами других вузов, так как специалисты из нашего института, как правило, распределялись на объекты всемогущего в то время Министерства среднего машиностроения. Ежегодно выделялись деньги на приобретение книг. Стипендия составляла 600 рублей в месяц, а отличникам доплачивали 25 %. Все эти годы я получал стипендию в размере 750 рублей. Для сравнения, инженер без стажа получал в то время 1000 рублей. Однако кандидат наук, доцент получал от 2500 до 3200 рублей, а профессор, доктор наук − 4500. Естественно, что мы хотели в будущем иметь ученые степени. В этом случае жизнь в материальном отношении представлялась относительно обеспеченной.

                  ______________________________________

Первые мои занятия наукой начались на втором курсе. Мне вместе с В.А.Храбровым (в дальнейшем − профессором нашего института по совместительству, защитившего в институте И.В. Курчатова докторскую диссертацию, минуя кандидатскую степень) было поручено сдеать приставку ждущей развертки к осциллографу. Начали с намотки трансформатора...

Вместе с Виктором по окончании третьего курса мы были на практике в Дубне, в настоящее время это ОИЯИ. Виктору была поручена работа по расчету динамики частиц, а мне – получение вакуума. Что мне не слишком понравилось. В дальнейшем я стал заниматься сверхвысокими частотами в применении к ускорителям заряженных частиц и этому ремеслу я никогда не изменял.


Аспирантура

В аспирантуру меня зачислили в мае 1955 года. Два месяца до этого работал на кафедре без зарплаты. Моим руководителем назначили совместителя кафедры из ФИАНа, профессора Петра Александровича Рязина, который читал в свое время нам лекции по теории ускорителей заряженных частиц. Практически ни разу я не обсуждал с ним свою научную работу и обратился к нему только через три года, когда диссертация была написана и нужен был отзыв научного руководителя.

Моим непосредственным руководителем был О.А.Вальднер. Он инициировал мои работы по исследованию высокочастотных свойств диафрагмированных волноводов линейных ускорителей электронов, в частности по измерению в них фазовой скорости волны.Он всецело доверял мне, особенно после того как академик А.Л.Минц попросил Вальднера проконсультировать специалистов института радиотехники и электроники АН СССР (где Минц был директором), почему созданный ими линейный ускоритель электронов не работает. Я исследовал их диафрагмированный волновод своими методами. Ускоритель заработал, а А.Л.Минц, уже будучи директором вновь созданного Радиотехнического института АН СССР, очень благосклонно относился к О.А.Вальднеру и нашей кафедре.

Когда срок пребыванию в аспирантуре подходил к концу, О.А.Вальднер предложил мне оформить результаты исследований в диссертацию.Защита моей кандидатской диссертации прошла одновременно с защитой диссертации А.А.Глазковым. Наши диссертации были одобрены единогласно. Это радостное событие мы отметили в столовой, расположенной у Белорусского вокзала. В тот день нам подарили по желтому портфелю. Это было 22 декабря 1958 года.

С профессорами О.С. Миловановым, В.П. Шестаком и А.А. Глазковым

                             __________________________

Через десять лет после защиты кандидатской диссертации я подготовил докторскую: «Высокочастотные свойства диафрагмированных волноводов линейных ускорителей электронов и высокочастотных сепараторов». Тогда мне было 37 лет. Защита докторских диссертаций в МИФИ была большой редкостью. Я защищал ее на научном совете института, который возглавлял ректор Виктор Григорьевич Кириллов-Угрюмов. На день моей защиты он не был доктором наук. Защита прошла в большой аудитории в присутствии многих сотрудников, и не только МИФИ. Голосование было единогласным. Я стал самым молодым доктором наук МИФИ, а через год – самым молодым профессором. Ректор очень тепло меня поздравил. На следующее утро, как всегда, я был в институте и случайно повстречал ректора. Он удивился, что на другой день после защиты докторской диссертации я на работе.

На автореферат диссертации поступило много хороших отзывов. Особенно мне дорог отзыв от коллег из Фрязино, где работало две сотни специалистов в области электроники сверхвысоких частот. Когда им поступил мой автореферат, они попросили приехать и выступить на их научном семинаре. В зале, где проходил семинар, собралось около сотни специалистов по смежной мне тематике, достаточно закрытой в то время. Все они, кроме председателя, профессора В.С.Лукошкова, не были докторами наук. Они умели рассчитывать и создавать сложнейшие высокочастотные системы и приборы, которыми в том числе оснащались советские ракеты. В начале было им не очень понятно, как я смог написать докторскую диссертацию по одному из классов замедляющих структур. Семинар длился необычно долго – целых три часа. В заключение семинара профессор Лукошков, обращаясь к своим коллегам, сказал: «Вот как нужно защищать свои научные достижения». С этого семинара поступил одобрительный отзыв на мой труд. Это событие было настоящей защитой диссертации, и после него я несколько дней чувствовал себя совершенно опустошенным и больным. Со мной на семинаре от моих сотрудников был И.С.Щедрин, который морально мне очень помог.

Значительная часть научных результатов из докторской диссертации стали основой справочника по диафрагмированным волноводам, изданного в Атомиздате в 1968 году. Справочник еще дважды, с 10-летним временны́м промежутком, переиздавался со значительными дополнениями. И сейчас, несмотря на развитие вычислительной техники, им продолжают пользоваться разработчики линейных ускорителей электронов. Я видел эту книгу как настольную в ряде ускорительных лабораторий страны. Ее берут с собой и те, кто выезжает за рубеж на работу по специальности линейные ускорители. Этот справочник в значительной части создан на основе многочисленных экспериментов с использование разработанных нами методов и приборов. К числу таких приборов относят созданные в моей лаборатории первые в СССР автоматизированные измерительные комплексы параметров ускоряющих структур. Как справочные данные, так и измерительные комлексы использовались нами при разработке, настройке и запуске нескольких серий линейных электронных ускорителей на бегущей волне на энергии от 3 до 30 МэВ. Моя лаборатория разрабатывала и настраивала как ускоряющие структуры (диафрагмированные волноводы), так и узлы высокочастотного тракта ускорителей.

Наша кафедра была пионером создания таких ускорителей в СССР. В дальнейшем их начали изготавливать и в ленинградском НИИЭФА. Однако наши ускорители были на порядок дешевле, так как недостаток в использовании дорогостоящих технологических процедур изготовления компенсировался разработанными нами методиками настройки ускоряющих структур. В иные годы в моей лаборатории работало до 30 человек, и мы участвовали в запуске наших ускорителей в различных городах страны. Мне пришлось лично запускать ускорители в Баку, Казани, Обнинске. Как правило, во время этих командировок мы сутками не вылезали из бетонных бункеров, где размещались наши установки. Так, проработав в Баку несколько недель, я не имел возможности посмотреть город. В моей лаборатории работала, естественно, молодежь: инженеры, аспиранты, студенты, техники. Коллектив был очень дружным. Когда мы получили просторные помещения на Каширке в отдельном корпусе с несколькими подземными бункерами, на кафедре числилось уже более 100 сотрудников.

Длительное время я исполнял обязанности заместителя заведующего кафедрой по научной работе и целые дни проводил в этом корпусе. Зав. кафедрой О.А.Вальднер появлялся по средам утром, и вся оперативная работа ложилась на меня. Так продолжалось до 1972 г., когда мне пришлось перейти на кафедру электротехника в должности заведующего.

За работы по созданию серий линейных ускорителей электронов для народного хозяйства мы с О.А.Вальднером были удостоены Государственной премии СССР в коллективе с четырьмя сотрудниками НИИЭФА, двумя учеными из Харьковского физикотехнического института и Московского радиотехнического института АН СССР.


                                      Преподавательская деятельность и кафедра электротехники

Мой первый опыт преподавания относится к 1956 году, когда О.А.Вальднер уехал в загранкомандировку с очередной выставкой и поручил мне, молодому аспиранту, читать вместо себя лекции по технике сверхвысоких частот. Студенты вечернего отделения поначалу встретили меня недоверчиво, поскольку по их представлению, я был слишком молод для лектора спецпредмета. Однако в дальнейшем всё уладилось. В 1959 году, после окончания аспирантуры, началась моя работа преподавателя на кафедре электротехники. Помню, как однажды меня вызвал декан факультета Е.В.Арменский и сказал, действительно ли дочь академика-физика Г.Н.Флёрова заслуживала поставленную мною «двойку». Я не знал, что она дочь уважаемого ученого, и поставил «двойку», чтобы она лучше знала предмет, хотя мог поставить и «тройку». В дальнейшем девушки при сдаче экзаменов старались ко мне не попадаться.


Е.В.Арменский, основатель и ректор Московского института электронного машиностроения, был моим земляком и жил в Москве рядом с моим домом. После защиты мной докторской диссертации в 1968 г. он пришел ко мне домой посоветоваться, как ему, известному в вузовских кругах деятелю, которого все уже считают доктором, достойно представить материал по докторской диссертации, тематика которой была близка к ускорителям заряженных частиц.

Судьба трижды бросала меня на кафедру электротехники и возвращала обратно на родную кафедру ЭФУ. После защиты кандидатской диссертации в 1958 году встал вопрос, что делать. На родной кафедре не было преподавательских мест, и я вместе с А.А.Глазковым, а также с А.В.Шальновым (он защитил диссертацию после нас) были приглашены преподавать на кафедру электротехники. Шальнов поработал там один семестр, Глазков − год, а я − три года: сначала старшим преподавателем, а затем − доцентом. Читал курс лекций по электрическим и магнитным измерениям, вел семинары и лабораторные занятия по электротехнике, был избран парторгом кафедры. Но по-прежнему одержим научной работой, которую вел на родной кафедре ЭФУ, где у меня уже образовалась научная лаборатория по ускоряющим структурам и высокочастотным трактам линейных электронных ускорителей. В 1962 году Г.А.Тягунов пригласил меня обратно на свою кафедру уже как доцента. К сожалению, судьба еще дважды сводила меня с кафедрой электротехники. Второй раз это случилось в 1971 году, после того как я, будучи доктором наук, профессором, был приглашен ректором В.Г.Кирилловым-Угрюмовым, занять место убывшего в Алжир заведующего кафедрой электротехники профессора Касаткина. Мне было сказано, что А.С.Касаткин больше не вернется на эту должность. Я проработал заведующим кафедрой электротехники полтора года и вынужден был снова вернуться на старую кафедру, ибо А.С.Касаткина возвратили на прежнюю должность. Проходит еще полтора года, и Касаткин умирает. Меня вызывает ректор и просит снова возглавить кафедру электротехники. Имея печальный опыт прежних лет и отлично зная своеобразный контингент преподавателей кафедры, я категорически отказался от предложения. Моя супруга поддержала меня в этом решении. Однако через три дня я вынужден был согласиться под влиянием О.А.Вальднера, который хотел расширить ускорительную тематику в институте, в том числе и за счет кафедры электротехники. Кроме того, я обговорил с ректоратом условия, что преподавателями будут и мои молодые кандидаты наук, а также мне разрешат организовать на этой кафедре специализацию в рамках ускорительной специальности. Десять последующих лет прошли на кафедре электротехники. Я поставил и прочитал там курс теоретических основ электротехники на потоке факультета автоматики и электроники, к которому относились и кафедра электротехники, и кафедра электрофизических установок. При подготовке этого курса я учел просьбы профилирующих кафедр, прежде всего, кафедры электроники, для которой было важно читать курс с применением современных математических методов расчета. Прочел я и курс общей электротехники. Всё это время не прекращал чтение лекций по технике СВЧ на родной кафедре.

Через два года после третьего возвращению на кафедру электротехники я организовал на ней специализацию, названную «Мощная импульсная электрофизика». Для чтения лекций был приглашен ряд ученых, в том числе известный физик, членкор РАН А.Н.Лебедев из ФИАНа. Огромная работа была проведена на кафедре по созданию современных учебных лабораторий по трем основным курсам: «Теоретические основы электротехники», «Измерения электрических и магнитных величин» и «Электротехника». Этой работой все годы моего заведования кафедрой занимались в основном люди, которые пришли вместе со мной на кафедру. И не только преподаватели, но и научные сотрудники. Хотя они были одержимы научной работой, созданием нового для нашей страны класса линейных ускорителей электронов на стоячей волне – РЭЛУС, я просил их помочь созданию учебных лабораторий, и они беспрекословно этим занимались, работали, не считаясь со временем. Кафедра неоднократно признавалась лучшей в институте по итогам учебно-методической и научной деятельности в течение года с вручением переходящего знамени. Ректорат постоянно водил различных гостей в наши лаборатории, и я им рассказывал об особенностях учебного процесса на кафедре. Приятным был тот факт, что наши новинки в учебной работе и наши учебные лаборатории были признаны специалистами лучшими в стране, где таких кафедр электротехники насчитывалось несколько сотен. Мне предложили быть заместителем председателя Всесоюзного совета по теоретическим основам электротехники при Минвузе СССР. Председателем был академик Камо Серопович Демирчян. Совет регулярно собирался в различных городах Союза.

За десять лет работы на кафедре электротехники под моим руководством было подготовлено и защищено десять кандидатских диссертаций, созданы первые в нашей стране линейные электронные ускорители на основе бипериодических ускоряющих структур. Большинство защитивших диссертации оставались на кафедре преподавателями. Среди них − молодые кандидаты наук Н.Н.Нечаев, Э.Я.Школьников, В.А.Павловский, А.Г.Пономаренко, А.Е.Новожилов, В.Е.Калюжный, В.А.Шилов, А.Н.Филатов. Научными сотрудниками стали кандидаты наук Б.В.Зверев, В.В.Рузин, А.А.Завадцев, В.А.Степнов, В.Н.Подшивалов, О.В.Плинк, В.Н.Бухарин, А.Г.Третьяков.

Исследования начались в 1972 году, после моего возвращения из США, где я находился по обмену профессоров в течение трех месяцев в крупнейшем ускорительном центре – Стенфордском центре линейных ускорителей (Калифорния), а также в Массачусетском технологическом институте (г. Бостон).

Исследования включали теоретические разработки, расчеты, конструирование, изготовление и запуск целой серии машин, получивших название РЭЛУС (Резонансные Электронные Линейные Ускорители на Стоячей волне). При выполнении этой работы с энтузиазмом, какой ныне и не снится, работал коллектив молодых аспирантов и инженеров. Было предложено много оригинальных решений, и, главное, созданы головные образцы ускорителей серии РЭЛУС. Поскольку для запуска ускорителей у нас не было своих защищенных от излучения помещений, то приходилось использовать в вечернее, ночное время и выходные помещение, которое предоставляло нам другое подразделение института − РУЛ. Как вспоминают мои ученики, десять лет работы над РЭЛУСами были для них наиболее счастливым периодом в жизни. Мы создали оригинальные установки, явившиеся в дальнейшей основой создания ускорителей подобного типа в других научных ускорительных центрах нашей страны, а десять моих аспирантов и соискателей защитили по этой тематики кандидатские диссертации. Я сдержал свое слова перед сотрудниками, когда вначале этого цикла работ пообещал всем десятерым, что они станут кандидатами наук, и определю по мере выполнения работы очередность защиты. Среди коллектива не было никаких трений, и все трудились, не чураясь черновой работы, не относящейся непосредственно к теме диссертации




В дальнейшем сотрудники очень сожалели, что работы по широкому внедрению резонансных линейных электронных ускори- телей пришлось в МИФИ прекратить из-за моего вынужденного ухода с должности заведующего кафедрой электротехники и вы- нужденной смене тематики моей научной работы. Однако мои ученики продолжили эту работу, перейдя в другие институты. И уже в настоящее время мне посчастливилось снова, наряду с другими работами, вернуться к этой тематике, но уже в совместных работах с другими институтами и фирмами. Весь наш накопленный опыт в создании резонансных ускорителей изложен в монографии, которая вышла не только на русском, но и английском языке.

                          Кафедра электрофизических установок

С кафедрой ЭФУ я никогда не порывал учебные и научные связи, даже когда трижды вынужден был уходить на кафедру электротехники. Мне очень повезло работать в коллективе, который возглавлял Г.А. Тягунов, а и после его смерти − О.А. Вальднер. Георгий Александрович казался нам идеалом ученого. Я был очень рад и смущен, когда написанные мною сто страниц кандидатской диссертации прочел заведующий кафедрой, декан факультета, профессор, лауреат Сталинской премии Георгий Александро- вич Тягунов. Он сделал ряд стилисти- ческих исправлений и сказал мне, что в моей диссертации фактического мате- риала больше, чем в докторской диссертации И.В. Лебедева. Но поскольку моя научная эрудиция уступает, то я удостоен пока кандидатской степени. В этой беседе он выразил уверенность в том, что у меня будет не меньше книг и титулов, чем у него. Его слова я запом- нил на всю жизнь. И когда в 1979 году стал лауреатом Государственной премии СССР, я по книжечкам сравнялся с ним. Георгий Александрович прожил всего 54 года. По пути в институт он почувствовал себя плохо и упал, про- ломив затылочную часть головы. Через три дня в институте Склифосовского он умер. Это было 5 декабря. Мы очень переживали его смерть. Г.А. Тягунов был исключительно интеллигентным и мудрым руководителем. Он никогда и не на кого не повышал голос. Его советы в научном и житейском планах всегда были ценны.

После Г.А. Тягунова заведующим кафедрой стал О.А.Вальднер. Олег Анатольевич пользовался непререкаемым авторитетом среди молодых сотрудников кафедры. Мы ценили его большой жизненный опыт, высокий интеллект, организаторские способности, умение поставить задачу и предугадать результат исследований, его честность и исключительный оптимизм, веру в успех всех начинаний. Студенты, которые слушали лекции Олега Анатольевича, восторженно отзывались о нем. Его лекции отличало превосходное знание материала. Олег Анатольевич очень любил порядок, и сам всегда являлся примером его соблюдения. Студенты должны были приходить на экзамены в строго определенное по графику время. Его лекции отличали четкость формулировок и умение простыми словами объяснить сложные разделы курса. Я считаю О.А. Вальднера своим настоя- щим учителем.

Кафедре ЭФУ 25 лет

Под руководством Вальднера кафедра была не только лучшей по масштабу и важности проводимых научных исследований, по постановке учебного процесса с хорошими учебными лабораториями кафедрой в институте, но и в стране. Я, к сожалению, де- лил свое время, работая и на кафедре электротехники. Окончательно вернулся на кафедру ЭФУ в 1983 году и снова оказался на кафедре в должности профессора и руководителя научной группы. Правда, теперь я не смог продолжить так отлично начатые работы по линейным резонансным ускорителям электронов. О.А. Вальднер поручил мне заняться созданием протонного линейного ускорителя. На целых три года я был оторван от любмой и очень нужной научной тематики, связанной с линейными электронными ускорителями.

С 1983 года, побывав в разных общественных должностях и во многих советах, я смог сосредоточиться в основном на профес- сорской работе, под которой я понимал, наряду с педагогической деятельностью, активную научную работу. С этого времени я стал снова отвечать за учебно-научный цикл техника СВЧ и радиотехника. В этом цикле, наряду с зав. кафедрой О.А. Вальднером, был и профессор О.С. Милованов. Олега Сер- геевича отличало от всех преподавателей то, что он мог часами и вне сетки учебных занятий доходчиво разъяснять студентам всё, что им непонятно. Он, по-отечески их ругая, говорил, что они ничего не понимают, однако очень гуманно относились к студентам на экзаменах. В последние годы жизни О.С. Милованова мне посчастливилось привлечь его к научной работе в моей лаборатории.


В 1989 году Вальднер ушел с должности заведующего по возрасту. Заведующим кафедрой стал членкор. РАН А.Н. Диденко. Вместо ожидаемого с его приходом усиления ускорительной те- матики на кафедре появилась СВЧ-энергетика. Я благодарен А.Н. Диденко, что он не закрыл мою тематику.

Научная работа с иностранными научными ускорительными центрами

Начиная с 1988 года мой коллектив начал заниматься работами, связанными с линейными электрон-позитронными коллайдерами, которые сейчас являются наиболее перспективными ускорительными установками в физике высоких энергий. Сначала, до известных событий в нашей стране, работы велись по хоздоговорам с вновь созданным для этих целей филиалом института ядерных исследований СО АН СССР (г. Протвино). Но с началом «пере- стройки» денег на эти (как, впрочем, и на другие) работы не стало, и наши традиционные заказчики научной работы в стране сами стали искать любые возможности, чтобы сохраниться и получить финансирование. Перестала существовать хоздоговорная работа с филиалом Института ядерных исследований СО АН СССР. К счастью для меня и многих других ученых в нашей стране, появилась возможность вести совместные научные работы с зарубежными научными центрами самостоятельно, не оглядываясь на партийные и административные органы. И здесь я оказался востребован: сначала китайцы, а затем немцы и американцы поручили мне проведение научных исследований.



Так, после посещения Китая в 1993 году (я читал две недели лекции в инженерно-физической академии КНР в научном центре Чэнду провинции Сычуань), мне была предложена работа по созданию ускоряющей структуры с фотокатодом для лазера на свободных электронах, а также универсального комплекса для измерения электродинамических характеристик ускоряющих резонаторов. Работа была успешно выполнена и передана в Китай за сравнительно скромную сумму.

В 1992 году мою лабораторию посетило четверо ученых из научного центра DESY (Гамбург, Германия). Они знали меня по предыдущим работам и предложили приехать к ним, чтобы конкретизировать возможности участия возглавляемого мною кол- лектива в совместных работах по созданию линейного коллайдера в Гамбурге. С этого времени и по сию пору продолжается это сотрудничество, которое позволяет мне и моим сотрудникам участвовать в самых современных исследованиях в ускорительной технике. Немецкие коллеги создали хорошие условия для таких работ. По их предложению моим коллективом выполнены исследования по девяти договорам, которые включают расчеты, конструирование, экспериментальное исследование в лаборато- рии и в DESY целого ряда устройств, приборов, идей.

Ежегодно лаборатория получала от немецкой стороны по двадцать тысяч долларов на исследования, покупку необходимого оборудования и зарплату. Одновременно рядом сотрудников лаборатории заключены договоры на несколько лет по этой же те-матике на работу в DESY, где в разные годы работали следующие сотрудники: С.А. Иванов, В.Е. Калюжный, С.Н. Ярыгин, М.А. Егоров, А.А. Завадцев, Д.В. Костин, М.В. Лалаян, А.А. Фадин, Т.И. Фадина. Среди командированных были и аспиранты, получившие возможность продолжать (одновременно с основной) работу над своими диссертациями. В настоящее время защи- тившие кандидатские диссертации мои аспиранты Костин Д.В и Сулимов А.А. являются ведущими специалистами в DESY по со- зданию Европейского лазера на свабодных электронах XFEL.




В последние пять лет моя лаборатория совместно с ИЯИ РАН и ООО «Интроскан», руководимая моим учеником А.А. Завад- цевым, проводит работы по созданию ВЧ-дефлектора для метрики ускоренных электронов для лазера на свободных электронах XFEL, который создается в DESY при участии РФ. Аспирант А.Ю. Смирнов защитил кандидатскую диссертацию по результатам этих исследований и в настоящее время работает в филиале фирмы «Сименс».





Совместно с ООО «Интроскан» по договору с американской фирмой создан дуальный ускоритель для обнаружения взрывча- тых веществ и наркотиков.

             Дуальный ускоритель

По заданию фирмы APIT (Франция) проведены расчеты и экс- периментальное исследование оптимальных резонаторных струк- тур для облучения различных веществ.

Осуществляются расчетно-теоретические и опытно-конструк- торские работы по созданию линейных ускорителей электронов с бипериодической ускоряющей структурой. Так, с российско- американской фирмой ООО «Интроскан» разработан ускоритель с регулировкой энергии для контроля крупногабаритных грузов.

Весьма интересной стала и работа по созданию предложенной мною ускоряюще-фокусирующей призматической бипериодиче- ской структуры, которая получила грант Американского научно- го фонда (NSF) в 1995 г. (как первую фазу) и в 1996−1997 гг. (как вторую фазу). В соответствии с американскими правилами как научный руководитель работ по грантам, я должен был выпол- нять эту работу в США. В указанные годы в летний отпускной период я работал над этим проектом вместе с моим аспирантом Д.В. Костиным (в дальнейшем досрочно защитивший досрочно кандидатскую диссертацию по этой тематике) и д-р физ.-мат. наук, ведущий сотрудник НИИЯФ МГУ В.И. Шведунов.

Трудились на фирме WPT, от которой и была подана заявка на грант. Возглавляет эту фирму доктор P. Trower. В качестве консультантов к нашей работе были привлечены известнейшие в среде ускорительщиков американские ученые E. Knapp и K. Halbach. Первый из них − автор бипериодической структуры, использование которой в линейных ускорителях электронов только фирме Varian (США) принесло более трех миллиардов долларов. Я мечтал встретиться с ученым, труды которого мы считали классическими. Велика же была моя радость, когда предложенная мною ускоряющее-фокусирующая структура была одобрена автором этого направления в ускорительной технике.

Другой консультант − Клаус Хальбах − признанный законодатель в расчетах фокусирующих систем. Ему посвящаются специ- альные научные конференции. Оба этих ученых работали вместе с нами в течение нескольких дней в красивейшем и весьма тихом горном районе штата Виргиния. Их поражали продуктивность и качество выполненных нами работ. Получилось так, что мы успешно и досрочно выполнили все работы по своему гранту. И тогда руководитель фирмы P. Trower попросил помочь в работах по разработке лазера на свободных электронах. Расчеты и эскизы ускоряющих структур для этого ускорителя были также выпол- нены нами. Эти три лета, проведенные в США, я считаю наиболее продуктивными в научном плане. Предложенная и разрабо- танная нами в США ускоряюще-фокусирующая структура внедрена в уникальный ускоритель – портативный разрезной микро- трон на 70 МэВ, который успешно работает в НИИЯФ МГУ.

Там же по другому проекту, который также начинался в США (лазер на свободных электронах) и в работе над которым мы при- нимали участие, запущена инжекторная секция.

С 2002 по 2006 год выполнен большой цикл работ по гранту научно-образовательного центра «Фундаментальные исследования материи в экстремальном состоянии». За счет гранта аспиранты и студенты лаборатории регулярно получали именные стипендии, сотрудники лаборатории участвовали в международ- ных конференциях по ускорителям заряженных частиц, лабора- тория приобрела самую совершенную измерительную аппаратуру (сетевой векторный анализатор), обновлен интерьер лаборатории.

В последние годы наряду с традиционной для меня тематикой по разработке линейных электронных ускорителей, работающих при комнатной температуре, моя лаборатория выполняет исследования и по сверхпроводящим ускоряющим резонаторам.


Так, для Корнельского университета (США) по договору разработан регулируемый ввод большой средней мощности (до 50 кВт) в сверхпроводящий ускоряющий резонатор ускорителя с рекуперацией энергии – ERL. Переданная документация реализована в создании уникальных устройств и надежно работает в инжекторной секции ERL. По чертежам лаборатории ввод мощности изготовлен и установлен в инжекторной части ускорителя. Аспирант А.А. Краснов защитил кандидатскую диссертацию и сейчас работает в филиале фирмы «Сименс».

Ряд работ выполнен для научного ускорительного центра TRIUMF (Канада). Так, для сверхпроводящих четвертьволновых коаксиальных резонаторов проведены исследования с использованием созданной в лаборатории программы по предотвращению развития мультипакторного разряда, а также по выбору оптимального варианта демпфирования волн высших типов из 9-ячеечного сверхпроводящего резонатора ускорителя электронов eLINAC. Для этих установок исследованы возможности недопущения мультипакторного разряда. Программа для этих исследований разработана в лаборатории, и М.А. Гусарова защитила кандидатскую диссертацию. Сотрудник TRIUMF В.Л. Звягинцев, будучи аспирантом-заочником МИФИ, под моим руководством защитил кандидатскую диссертацию по тематике создания четвертьволновых сверхпроводящих ускорителей.

               Сотрудники лаборатории

Весьма перспективны проводимые в настоящее время исследования по разработке гармонического сверхпроводящего резо- натора с целью повышения светимости Большого адронного коллайдера (ЦЕРН, Женева). Работа выполняется совместно с науч- ным центром Фраскати (Италия). Аспирант Р.А. Болгов по этой тематике защитил кандидатскую диссертацию. Он и аспирант Я.В. Шашков неоднократно были командированы в этот центр для работы по указанной тематике. За последние пять лет шесть студентов и аспирантов лаборатории получали гранты Президента РФ для работы в лабораториях Энрико Ферми (США), Аргон- ской национальной лаборатории (США), TRIUMF.


                          
Общественная работа, спорт

Наряду с учебной и научной деятельностью меня не обошла стороной и так называемая общественная работа. Поскольку я был комсомольцем, а затем членом КПСС, то общественные нагрузки были обязательны. Некоторые из них я выполнял уверенным в их полезности. По выборной линии я последовательно был комсоргом кафедры, парторгом кафедры, заместителем председателя месткома МИФИ по учебной и производственной работе, заместителем секретаря партбюро факультета, членом парткома института. После защиты докторской диссертации в те- чение 15 лет выполнял обязанности председателя методической комиссии института, а затем в течение пяти лет председательствовал в редакционно-издательском совете института. С 1974 по 2004 год был членом экспертного совета по энергетике Высшей аттестационной комиссии (ВАК) при Совете Министров СССР, а затем и ВАК РФ. С 1968 года являюсь членом нескольких специ-ализированных советов (в МИФИ, ИЭТФ, НИЯФ МГУ) по защите диссертаций, а с 2008 г. − председателем диссертационного совета в МИФИ. В период с 1969 по 1992 год руководил секцией Научного совета по ускорителям заряженных частиц при АН СССР. Неоднократно привлекался в различные комиссии по проверке научной и (или) учебной деятельности институтов и университетов страны. Так, я с удовольствием вспоминаю знакомство с учебной и методической работой в Ленинградском институте точной механики и оптики и Днепропетровском университете. В том и в другом случае я был председателем комиссий Минвуза СССР, в состав которых входили профессора из вузов Москвы. О результатах работы комиссии я подробно докладывал на заседаниях коллегии Минвуза СССР в присутствии министра В.П. Елютина.

Настоящее приобщение к физкультуре я получил в студенческие годы. Регулярные занятия позволяли мне выдерживать весьма большие нагрузки на работе и сохранять работоспособ- ность весь день. Я не достиг каких-либо заметных спортивных результатов, так как расматривал занятия физкультурой только для поддержания формы, необходимой для выполнения моего основного дела – работы в институте. Помню, в первый год после защиты докторской диссертации, я принял участие в институт-ском лыжном кроссе вместе со студентами. К этому времени, в результате повседневного утреннего бега, у меня не было про- блем с регулированием дыхания на длинной трассе. В результате я пришел к финишу первым из многих десятков участников. Об этом затем появилась заметка в институтской многотиражке, что профессор был впереди студентов. Был также доволен, когда в спортивном лагере «Волга» на соревнованиях по гребле я занял первое место и мне, как самому молодому доктору наук, было поручено зажечь прощальный костер.

Некоторые итоги

_________________________________
К выполнении научных работ в лаборатории всегда привлекались и привлекаются аспиранты и студенты уже со второго курса. Под моим руководством более 30 аспирантов и соискателей по- лучили дипломы кандидатов наук, трое – докторские степени. Подготовлено и опубликовано более 500 работ в отечественной и зарубежной печати. Издано десять научных монографий. Аспи- ранты и студенты участвуют не только в научных конференциях в России, но и в престижных международных конференциях по ускорителям заряженных частиц, получают персональные сти- пендии, в том числе гранты и стипендии Президента РФ. Так, шесть студентов и аспирантов получили гранты Президента РФ на 6-месячную учебу и работу в Национальные лаборатории Ферми (США), Аргонской национальной лаборатории (США), научном исследовательском центре TRIUMF (Канада). Десять студентов обучались в американской студенческой школе по ускорителям заряженных частиц и в школе по ускорителям в ЦЕРНе, ежегодно несколько студентов проходят летнюю двух месячную практику в научном центре DESY, CERN.

Вся моя жизнь в МИФИ и все успехи руководимой мною лаборатории связаны с удивительными сотрудниками, с которыми мне посчастливилось работать на протяжении многих лет.








Еще - МИФИ

Из МАИ в ММИ, подталкиваемый сзади коленом приятеля
КИВ
Милитари 2
Стрессы
English & Me
Милитари 3
А помнишь, дядя?
Раз картошка, два картошка...
Городской телефон
МУК
Интервью с юбиляром
Посвящение в студенты
Показать еще

Другие статьи

Мелочи "Мелюзги"
Соревнование, кто дальше плюнет – с академиком
Лучшие годы жизни - в МИФИ
Воспоминания об И.В. Савельеве
Отчет о проделанной работе
Колонтаево-78
Студенческие волнения
Агитперелет-77
Последний день старого Джайлыка
Лица героев
Анатолий Ларкин
Ерши - Ерши !!!!
Показать еще

Тест
/