ССО ХОР МИФИ 1970-74
(1970-1974) Ударный ССО “Хор МИФИ

Листаю буклеты, подготовленные к хоровым юбилеем... Бросается в глаза то, что в истории хора упоминаний о нашем стройотряде становится все меньше и меньше. С удивлением обнаруживаю, что о первом отдельном ударном студенческом стройотряде “Хор МИФИ” вообще нет никакого упоминания! 

Среди замечательных традиций нашего хора (совместного пения и пития пива, совместного отдыха в зимние студенческие каникулы в Ершово и подготовки там к новому сезону, гастрольных поездок...) традиция выезда хора летом для работы в ССО, кажется, уже ушла в вечность... Совместная настоящая и трудная работа в дружном и крепком мужском коллективе ССО “Хор МИФИ” стала лишь историей... Жаль! Единственное, что радует глаз, так это то, что во всех буклетах упоминается о работе и концертах хора на ударной комсомольской стройке - КАМАЗе - летом 1974 года. Я, студент пятого курса, уже почти “старик”, был на КАМАЗе комиссаром хорового стройотряда. А до этого был бойцом хоровых ССО “Щапово-71” (1971 г.), “Дерзковская-72 (1972 г.)... Так что есть, о чем вспомнить и написать...

Нужно только достать выгоревшую “целинку” с нашивками разных лет, альбомы с выцветшими фотографиями... Как же это давно было... Как тепло и гордо становится на душе от того, что я был бойцом нашего хорового стройотряда! Как это здорово, что пора моего взросления совпала с появлением ССО “Хор МИФИ”! Тяжелая и ударная физическая работа стали очень хорошей школой для последующей жизни. Как же не хватает для самопроверки и самоутверждения хористам-младшекурсникам теперешних поколений такой возможности. Да, и всему коллективу хора не хватает традиции ССО. В стройотряде хористы-хлюпики и хористы-демагоги быстро проявляли себя и занимали подобающее место по авторитету. Я полагаю, что будь традиция ССО сохранена, некоторые теперешние хористы не смогли бы так успешно навязывать всему хору свое мнение и образ мышления. Полагаю, что после ССО их авторитет упал бы до нуля...

Хочется надеяться, что “сэсэошная” часть моих записок, как часть хоровой истории, будет интересна как для тех хористов, кто в ССО “успел”, так и для не “нюхавших пороха” ССО.

Работа есть работа

Удивительно, но идея выезда хористов летом вместе в ССО по рассказам “стариков” появилась в середине 60-х годов как результат определенного кризиса в хоровом коллективе. Были трудности с репертуаром. Было очень трудно найти с одной стороны правильно идеологически выдержанные произведения, а с другой – интересные для мужского хора. В это время часть хористов стала уходить в КСП. Там было больше свободы и возможности для самовыражения. К тому же бывшие хористы с хорошими голосами, посвятившие себя пению под гитару, пользовались в КСП большой популярностью. Были и проблемы другого сорта. Например, некоторые хористы-старшекурсники “оказались” женаты… Петь в хоре или зарабатывать деньги в свою студенческую семью? Серьезный вопрос… А, что, если попытаться заработать летом в ССО? Именно ответом на этот вопрос стали отряды, которые выезжали в конце 60-х годов в Якутию, Красноярск, Вологду… В этих “почти хоровых” ССО большая часть бойцов была хористами… Итоги тех ССО в целом были успешными (хотя “старики”, наверное, могут дать свою более восторженную оценку). Стало ясно, что нужен “настоящий” хоровой ССО!

В самом первом самостоятельном ССО “Хор МИФИ” в 1970 году я, к своему большому сожалению, не был. И, очевидно, много потерял... Мои родители захотели увидеть свое “чадо”, успешно закончившее 1-ый курс МИФИ, дома. Я поехал в Польшу, в тот военный городок, в котором продолжал службу мой отец. В последний раз я увидел своих школьных учителей, “родную” школу и дом... С тех пор побывать в местах, где прошла моя сознательная юность, мне уже никогда не приходилось...

Командиром в первом отряде был наш староста Володя Болонин, а комиссаром - наш президент Юрий Сафроныч Игнатьев. Это была весьма сильная “пара”. В “борьбе” командира (“…нужно, чтобы ребята заработали!..” - слова В. Болонина) и комиссара (…мы, прежде всего хоровой отряд…” – так говорил Сафроныч) рождались традиции хорового ССО. И трудовые и концертные успехи отряда впечатляют. Почти каждый боец нашего отряда заработал по 1000 полновесных советских рублей (почти 25 стипендий того времени). С концертами тоже было все в порядке: и по качеству и по количеству! 

Пожалуй, наиболее сильные впечатления привезли из отряда, судя по рассказам моих друзей, студенты-младшекурсники. Вардан Саркисян, Виталий Резников, Коля Петин, Юра Колосов, Ваня Павлов, Валера Журавель – они все, только-что окончившие 1-ый курс МИФИ, были в ССО впервые. Когда мы оказались вместе на репетициях хора в сентябре 1970 года, по их ярким рассказам и повзрослевшему виду нетрудно было определить, что ССО был, что надо! 

Щапово-1971. Рабочие профессии - стропальщик-такелажник и подносчик каменщика

Моим первым стройотрядом был ССО, который обосновался под Подольском. Успех первого хорового ССО был просто оглушительным. Поэтому от желающих поехать летом в наш стройотряд не было отбоя. В отряде хотели оказаться многие нехористы. Хористы проходили без конкурса. Нехористы обсуждались на Правлении хора. При этом Правление подходило к зачислению в хоровой стройотряд “посторонних” весьма придирчиво. И, не смотря на это, стройотряд стал очень большим... Как и в прошлом году командовал отрядом Володя Болонин, а “комиссарил” – Саша Агеев. Софроныч в стройотряд, к сожалению, поехать не смог

Я оказался в бригаде Андрюши Косилова. К тому времени он уже был инженером одной из кафедр МИФИ. Хористом он не был. А бригадиром показал себя очень хорошим, многое умел делать. К тому же он оказался почти профессиональным фотографом. Каждый стройотрядовец из тех, кто не пожалел символической суммы денег, получил после завершения стройотряда от Андрея по большому, солидному и хорошо оформленному фотоальбому. В этом стройотряде я получил “звездочку” - знак отличия ударника ССО “Хор МИФИ” и, заодно, весьма солидную премию (по воспоминаниям, не менее двух-трех стипендий!). Часть этой премии я с удовольствием потратил на фотоальбом. Пожалуй, этот альбом с просто очень хорошими фотографиями служит лучшим воспоминанием о времени, проведенном в стройотрядах. Именно Андрей и его фотоальбом стали толчком к настоящему увлечению фотографией и регулярному “щелканью” того, что попадает в видоискатель фотоаппарата, и последующему оформлению своих впечатлений в виде аналогичных Андрюшиному альбомов... Нашлось постоянное дело для моего “Зенита-Е”, который родители подарили мне в день получения аттестата зрелости!

Нашлось применение и еще для кое-чего. Оказалось, что я неплохо экипирован отцовскими заботами. Мои яловые офицерские сапоги вызывали восхищение у друзей. Они не промокали, были довольно мягки в отличие от обычных кирзовых сапог у друзей. К тому же отец научил меня пользоваться портянками... А это было и удобно и позволяло пошиковать. Хотя я чинил их не раз и сносил в ССО и на слетах КСП не одни подметки, эти сапоги служат верой и правдой до сих пор. Настоящая зеленая армейская фляжка, висящая на поясе на ремне, тоже вызывала зависть в других бригадах. 
- Дай попользоваться, - иногда просили друзья.
- Ну, что заполним емкость по-фронтовому? - иногда как заговорщики перемигивались мы. Ведь во фляжку не обязательно было заливать воду. Гусарство в виде глотка водки перед сном из моей фляжки было популярно в нашем вагончике... К сожалению, фляжка где-то потерялась, не выдержав слишком частого применения и моей рассеянности...

Начало работы было для меня очень тяжелым. Мне, сове по природе, было очень трудно рано вставать. Первые рабочие дни были трудны и чисто физически. На работе мы таскали к местам установки тяжеленные “стены” щитовых домиков. Готовили фронт работ. Щиты видимо лежали без дела уже давно и были пропитаны дождевой водой. Сначала мы таскали их ввосьмером, чертыхаясь, когда щит накренялся, и из его щелей под целинку текла струйка воды... Потом со щитом уже справлялась четверка бравых стройотрядовцев! Несколько дней такой работы и крепкий сон, о котором сейчас в 1999 году мне только мечтается, был обеспечен.

Но эта работа для бригады Косилова была не главной. Объект, который был поручен бригаде, это большой котлован рядом с железнодорожной станцией Щапово. К концу трудового семестра этот котлован бригаде необходимо было превратить в двухэтажное административное здание! Чтобы это произошло, необходимо было выполнить “нулевой цикл”, положить бетонные перекрытия, возвести кирпичные стены первого этажа, снова положить перекрытия и возвести стены второго этажа...

Мне крупно повезло. Я увидел своими глазами и поучаствовал в настоящем строительстве! С тех, проходя мимо стройки, я сразу вспоминаю, как это происходило в то время...

Чтобы выполнять нужную работу и соответствовать требованиям Техники Безопасности (ТБ), мне пришлось с начала поучиться и сдать экзамен. До сих пор храню и горжусь профессиональным рабочим “Удостоверением на право обслуживания объектов Госгортехнадзора”. Это удостоверение №53, выданное мне СМУ №1 первого СМТ говорит о том, что я “имею право на работу с башенными кранами в качестве стропальщика-такелажника”! Между прочим, несколько лет назад, когда мое финансовое положение было очень плачевным (хотя я был зам. Директора в Институте проблем гуманизма и милосердия Российского Красного Креста и, одновременно, преподавателем МИФИ, но зарплаты практически не было), я почти всерьез подумывал о том, чтобы пойти работать на стройку и воспользоваться этим удостоверением. Вспомнить, как нужно цеплять к бетонным плитам и блокам стропы башенного крана, как отдаются команды “Майна!” и “Вира по малу!”… До этого, правда, дело не дошло. Полуголодное существование стимулировало меня к творческой работе. Целый год я занимался учебником для студентов МИФИ. Потом эта книжка была дважды издана… 

Но вернемся на стройку… Ни дожди, ни жара, ни грязь не помешали нашей бригаде быстро уложить в котлован бетонные “пятерки” и “шестерки”, не забыть о коммуникационных отверстиях в фундаменте (благодаря светлой голове нашего бригадира!) и от “нулевого” цикла перейти к кладке кирпича. И снова мне повезло! И снова пришлось учиться, поскольку, заметив мою выносливость, Косилов “назначил” меня подносчиком к мастеру кирпичной кладки. Мастера пригласили из местного СМУ, чтобы он “заводил” углы на нашей стройке. Ну, а между углами, по шнурку, кирпичную кладку выполняли уже “мастера-каменьщики” студенты нашей бригады. В мои обязанности входило: носить чемоданчик мастера с набором его инструментов и приспособлений, мыть кельму после кладки, приносить попить водички и отгонять мух, когда он отдыхал… Впрочем были и другие обязанности. Например, таскать раствор и кирпичи так, чтобы мастер не стоял без работы. Доложу я вам - это было не просто! После трудового дня мои пальцы сгибались с большим трудом. Взять в руки гитару было непросто… И главная, на мой взгляд, обязанность – учиться каменщицкому делу! 

У меня был хороший учитель, действительно - профессионал! Ни одного лишнего движения. На вываленный из ведра и приглаженный кельмой раствор рядком укладывается сразу больше десятка кирпичей. Кельмой и брусочком все слегка подстукивается. Готово! К этому моменту подмастерьем, т.е. мною, новый раствор и новые кирпичи уже должны быть подготовлены. Работой этого мастера можно было просто любоваться! Вот так были “рабочие университеты”… Многим, кто побывал в стройотрядах, рабочие навыки помогли в жизни. Я знаю, что мой друг Вардан, используя навыки каменщика, плотника, бетонщика и т.д. возвел собственными руками для своих родственников 3-х этажную дачу…

На моих глазах наш объект преображался. К концу стройотряда симпатичная коробка в два этажа была готова и подведена под крышу… Каждый раз, когда я еду на электричке в сторону Подольска, я ищу глазами это здание. Здесь есть частица моего труда. Здесь я узнал, что означает быть строителем…

Итак, стройотряд закончился. На собрании отряда выдана зарплата и премии. Впервые у меня в руках оказалась целая пачка денег. Больших! Можно спокойно отказаться от родительской финансовой помощи и не сидеть у них на шее! Что я делаю. Родители тоже довольны. Кажется, их сын не валял летом дурака. Хотя отец все равно наставляет: “ Чем, класть кирпичи и месить сапогами грязь, лучше бы занялся чем-то более полезным, более близким к специальности! Поработал бы на кафедре или где-то на радиозаводе…”. Отец, конечно, не мог в то время знать, что в будущем и со специальностью у меня тоже будет все в порядке. Его сын вполне успешно окончит институт, поступит в аспирантуру, защитит диссертацию… Между прочим, свой институтский диплом я получил раньше отца! А пока к каждой стипендии можно в течение года добавлять по 100 рублей. Жить так, как живут молодые выпускники МИФИ. Их зарплата от 130 до 150 рублей. У меня – 145! Можно полакомиться мороженым, попить пивка, купить гитару, магнитофон, проигрыватель для пластинок… 
(продолжение следует....) 

   Дерзковская - 72
Когда формировался хоровой отряд 1972 года, сомнений в том, как нужно провести лето у меня не было. Только в хоровой стройотряд! Сессия сдана досрочно. Меня уже знают, бойца-звездочника. Поэтому желание поехать квартирьером стройотряда только приветствуется. Вместе с другими хористами мы едем готовить фронт работы для основной команды. Командиром в этом стройотряде был мой друг Виталий Резников, а комиссаром – Алферыч (Володя Алферов – хороший мужик и гитарист). Виталий пришел в институт после техникума и армии. Его авторитет среди хористов после двух стройотрядов был очень высок. Поэтому не удивительно, что ему доверили ответственный пост командира ССО “Хор МИФИ”. 

Запомнился первый день и особенно первая квартирьерская ночь этого стройотряда. Стояло жаркое лето. Мы приводили в порядок сельскую школу, в которой предстояло жить нашему стройотряду. Запущенность и ветхость школы просто поражала. Из всех щелей летели потревоженные комары и с жадностью набрасывались на наши молодые тела. Днем это было еще терпимо. Но ночью… Рассвет я встретил на перекладине лестницы, которая вела на крышу школы. Казалось, что тучи комаров-кровососов здесь чуть-чуть по реже… Когда начнется настоящая работа, о комарах мы почти забудем. Сон будет крепким, да и комары подрастеряются: будет большой выбор среди хористов… 

В этом отряде мы строили длинные свинарники. Ничего особенного… Запомнилось, что, когда были перебои со снабжением объекта стройматериалами, поднаторевшие в строительстве хористы кое-что “изобретали” для выхода из трудного положения и сокращения простоев. Например, когда не оказалось бетонных оконных перекрытий, а кладку стен свинарников нужно было продолжать, вместо бетонных перекрытий использовались деревянные бруски соответствующего размера, покрытые раствором цемента… Отличить бетон от дерева было не так просто… Свинарники были невысокие, нагрузки на перекрытия – не слишком большие, а хрюшки - переживут!

Лето 1972 года было таким же жарким и, даже знойным, как теперешнее лето 1999 года (прим.: в этим жарким летом писалась глава о ССО). В последних новостях июля говорят именно о уникальной жаре 1972 и 1988 годов… Поэтому нельзя не вспомнить о “ритуале” отрядного купания в конце трудового дня. Хористы ехали к какому-нибудь озерцу на окраине деревни. Шура Мамет торжественно объявлял местным жителям своим густым 1-м басом: “Прошу всех девушек и женщин нас, бедных студентов, простить и извенить. Мы устали и наработались. Мы хотим купаться! А купальников у нас нет… Прошу, вас, отвернуться…”. После этого хористы дружно раздевались и не смущаясь своих мужских достоинств, а, скорее, гордясь ими, отправлялись в холодную водицу. Деревенские не смущались и не отворачивались… Я, думаю, они понимали бедных студентов. Мне кажется, что им нравились молодые загорелые мускулистые тела хористов… Когда деревенские девушки приходили вечером послушать песнопения студентов под гитару, вместо незнакомых и “унылых” лирических КСПешных песенок они просили спеть что-нибудь более страстное. “Хабанеру, Хабанеру давай!..”. На что хористы запевали ритуальное: “Способен любить я во всякое время года…”. Особым успехом у местных девушек пользовался боец нашего отряда – Дима Ефремов, мой одногодок, симпатичный 1-ый бас, который в отличие от многих других к этому времени уже успел поднабраться опыта обращения с женщинами…

Других ярких воспоминаний не осталось… 
Работа как работа. 
Заработали не слишком много, но, в общем, – нормально....

Овощебаза-73

В 1973 году хорового стройотряда не получилось. В этом году хору предстояло поучаствовать сначала в “100-летии праздника песни и танца в Риге” и “Всемирной универсиаде” в Москве. Чтобы подготовиться к концертам в Риге и Москве хор сначала выехал в СОЛ МИФИ “Волга”. О всех этих событиях особый разговор. Между спортлагерем и поездкой в Ригу была небольшая 3-х недельная пауза. Организовать стройотряд на такое короткое время не удалось. Но у части хористов чесались руки. Нам хотелось и поработать и подзаработать. Поэтому была организована хоровая бригада, которая трудилась на соседней овощебазе. Работа была разнообразной. 

Погрузка-разгрузка и одновременное насыщение до предела желудков яблоками, арбузами, виноградом, морковкой… Наши строительные навыки были использованы и для кирпичной кладки перегородок на овощебазе. Кроме поноса работа на овощебазе запомнилась для меня тем, что я освоил электрокар. 

Меня всегда тянуло к машинам. Сначала местные грузчики уступили моим уговорам и просто разрешили прокатиться на каре. Потом, видя, что с вождением и подхватом тары, я справляюсь вполне сносно, они разрешили на каре поработать. Это было большое удовольствие. И не так нудно, как таскание ящиков с овощами и фруктами. Тогда-то я и решил, что нужно покупать свой автомобиль и ездить столько, сколько хочется. Прошло 25 лет, прежде, чем мечте было суждено осуществиться. У меня в гараже стоит любимая и шустрая блондинка - “Опель-Вектра” с молнией на капоте … Это, конечно же, не электрокар! 

КАМАЗ – 74: “адрес подвига, адрес весны”

Весна и лето 1974 года были для хора были как всегда насыщенными. Мы готовились к новому стройотряду и YI-му студенческому Празднику Песни и Танца в старинном эстонском городке Тарту. О студенческой вакханалии в Тарту я напишу отдельно в другой главе книги. Сейчас же о хоровом ССО “КАМАЗ-74”. Командиром стройотряда опять стал Виталий Резников. Комиссаром предложили стать мне… Я понимал, что быть комиссаром в хоровом стройотряде после Сафроныча и Алферыча очень непросто. И все же попытался. Каким я был комиссаром, возможно, могут рассказать хористы тех лет. Я буду писать о том, что запомнилось в этом стройотряде мне.

Официоз
КАМАЗ в те годы был Всесоюзной ударной стройкой. Чтобы попасть на КАМАЗ, необходимо было иметь специальную комсомольскую путевку. Пускай эта путевка была в какой-то степени формальной. Путевок было выдано много. КАМАЗ был построен. Пускай сейчас это огромное автомобильное производство находится в жалком состоянии. Свою путевку, как некое свидетельство комсомольского энтузиазма, я храню до сих пор. Вот ее текст:

QUOTE
“Пятилетке – ударный труд московских студентов.
   “Только в труде вместе с рабочими и крестьянами 
можно стать настоящим коммунистом”.
      В. И. Ленин 
Товарищ       Лапшинский В. А.    
принят в члены Всесоюзного студенческого строительного отряда
имени XYII съезда ВЛКСМ и по призыву МГК ВЛКСМ направлен
на ударную стройку “КАМАЗа”
  Секретарь комитета ВЛКСМ
  Командир отряда
        29 июня 1974 года 


Комиссарская работа для меня началась еще до выезда в Набережные Челны. Сессия, как уже стало для меня традицией сдана досрочно. Можно посвятить себя хоровому отряду. Первым делом я написал заметку в “Инженер-физик”. Вот текст, который был опубликован в “И-Ф” 28 июня 1974 г.: 

С песней на КАМАЗ..... 

В 1970 году был создан особый ударный строительный отряд “Хор”. И вот уже несколько лет в третьем трудовом семестре ребята живут и работают вместе. И как работают! Памятные Красные знамена, врученные отряду хора руководством хозяйств, в которых отряд работал, - высокая награда, которой ребята по праву гордятся. Работая в строительных отрядах, хористы всегда являлись активными организаторами концертных бригад. Например, большая группа участников хора, работавшая в составе отряда “Якутия-68”, была награждена Почетной грамотой Якутского обкома КПСС за проведение концертов на отдаленных приисках. А в 1970-1972 годах концерты хора слушали труженики сел Подмосковья.
“… Горком ВЛКСМ считает ССО “Хор МИФИ” лучшим студенческим строительным отрядом района. Подольский ГК ВЛКСМ отмечает плодотворное участие комсомольцев ССО “Хор МИФИ” в культурно-массовой и агитационно-пропагандистской работе среди жителей района и ударный труд на стройках района и выражает ему сердечную благодарность” (из письма Подольского ГК ВЛКСМ).
В этом году свой третий трудовой семестр ССО “Хор МИФИ” проведет на ударной комсомольской стройке – КАМАЗе. Продолжая старые традиции, хористы готовят интересную концертную программу. Для строителей КАМАЗа прозвучат хоровые произведения, песни самодеятельных авторов, сценки из студенческой жизни.
В. Лапшинский, Комиссар ССО “Хор МИФИ” 

Читаю эту заметку и удивляюсь, как я не лопнул от напыщенности, когда водил пером. Пишущей машинки и компьютера у меня, конечно, в тот момент не было. Но планка все же была задана… Репутация нашего стройотряда была всегда высока.
Наш стройотряд не подкачал и вернулся с КАМАЗа “на коне” и в зените славы. Планка оказалась даже ниже возможного… “И-Ф” от 7 октября посвятил работе мифистов на КАМАЗе целую полосу: “Делом чести стала ты для нас, стройка комсомольская КАМАЗ”.  
В разделе “Только факты” говорилось:
“Отряд “Хор МИФИ” выполнил свои договорные обязательства на 550%, а ССО “Мелекес” – 250%. Выработка на одного бойца в этих отрядах достигла 8-10 тыс. рублей, что в 4 раза превышает выработку строителя монтажника на КамАЗе”.
Из заметки командира и комиссара ССО МИФИ на КамАЗе Абрамова и Лапшина под названием “Рекорды стали нормой”: 
“… более 150 м3 бетона за смену принимала бригада отряда “Хор МИФИ” (бригадир В. Сабреков)… Сдача в эксплуатацию отрядом “Хор МИФИ” автодороги сократила на 14% простои автомашин, перевозящих грузы для объектов КамАЗа и зерно на элеватор… Командиры отрядов “Хор МИФИ” (В. Резников) и др. сумели организовать непрерывный скользящий график работы бригад, проявив при этом большие организаторскиеи способности в выполнении поставленных задач… производственные успехи органически сочетались с большой политико-воспитательной работой среди строителей автозавода и города Набережные Челны… За период работы на КамАзе бойцами отряда прочитано более 130 лекций, проведено 40 концертов. Отряд в полном составе участвовал в таких крупных мероприятиях, как слет молодых строителей Татарии, слет московских ССО на КамАЗе… С особым успехом прошло выступление хора МИФИ в ДК “Юность”. Оригинальная программа и высокое мастерство наших хористов обеспечили неизменный успех у строителей и жителей города. Особой популярностью пользовались дирижер хора В. Белоусов, а также В. Филиппов и Ю. Решетников… В этом году студенты МИФИ задавали тон в работе и отдыхе. Работая под девизом “Даешь мифистский миллион”, бойцы достигли высшей на КамАЗе выработки… По итогам третьего трудового семестра отряду присужден вымпел Татарского обкома ВЛКСМ “Лучшему районному отряду на КамАЗе”…

В этом же номере “И-Ф” была опубликована заметка вашего покорного слуги. Не могу не доставить себе удовольствия, и приведу ее текст:....


“Адрес подвига, адрес весны – город Набережные Челны....”

МАЗ натужно выл… На дорогу, рядом с которой стоял указатель “Строительство ведет ССО “Хор МИФИ”, нужно было много бетона. Приехал шофер, уже отработавший свою смену: “Молодцы ребята. За концерт, который вы дали вчера, не грех еще часочка два поработать. Так сказать в виде помощи”.

У нас была вполне определенная задача: проложить дорогу там, где весной и осенью стояла непролазная грязь, помочь водителям автобусного парка вовремя выходить на маршруты. В этот день 12 августа 1974 года ребята из бригады Володи Сабрекова установили рекорд – за смену приняли и уложили около 150 мв кубе бетона. Прораб участка Валера Бедарев, сам в недавнем прошлом студент строительного института, доволен – качество работы отличное!

Ребята потрудились с большим энтузиазмом. Нашим отрядом освоено более 580 тысяч рублей капиталовложений. Глядя, как ребята ловко орудуют лопатами, разбрасывая бетон, невольно вспоминаешь кадры из фильма “Павка Корчагин”. Наши студенты – достойные преемники комсомольцев двадцатых годов.

58 бойцов ССО “Хор МИФИ” пришли к рабочим-дорожникам, чтобы помочь в благоустройстве города. Среди них и "“старики"” не раз уже бывавшие в студенческих строительных отрядах, и первокурсники.

Володя Белоусов – из “стариков”. Легче выяснить, где он не был. Красноярск, Якутск, Подмосковье… Жилые дома, сельскохозяйственные сооружения, дороги… “Сознавать, что это построено, сделано твоими руками, - это просто здорово!” - это его слова. Студенты-дипломники Толя Безуглов, Вардан Саркисян, Вася Петроневич, Ваня Павлов и многие другие были примером для первокурсников, таких, как Володя Мартынов, Гена Кулаков. Третий трудовой семестр в зачетке у них не обозначен, но он сдан на отлично. Ведь построено более 0,5 км шоссейных дорог и забетонирована площадка для стоянки автомобилей площадью 14 тыс. кв. м.

Но не только ударный труд являлся отличительной чертой нашего отряда. Как всегда, ребятам сопутствовала песня. Особенно нам запомнились выступления молодых строителей Татарии и московских отрядов на КамАЗе.

На слете молодых строителей Татарии мы были участниками волнующего митинга и концерта политической песни, в котором участвовал вокально-инструментальный ансамбль из Чили. После концерта мы разучивали чилийскую революционную песню, слова и ноты которой нам подарили наши чилийские друзья. А на слете московских ССО на КамАЗе очень тепло принимали песню ансамбля “Цветы” “Мы вам честно сказать должны…” в исполнении наших солистов В. Филиппова и Ю. Решетникова. Эта песня стала самой популярной песней слета 1974 года на КамАЗе.

Очень приятно, что наши выступления так хорошо принимались строителями КамАЗа. Мы всегда будем с гордостью сознавать, что частица нашего труда вложена в строительство КамАЗа и города Набережные Челны”.
В. Лапшинский, Комиссар ССО “Хор МИФИ” 
:)

Комиссару хочется спать.... 
Комиссарские будни и страдания


Хочется вспомнить и о том, что было между этими двумя заметками в “И-Ф”. Хочется рассказать, что было кроме этих красивых и патетических строчек и привлекательного фасада официоза. И снова немного поворчать…

Попасть в Набережные Челны нашему отряду предстояло на самолете. Кто расщедрился на авиабилеты, я уже не помню. А вот расходы на комиссарское хозяйство оплатила хоровая касса. Хозяйство было приличное: краски, бумага и ватман, хоровые концертные аксессуары, фотобумага… Кроме концертных принадлежностей, все остальное нужно было закупить, хорошо упаковать и погрузить в самолет. Конечно, найти энтузиастов для этих дел среди хористов было не так просто. Обычная история. На вопрос: “Кто возьмется?” – ответом было молчание. И все же тогда было по легче, чем сейчас. Рядом были друзья и однокашники, еще не обремененные семейными, дачными и прочими проблемами…

На КАМАЗ мы отправлялись двумя рейсами из Домодедово. За один из рейсов отвечал я. У меня на руках был общий на группу авиабилет. Конечно, кто-то из хористов опоздал к рейсу. Это значило, что комиссарские заботы и страдания начались… С небольшим опозданием мы все же взлетели. Но то, что было в начале отряда, оказалось смешной мелочью. Дальше все было, куда серьезней…

Этот отряд запомнился мне тем, что после возвращения я очень долго приходил в себя… Физические и нервные нагрузки были столь высоки, что я благодарил бога и себя за то, что этот отряд меня не сломал. Удалось все выдержать! 

Когда мы приступили к работе, то выяснилось – нормально отряд может работать лишь в ночное время. Днем почти весь бетон шел на “основную” стройку КАМАЗа. По началу было впечатление, что эти студенты из Москвы просто мешаются под ногами, требуя к себе внимания и бетона. Поэтому отряд перешел на ночной режим работы… Почему комиссару было трудно? Почему ему все время хотелось спать? Почему некурящий комиссар начал стрелять сигареты и страшно “дымить”? Потому, что по ночам я работал в одной из бригад как рядовой боец отряда, а днем выполнял комиссарские обязанности. Спать практически было некогда! О работе скажу отдельно. Начну с комиссарских дел.

Поддержать традиции хорового стройотряда: оформить стенды и указатели, выпустить стенгазету и молнии о трудовых рекордах своих бойцов, переговоры о лекциях и, главное, концертах хора и т.д. и т.д. Дел хватало! Кроме этого, была еще одна ежедневная сильная головная боль – поддержание дисциплины в отряде. Например, рядом река. Жаркое лето. Хористы желают купаться после работы. И это можно понять. Организованное купание не всегда удается. Хористы норовят купаться тайком… В соседнем палаточном городке разместился еще один стройотряд из Москвы (не мифисты!). В этом отряде крупная неприятность. Парень и девушка пошли купаться. Не знаю, как они купались и почему оказались вдвоем. Они утонули. Уголовное дело для командира и комиссара. За бойцов отряда отвечают именно они! Слава богу, слава богу, слава богу, спасибо ребятам! В нашем отряде трагедий не было. Все-таки большая часть хористов вполне осознанно подходила к отрядным приказам и запретам.

Но была в отряде и небольшая “компания” хористов, которая гордо называла себя “Червонцем” (их было не более десяти из 58 бойцов отряда). Именно “Червонцы”, представляя в отряде очередную волну новой “хоровой оппозиции” (очевидно, оппозиции хоровым традициям!), считали вполне возможным делать то, считают нужным. Плевать на правила в отряде или, например, на комиссара. Общаясь с “Червонцем”, я получил непростой жизненный урок и прошел хорошую школу управления людьми. Кроме этого, я стал еще больше приклоняться перед тетей Фирой. Ведь ее удавалось держать в подчинении и диктовать свою волю таким хористам-червонцам, заставить себя уважать и любить… 

Поначалу я был прямолинеен. А “Червонец” посылал меня подальше с моими распоряжениями. Это было для меня, сына военного и хориста, привыкшего к другому стилю общения, очень неприятно. Пришлось себя перебороть. Пойти другим путем. “Волк думая попасть в овчарню, попал на псарню… И начал пиаровскую компанию: дескать, к чему весь этот шум, я ваш старинный сват и кум…”. Одновременно было создано общественное мнение (сильная штука!), например, такое по отношению к одному из “червонцев”: “Пускай ты в МИФИ почти или уже секретарь комитета комсомола, здесь – ты просто боец отряда! Не хочешь подчиняться нашим общим правилам, можешь катиться на все четыре стороны…”. Такой подход очень помог… Косвенным признанием некого моего авторитета было то, что когда отряд вернулся в Москву, я получил от “Червонца” подарок – конвертик с моими стройотрядовскими фотографиями. 

Пустяк, а приятно. Хотя, может быть, я и ошибаюсь. Все-таки мнение комиссара при обсуждении премиальных тоже учитывалось… 
Теперь о работе. “Работа была простая”: грузовик вываливал 3-5 тонн различной “свежести” бетона между двумя швеллерами. Нужно было поровнее разбросать бетон и пройтись по его поверхности длинной виброрейкой. И все. Этим нужно было заниматься на протяжении всей смены. Если бетон был “свежий”, то растекаясь, он сам нам помогал. Если же свежесть была второго сорта (а так бывало чаще!), то нужно было кучу раскидать, как можно быстрее. Если бетон успевал застыть, то “кучку” надо было долбить ломиком… Такое тоже бывало. Я помню, что к концу смены тяжесть бетона, не подчинясь земным физическим законам, существенно возрастала… Поэтому мы очень любили 3-х тонные “зилочки” и не любили 5-и тонные “мазоны”. Еще мы уважали в бригаде водителей, которые с пониманием относились к нашей работе. Вываливая бетон из кузова самосвала, они тихонько двигались вперед, не жалея сцепления… Кучка бетона получалась более пологой… 

Больше никогда в жизни я не испытывал такого физического напряжения. Я с грустью вспоминал о том, как в предыдущих стройотрядах работал стропальщиком-такелажником, каменщиком… Полученное здесь же на КАМАЗЕ от КамГЭСЭнергостроя новенькое удостоверение такелажника так и не пригодилось… Для себя же я сделал вывод, что лучше всего в жизни заниматься именно квалифицированным трудом и получать от этого удовольствие. Это гораздо приятнее, чем борьба с собственным телом. Еще я решил, что, если отряд “Хор МИФИ” опять поедет на какую-нибудь “Ударную комсомольскую стройку” и опять захочет устанавливать “бетонные” рекорды, то меня в таком отряде уже не будет! Не смотря на всю прелесть атмосферы… 

Так и получилось. ССО “Хор МИФИ” отправился на ударную комсомольскую стройку “Атоммаш”, а я стал “шабашником” и поехал (точнее полетел) на Дальний Восток строить котельную на оловянном руднике… При этом я никогда не забуду, что научился работать именно в ССО “Хор МИФИ”! 

Список бойцов отряда «ХОР МИФИ»
(Прим. ВАЛа: на Всесоюзной ударной стройке «КАМАЗ-74»)
1. Бессараб Александр Максимович
2. Владимирский Алексей Борисович
3. Мартынов Владимир Васильевич
4. Будыка Александр Константинович
5. Назаров Александр Алексеевич
6. Лапшинский Валерий Алексеевич 
(прим.: комиссар ССО «Хор МИФИ», ответственный за вылет в Набережные Челны)
7. Викулин Валерий Викторович
8. Филиппов Виталий Петрович
9. Лаптев Юрий Витальевич
10. Саркисян Вардан Аветикович
11. Мирин Александр Николаевич
12. Сериков Виктор Иванович
13. Дудкин Сергей Юрьвич
14. Солодовник Анатолий Федорович
15. Тарасов Сергей Николаевич
16. Ермилов Александр Анатольевич
17. Зайцев Константин Сергеевич
18. Пахомов Игорь Ярославович
19. Долгобородов Александр Юрьевич
20. Кочеткова Елена Алексеевна (прим.: наш повар)
21. Дмитриев Михаил Викторович
22. Кондратьев Сергей Викторович (прим.: в те времена уже зам. секретаря комитета ВЛКСМ МИФИ)
23. Щипин Сергей Константинович
24. Додонова Татьяна Анатольевна (прим.: наш повар)
25. Тузов Алексей Сергеевич
26. Кулаков Геннадий Валентинович
27. Егоров Владимир Андреевич
28. Моисеенко Ирина Васильевна (прим.: наш повар)
29. Обухов Андрей Леонидович
30. Белоусов Владимир Иванович
31. Петин Николай Иванович
32. Петроневич Василий Васильевич
33. Андрианов Владимир Михайлович
34. Токаев Аркадий Геннадьевич
35. Пережогин Анатолий Афанасьевич
36. Решетников Юрий Николаевич
37. Карпов Николай Алексеевич
38. Шувалов Виктор Александрович
39. Русаков Владимир Леонидович
40. Цыплаков Валерий Николаевич
41. Таратулов Василий Петрович

Секретарь комитета ВЛКСМ МИФИ_______ (подпись, печать) А. Калин
Нач. штаба СО МИФИ______________(подпись) А. Ковалев

ЗЫ. Выделены "бойцы". которые до сих пор в хоре.... 

Еще - Валерий Лапшинский

Заметки хориста
В проходной оборонного НИИ
В предгорьях Альп
Участники из СССР в первых рядах!
Сказка про аспирантов
Не всё топливо, что блестит…
Студенческие деликатесы
Этикет по-британски
Легендарное трио
Анекдот - двигатель прогресса
Почему хористы любили слеты КСП?
МИФИ как рассадник легкой шизы или квантовая теория марксизма-ленинизма
Показать еще

Еще - 1974

МУК
В поисках недоеденного
Посвящение в студенты

Еще - ССО

Шабашка Мончегорск-76
1970 ССО ХОР МИФИ в действии-3
Шифер
Главное-не удивляться!
Пари
1970 ССО ХОР МИФИ в действии-1
1970 ССО ХОР МИФИ в действии-2

Другие статьи

Обитель джаза
Пагуошское движение
Агитперелет-77
Время колокольчиков
Снимаю шляпу
Анатолий Ларкин
Сценарий "ПОПЕРЕК ВРЕМЕНИ"
Самиздат "Вестник"
Да и шалости ли это?
Корни
Заблудившийся океан
Самиздат "Зеркало-5"
Показать еще

Тест
/