Вести о Батискафе

Как всё начиналось

Если опустить счастливые моменты рождения участников группы, началось всё в 9а классе 53 школы города Пензы. А именно с открывшихся талантов Лёши к стихосложению, а затем и к сочинению музыки для своих стихов. Никогда не забуду впечатления от впервые мной услышанной его песни «Уходят герои». Бог ты мой - и это сочинил мой одноклассник ! А я оказался рядом сначала в качестве консультанта, поскольку довольно успешно окончил муз.школу. Кроме того, мои родители, стимулируя меня к музицированию, после её окончания, невесть откуда притаскивали мне «отэренные» ноты то Битлз, то «Jesus Christ Superstar» (как же я мечтал повторить арию Христа в исполнении Яна Гиллана), то ещё чего…, что несколько возвышало меня в глазах музыкально осведомлённых друзей. Естественным образом Вовка (Боб) Окорков, обладавший немалым темпераментом и стремлением стучать по всем имевшимся в доме кастрюлям и коробкам из-под обуви, всегда был с нами как давнишний друг и как член тусовки ребят, пытавшихся открывать для себя что-то новое в музыке, которую не так-то просто было услышать в 1975 году. В роке всегда были в чести экстремальные способности, а поэтому помимо сочинительского дара Лёши-самоучки его феноменальная, как нам тогда казалось, способность «поливать соляги на гитаре» и моя способность играть продолжительные пассажи на ф-но со скростью оч.много-звуков-в-секунду и забираться фальцетом на октаву выше Гилана стали тем потенциалом, который позволил нам думать о себе как о возможных участниках рок-группы. И не зря. У нас в школе уже был ансамбль, который даже получил на каком-то конкурсе приз, и вот с ним-то мы (я и Лёша) как-то выступили в качестве солистов, исполнив «Child in time». Как вы уже догадались, Лёша - в качестве Блэкмора, ну а я совмещал роли Джона Лорда и Яна Гилана, а заодно и конферансье вечера. Предсказуемый успех (помню, завуч пригласил меня в кабинет - я перед этим лихорадочно прятал бутылку водки в недрах пианино - и восторженно благодарил за услышанное !) слегка вскружил нам головы. Но тут пришла пора заканчивать школу.

Батискаф всплывает

Так вот я, Лёша и Вовка, взяли да и поступили в один вуз – МИФИ, более того, мы с Лёшей поступили на один факультет и кафедру и поселились в одной комнате общаги. Понятное дело, что когда мы увидели объявление о «прослушивании в рок-группу» или что-то вроде того, мы поняли - надо идти. Ну, пришли. Запамятовал фамилию того, кто руководил прослушиванием, но помню, что когда мы затеяли исполнить ту самую арию Христа, он пару раз прервал нас просьбой: «А можно погромче?» («take this cup awa-aay from me-e»…). Однако в уголочке сидел ещё Коля Хлынов, который помалкивал, но зато после мы познакомились и крепко сдружились, и он-то и стал человеком, которого мы безоговорочно признали руководителем новой группы.

Именно его музыкальная эрудиция и трезвый рассудок цементировали таких разгильдяев, как я и Лёша и (понятное дело!) немедленно примкнувшего к нам Боба. Занятия в институте были заброшены и мы интенсивно начали осваивать репертуар Deep Purple. Однако невозможно было не играть и песни Лёши. А когда он написал песню «Батискаф», вопрос о названии группы как-то отпал сам собой.

Явление Вадика

Надежды на то, что «уж в МИФИ-то аппараты должны быть что надо», пошли прахом: дырявые барабаны, клавиши «Юность», усилитель «Родина». Нашей гордостью оставались подареные Лёше родителями гитара Musima de Lux и спаянный его папой - Юрием Николаевичем - усилок. Правда чуть позже нам всё-таки купили бас-гитару подешевле… Первые выступления на танцах, обломы, ошибки, проблемы с аппаратурой - текучка. Как всё подошло к тому, что появилась потребность заменить ударника (или потребность Боба замениться) – не помню, но мой одногруппник, как иногда звал его Вадим, Лёша-Климентоша (Климентов) указал нам на Вадима Мельникова, который вроде бы тоже «стучал» в школьном ансамбле. Так мы и сошлись всерьёз и надолго. Как оказалось – на всю жизнь.

Группа поддержки, запись

Вокруг любой, даже самой никудышной, рок-группы так или иначе образуется некий круг друзей и подруг, сочувствующих, поклонников, ненавистников и т.п.. Так, откуда ни возьмись, появились Юрик и Гришка (как позже оказалось - Мишка) – друзья детства Вадика, которые периодически являлись на наши выступления и всегда стремились чем-то помочь – хоть в переноске аппаратуры. И не только. Юрик паял нам всякие прибамбасы с эффектами, на покупку коих денег нам бы никто в МИФИ не дал. Памятен фус, жутко ревевший от одного прикосновения к струнам гитары, но постоянно сгоравший, как позже выяснилось, из-за ошибки в схеме. После исправления ошибки он перестал издавать эти невероятные звуки, и мы утратили к нему интерес. И был и есть Валера Колосов. Удивительный человек-художник, без которого не было бы легендарной стенгазеты «кАбернетик», и шаржа на Батискаф и оформления этого диска. И были другие, но вот…

... пришла пора Юрику идти в армию. И попросил он нас (а чего просить, если мы и так давно этого желали) записать несколько вещей, чтобы мог он их «там» слушать и ностальгировать. Сколько же было нервотрёпки! Всё писалось в подвале 5-го корпуса общаги через обычный бытовой микрофон на Маяк 203 – вот и весь «микшерский пульт». Никаких наложений – запись «вживую» - ха-ха! Слава Богу, мы догадались не записывать «дип пёрплов» и прочие англоязычные вещи.  

Шёл 1977 год. Как появился этот диск

Вадик умер... Умер вскоре после того, как умерла любимая всеми нами Ольга – его жена. Эти две скоропостижные смерти привели, в частности, к тому, что я вдруг получил давно разыскиваемый мной телефон Юрика и прицепился к нему с идеей оцифровать эту «историческую» запись. И плёнка нашлась ! И была оцифрована ! Вот, собственно, и всё…

Послесловие

Скорее всего, если вас зовут не Джон, Боб, Лёха, Коля или Вадик, вы будете сильно разочарованы тем, что услышите. Но мне нисколько не стыдно это слушать самому в своём одиночестве, прихлёбывая что полагается в таких случаях. Чёрт, как же здорово, что мы через это прошли – это были наши попытки как-то выразить себя, и случалось, что попытки эти удавались.

Полагаю, справедливо посвятить результат усилий по созданию этого диска памяти Вадима. 
Мир праху твоему, Вадик. 
Запись 1977 года студенческой рок-команды «Батискаф» (МИФИ)
Сделана Юрием Ждановым

https://soundcloud.com/user-534740364/01-lyudi-na-bolote
Участники команды: 
Вадик (он же Вадим Мельников)  - ударные
Джон  (он же Олег Иванов)           - вокал, клавишные
Коля   (он же Николай Хлынов)    - гитара, бас, вокал
Лёша   (он же Алексей Тихонов)  - бас, гитара

7933_original.png

Слова и музыка – Лёшины, за исключением:

1. слова Лёшины, музыка Джона и Лёши
4. Песня из кинофильма «Дорогой мальчик» слова Л.Дербенёва,
     музыка Д.Тухманова, обработка «Батискаф».
            1-5: оцифровано и отреставрировано в июле 2009 года Евгением.

Еще - 1977

Критики Мелюзги
Халтурка об Америке
КИВ
Костя играет ветер
Если
Мелочи "Мелюзги"
Милитари 3
Агитбригада-77
Мелюзга
Наш Бог - Бег
Агитперелет-77
Как молоды мы были
Показать еще

Еще - ВИА

Костя играет ветер
Конкурсы ВИА
Оды магнитофонным бобинам

Другие статьи

Хор МИФИ – это часть нашей жизни
Юбилей ШТО
Анекдот - двигатель прогресса
Посвящение в студенты
Пагуошское движение
Заблудившийся океан
Черный юмор
Детали Новосибирского фестиваля
Сахаров о Зельдовиче
Тот, кто носит "Adidas"
Спасибо Вам, мои друзья!
Селиванова Светлана Григорьевна
Показать еще

Тест
/