История двух слайдов
История двух слайдов

Фамилия моя Семёнов. Может, поэтому мои друзья меня зовут Семён-Семёныч. Но скорее потому, что я немного нерешительный и не умею знакомиться с девушками. Вдобавок, в нашем институте их очень немного, а на улице я теряюсь и не знаю как подойти к девушке, которая мне понравилась. Вся надежда у меня каждый раз на компанию, в которую меня может быть кто-нибудь пригласит. Вот и сейчас дело идет к окончанию рабочего дня. На улице уже стемнело. Сегодня 31 декабря 1977года. Последние часы сдачи зачетов, последние часы зачетной недели. Преподаватели уже тихонечко собираются мысленно по домам. У нашего препа под столом авоська с продуктовым заказом и советским шампанским. Чувствуется, что в мыслях он уже не с нами, но работа есть работа... Он вздыхает, фирменно поправляет двумя пальцами обеих рук лацканы пиджака, словно борец самбо и, смирившись, смотрит тебе в глаза: "Ну, что там у тебя?"
У меня осталась последняя задача, которую я имел в долгах по математике, и теперь я несу ему на стол. Если кто не местный, то для него скажу, что система зачета у нас выглядит так... В течении семестра ты делаешь домашние задания и если делаешь их все безукоризненно, то тебе ставят автоматом зачет. Но так почти не бывает. Перед каждым семинаром на перекличке ты "сдаешь" себя, то есть честно признаёшь, что был занят и не успел, или не смог решить то-то и то-то, но решал. Вот этот недодел и остается на зачетную неделю, и только в этот момент понимаешь, что сессия - это возмездие!
Преп берет мой листок и бежит глазами по строчкам моего решения. Чувствую как у меня потеют ноги.. Если не так, то следующая попытка сдачи зачета по математике объявлена на четвертое января, а третьего у нас уже экзамен! И это значит, что к экзамену меня не допустят!!! Просто темнеет в глазах от такой пропасти чувств...
Но преп поправляет двумя пальцами лацканы своего пиджака, потом проводит ладонью по накрытой волосинками преждевременной лысине и...
"Семёнов. Давай зачетку!"
!!!!!!!!!!!!!
Звучит гимн!  Фанфары!!!!
Выхожу на мороз... Поворачиваюсь лицом к главному входу... Поднимаю взгляд к небу, туда, где на крыше крупные буквы МИФИ, и смотрю как плавно на землю падает медленный снег. Как здорово! Как здорово жить! Из окон аудиторий свет освещает заснеженные институтские ели, подглядывающие в эти окна, где еще суетятся преподаватели и гибнут, тонут студенты...
Если бы я был первым секретарем ЦК, то в будущем запретил бы учиться в эти предпраздничные дни!
И потом еще неделю после. 
Дорога в общагу идет через "Дубы", школу, мимо "Тошниловки", административного корпуса...
Пока оттаптываю маршрут к дому, эйфория от победы улетучивается и меня накрывает крутая грусть. Дело в том, что через несколько часов начнется Новый Год, у всех свои компании, весело, девчонки. У меня нет своей компании. Да, я - Семён-Семёныч! Да, обидно! Буду сидеть в своей комнате, у меня есть две бутылки шампанского Советского, которое я заранее еще в октябре купил в Столешникове. Хоть в этом плюс. Ведь в магазине шампанское сейчас - днем с огнем не найдешь. И не купишь!
В прошлом году нас пригласили в компанию, обещали, что будут девчонки, но они почему-то не приехали, и мы сидели скучные, даже не напились. 
Очень хочется праздника. Очень не хочется быть одиноким. Хочется быть там, где шумно, весело, валять дурака, прыгать в мешках, валяться в снегу, кричать, участвовать в любых глупых конкурсах, танцевать, кривляясь, или в медленном танце держать за талию стройную-стройную девушку... И чувствовать, как легко касаешься её груди своей грудью... От этого прикосновения становится очень волнительно... ногой слегка касаешься её колена... Потом ещё раз... И ещё... кто-то со спины на нас наталкивается и её грудь... Такая упругая, прижимается к тебе...
Очень хочу быть в компании! Очень!
Потом уже под утро,  когда все натанцуются и начнут расходиться, я позову свою незнакомку к себе, пить чай, или шампанское, которое будет ждать нас... Мы зайдем в комнату и моя незнакомка вытянет ножку в элегантном сапожке на высоком каблуке... Я в удивлении и восторге пойму, что она предлагает мне помочь ей снять эти чудные замшевые сапожки. Я сажусь на колени пред её вытянутой ножкой и, немея от восторга, касаюсь её ноги у вершины сапожка... Замок слегка поддается и движется вниз... Чтобы удержать прелестную ножку я нечаянно перехватываю её чуть выше и моя рука касается упругой ноги выше колена ... Я пугаюсь и снизу вверх испуганно смотрю в её лицо, но она улыбается и прижимает мою голову к себе, а моя рука, дрожа, скользит выше...
В комнату постучали. На пороге появился Лешка Ванеев из комнаты напротив. Он был в костюме, но без галстука. Он всегда заходит, когда ему нужен галстук. У меня есть пара очень крутых галстуков, и я их постоянно раздаю друзьям. 
"Меня пригласил Белка и его девушка. Они встречают в Измайлово вместе со своим театром", - Леха прикладывает к горлу мой галстук, смотрится в зеркало и довольный уходит. 
Их студенческий театр называется ШТО. 
Везет же людям!
Но время уже движется к полному закрытию всех магазинов, а у меня к шампанскому и поесть-то нечего. Тоска. Выхожу на остановку студгородка и прыгаю уже в почти пустой автобус в сторону Кавказского бульвара, там на кругу есть большой универсам. 
Настроение никакое. Автобус пустой. Все уже разбежались по домам, салаты режут. В хвосте сидит в красной шубе дед мороз. С маленькой буквы пишу, потому как дед мороз из службы быта или профсоюза - развозит подарки детям. Я сел напротив него. 
Дед был клевый, потому что по возрасту дед. Потому что его непричесанная седеющая борода была настоящая. Он посмотрел на меня и его глаза спросили: "Один?"
"Один", - ответили мои глаза и я съежился. 
"Это плохо" - сказал дед и достал из-за пазухи такую хорошенькую фляжечку, потом серебренную рюмочку и аккуратно налил. По запаху это был точно коньяк, ну, точно-точно... Такой аромат!!... Дед смачно опрокинул рюмашку под усы и в глазах можно было прочесть страстное желание закусить лимончиком. Он развязал свой мешочек, покопался в нем, достал дольку свежеразрезанного лимона и смачно закусил.  
От удовольствия его глаза прикрылись и он на минуту мечтательно затих. 
"О бабке своей, наверное, думает, которая дома его с салатом ждет!"
Дед открыл один глаз и этот глаз посмотрел на меня. Дед отвинтил опять крышечку на своей волшебной фляжечке и аккуратно налил в свою маленькую серебренную стопочку и протянул ее мне. Я немного встрепенулся, но глаза его нежно сказали: "Пей!"
Огненная вода мгновенно опалило всё-всё горло, мой мозг и тут же всё тело как из ушата окатили... Это стало каким-то теплом растекаться по всему телу... До кончиков пальцев... Сразу вокруг все становилось красивым, добрым, все глупые страхи становились глупыми, и почему-то не страшно было делать тоже глупое и нелепое...
Но не успел я проплыть в этой реке нирваны до полного открытия глаз, как новый удар вложился в моё тело. Я оторвался от сиденья и полетел по проходу к кабине водителя. Но это уже не было мистическое ощущение волшебного изумительного коньяка. Мистика  прервалась! Это просто водитель резко ударил по тормозам!
Через стекло водителя я увидел перекрытую людьми дорогу. На дороге стояла пушка времен бородинского побоища. Около пушки в разных позах стояли гусары. У одного в изогнутой позе с вытянутой рукой тлел фитиль с легким дымком, второй гусар, присев, метился в лобовое стекло.  Водитель явно не понимал: бояться ему или улыбаться, поэтому открыл переднюю дверь для переговоров. И в ту же секунду салон начал заполняться дамами в длинных платьях, мужчинами во фраках и пьяными гусарами. Коньяк заполнял все мои мельчайшие капилляры, я каждую секунду наполнялся блаженством и готов был плыть в реке любого бреда. Гусары потащили пушку за автобус и веревкой привязали её к бамперу. Через стекло гражданин в цилиндре передал водителю пару бутылок "Столичной" и автобус стал неуклюже разворачиваться по встречке. Орудие не разворачивалось, гусары опять вывалили на дорогу. С двух сторон стали собираться жигули и таксисты. Ко мне подошла девушка и, протянув мне руку в такой манере "как для поцелуя", попросила помочь мужчинам. Я вышел на улицу весь боевой и нараспашку, отодвинул гусаров и делово морскими узлами подвязал орудие к бамперу. Автобус дернул и мы поехали. Девушка села со мной рядом, прижалась ко мне и пригласила поехать с ними. У меня все кружилось и плыло, мне было очень легко и свободно... Очень пьяно... И от девушки Даши пахло молоком и счастьем!
Потом был бал в большом-большом зале, накрытые столы, много шампанского и вина, гремела музыка, все танцевали, танцевали все подряд, даже мазурку и вальс... Даже играл живой оркестр.  Я танцевал с Дашей, и между танцами мы хохотали и пили за фуршетными столами отличное вино. Потом в какой-то момент все повалили на улицу, валялись в снегу. Потом взялись стрелять из пушки в сторону Коломенского и Москвы-реки, но приехал наряд милиции и просил прекратить пальбу. Кто-то из гусаров предложил сержанту пари - ну, типа дуэли на саблях: кто победит, тому и будут подчиняться. Сержант согласился и завязалась нешуточная дуэль. Потом победил милиционер, потому что он был кандидатом в мастера спорта и милиционеры тоже пошли к фуршетным столам. Я был пьян, невероятно счастлив, и был уверен на все сто, что я уже сплю. Поэтому не боясь и не стесняясь, я предложил Даше пойти ко мне пить чай или шампанское, которого у меня было две бутылки. 
Потом было все то, о чем я так давно мечтал.  И когда я уже совсем обессиленный, обняв Дашу, окончательно заснул, то подумал, что это очень чудесный сон!
Проснулся я поздно, глубоко после обеда. Еще чуть-чуть и начнет смеркаться. Я лежал в постели один и чувствовал себя героем голливудского фильма. Какой прекрасный сон! Какое счастье! Ведь это было всё по-настоящему! Всё было по-настоящему!!! Я помню запах этих губ... Я встал, одел трусы и... Пошел к двери посмотреть  на всякий случай - не осталось ли там хрустальной туфельки или хотя бы замшевого сапожка на высоком каблуке. Туфельки не было...
Пошел в соседнюю комнату к Лехе Ванееву. Он уже вернулся из Измайлово и они сидели с Тарасовым, ели из большой кастрюли клёцки. Тарасов - известная личность в общаге, он нападающий мифистской сборной по регби, а регби и самбо - это наш конёк! Название "Клёцки" - это он придумал, и это название ничего общего с энциклопедией здорового питания не имело. Клёцки - это блюдо из того, что осталось от праздничного стола. В этот раз остался зеленый горошек в банках, майонез и накрошенный черный хлеб. Мне дали ложку. Было очень вкусно.  Потом пили вино.  Потом в телехолле третьего корпуса набилось много народу, потому что показывали по телевизору новую премьеру Эльдара Рязанова. Такой здОровский фильм о том, как в новогоднюю ночь может замутиться любая история. Фильм был отличный, но в телехолле было набито так много народу, что дышать было нечем. Поэтому я подумал, что, если бы я был бы первым секретарем политбюро, то настроил бы телевизорных заводов, сделал бы в Останкино много-много каналов и тогда все бы смотрели этот фильм по своим комнатам в разное время. И никто бы тут не дышал тебе в ухо. 
Потом через забитую мужскими телами дверь стал до меня докрикиваться Леха Ванеев. По его возгласам я понял, что Белка вернулся, и вернулся с едой! 
Пока шли с Лёхой по лестнице, понял, что Белка был в гостях у своей девушки видно первый раз и познакомился с родителями. 
Белка зашел в магазин, вина купил, еды и "теща" ему дала целый противень с заливной осетриной. Слово"теща" мой друг Ванеев произносил как-то язвительно. 
Перед тем как зайти в комнату Лёха меня предупредил, чтобы я ничему не удивлялся. Дело в том (говорит Леха),что кроме ШТО есть еще в нашем институте студенческий театр ВТО. То есть Восьмое Творческое Объединение. Белка встретил их в магазине и привел их к нам. 
Дверь открылась и за столом и вокруг сидели гусары, орали, пели и спорили....
Если смотреть глазами гусар через стол, стаканы и бутылки в сторону двери, в которой появился я, то эти минуты напоминали финал Гоголевского Ревизора...

P.S.хотя правильнее это назвать Эпилогом... Мы с Дашей поженились через год. У меня все хорошо. Отличные отношения с тёщей, она отличный человек. Правда, такого заливного из осетрины, как у Белки, у неё не получалось!
Наверное, многие скажут, что я тут напридумывал в сто коробов, обкурился или еще какую глупость выдумают. Так вот! В тот вечер я сделал в комнате у Белки пару снимков и прикладываю их к этому воспоминанию!
И, пожалуй, еще добавлю P.P.S.
Главное, что я хотел сказать - это сказать о ВТО! Я не знаю какие они там спектакли ставят! Для меня они обожаемы тем, что умеют дружить и идти по жизни вместе!

Еще - Валерий Белов

Агитбригада-77
Критики Мелюзги
Снимаю шляпу
КИВ
Если
Наш Бог - Бег
Колонтаево-78
Играем Комнатный театр
Вопли модератора
Стрессы
Двенадцать
Маскарад
Показать еще

Еще - 1977

Мелочи "Мелюзги"
Агитбригада-77
Критики Мелюзги
Милитари 3
КИВ
Если
Наш Бог - Бег
Костя играет ветер
Лица героев
Как молоды мы были
Юбилей ШТО
Халтурка об Америке
Показать еще

Еще - ВТО

ВТО - 50 лет!

Другие статьи

Смелые идеи XX века
Севастопольские рассказы
Весёленькая история и Остановка
Встреча с Гагариным
Почему хористы любили слеты КСП?
Памяти Юрия Козырева
В предгорьях Альп
Овец жалко!
Юбилей в пять лет
20 московских художников
Легендарное трио
Кто, если не мы?
Показать еще

Тест
/