Про театр ваще и в частности ШТО

Это я пишу под впечатлением прочитанной переписки Белова с другими участниками ШТО, в качестве дискуссии. И немножко всплыло в памяти в связи с этим.
Я вспоминаю как пришел на сходку в актовый зал по объявлению о наборе новых людей в ШТО. Со мной еще было два одногрупника, которые мало чем отметились, то есть еще меньше меня.
Там я познакомился с Вадиком, с которым больше всех сблизились, еще одним товарищем из его группы, несколько девчонок, были и "старички" - Пиф, Антон, Кирушев и Белов, еще кто не помню.
Почему я пришел? Почему пришли мои одногрупники? За всех трудно сказать.
Мы были наверное на втором курсе, т.е. 77 год. Раза два я уже видел ШТО на сцене: что-то новогоднее, потому что Попова вытряхивали из мешка, как новогодний подарок и он читал стихи:
"Я к вам пришел ребенком златокудрым", "Памятник", и запомнил еще строчки:
"Я умирал, а ты меня спасла;
я счастлив был, а ты меня убила.
В потоке газа искорку несла,
то зажигала, то опять гасила"

Второй раз был на десятилетии, поэтому есть ощущение, что из нескольких спектаклей видел отрывки.
Точно я не видел Остановку полностью, а Мелюзга была кажется немного позже, но могу ошибаться. Это я видел.
Так вот, нам, как новичкам, естественно Викулов задал вопрос, чего мы хотим от театра. Точнее, какой из театров нам нравится. Я конечно стушевался, потому что завсегдатаем театров не был, хотя имел удовольствие почувствовать магию театрального искусства. Бывал я в Большом (по блату), чем и сегодня не многие могут похвастаться. Но туда ходят кто послушать, кто посмотреть на декорации и интерьеры. Это все к драмтеатру не относится. Я и на сцене КДСа стоял в составе хора В.Попова. Поразился, какой из себя хлам представляют декорации, такие роскошные издаля, но это все ни при чем тоже. Мне, собственно, нравился тогдашний МХАТ, там были в то время прекрасные артисты: Любшин, Мягков, Калягин, Васильева, Мирошниченко - не упомнишь всех. Но что говорить, когда ты не видел другого. Почему-то помню, что Белов ругал Таганку, мол поставили спектакль по Пушкину в духе "мы поклоняемся ПУШКИНУ", потом по Маяковскому - "теперь Маяковскому поклоняемся". Я их тогда не видел, о чем конечно жалею. Но определенно не был фанатом, чтобы ночью записываться в очередь. Кстати, потом смотрел их "Вишневый сад" и что-то мне оттуда пахнуло совсем не тем, чем Валере. Всё та же постановка Эфроса. Сцена оформлена чем-то вроде рубероида и по периметру рукомойники висят. Возможно, намек на казарму? Я понимаю про условность театра и особенности стиля Таганки, но когда используют классику для тогочтобы в каком-то оформлении или реплике просунуть сквозь театральный занавес кукиш и показать зрителю этим свою смелость, мне это совсем не близко. Но это было уже значительно позже, когда никакого ажиотажа спектакли не вызывали (и многим непонятно уже было, кому кукиш, а он-таки в спектакле остался). Еще кто-то на нашем "собрании труппы" помянул типичных режиссеров-диктаторов в кожаных куртках. В то время появились театральные студии под руководством таких новаторов: на Юго-Западе, у Никитских ворот. Я в этих студиях не бывал, напрасно говорить не буду.
Впрочем, как-то с Вадимом нас пригласили на репетицию театра "На досках" под руководством теперь уже хорошо всем известного Кургиняна. Сидели мы тихо, они - то репетировали, то болтали, причем Кургинян концентрировал разговор на себя, без стеснения рассказывал, как охмурял уже престарелого и заслуженного писателя-фронтовика Бондарева (забыл наверное о нашем присутствии). Было уже заполночь, когда я решился робко попрощаться, потому что мне еще домой надо было добраться. Вдруг, Кургинян метнул на нас гневный взгляд и сказал: "Идите и чтобы я вас здесь больше не видел". Да, такие мини-фюреры мне совсем не по душе. 
К чему я всё это говорю? Да просто хочу сказать спасибо Коле.
Он нас и подводил к тому, что любительский театр имеет определенные преимущества. Он понимал, какие преимущества имел наш театр, и каковы были его ограничения. Чтобы достичь профессионализма, без фанатизма не обойтись, это не только в театре. А наш любительский режим хотя иногда мешал добиться результата, но оставлял время для другой жизни. И еще позволял всем нам быть участниками творческого процесса. Кто читал воспоминания Тарковского, не мог не заметить его откровенности об отношении к актерам: им не надо знать режиссерского замысла, они должны делать свою ремесленную работу, они - его орудия. Они должны быть профессионалами Своего дела, как он - Своего. 
А у нас в ШТО было по-другому. Не хуже и не лучше, а по-другому. Поэтому даже я, не имея никаких актерских данных (кроме тщеславия) мог участвовать и не вызывать у режиссера раздражения (надеюсь).
И еще мы могли (если хотели) заниматься настоящим искусством. Вы скажете, что я сам себе противоречу. Но это не так. Когда к примеру "новаторы театра" корежат классику для того, чтобы что-нибудь злободневное "вставить в строку", этому грош цена. Потому что завтра или послезавтра это вызывает только недоумение. 
А наш диалог с Александром Блоком, который начался тогда, еще не кончился и для многих много значил. Валера кое-что об этом сказал. Позволю себе тоже сказать. Ведь не случайно пал выбор на 12. Мы его в школе проходили: Ничего не поняли. Взялись ставить на сцене. Чем-то другим повеяло. Ветром и холодом, "музыкой революции". Как-то переоценили мы эту музыку. "А впереди - огни и мрак". Я говорю не как полноценный участник постановки, хотя открою тайну, мы даже на сцене ДК "Москворечье" однажды с "Двенадцатью" выступили - те самые новобранцы, которые пришли тогда по призыву на собрание в актовый зал. Заводилой был Вадим. Он играл на рояле музыку, я читал текст от автора. Кажется, это была неудавшаяся агитбригада, оставленная на лето в Москве. Все-таки нас попросили поучаствовать в каком-то мероприятии и мы так поучаствовали (да простят нас Попов и Кальян). Тогда мы заинтересовались Блоком все. Хотели еще поставить "Розу и крест". В результате я познакомился с будущей женой. Но Блока я не понимал, и даже не любил наверное. То есть мне нравились стихи, ну те же "12", это же настоящее. Но понять его, как человека я не мог вполне. Мне глубоко и надолго запало кое-что из его дневников, например о том, что Гоголь любит своих героев, Ноздревых и Коробочек, как они ни отвратительны, иначе ничего бы у него не получилось. Так же и Блок любит Катьку с Ванькой, хоть они его имение сожгли. Иначе и у него не получилось бы ничего. Мне запали его слова: " Я хочу того,что будет...", хотя надо было бы "Да будет воля Твоя", но тогда я еще этого не знал.
И всё отношение к революции, и к искусству того "серебряного" века, понимание сущности его, всего этого неестественного богемного разжигания в себе страстей, культа их только недавно пришло.
Попов - не знаю, как давно это понял и написал стихи "Певцы серебряного века", там все хорошо сказано.

Еще - Алексей Шишков

Об утраченном времени
Поперек времени

Еще - 1980

Одесса-80
Смерть Высоцкого
Тайна прочтения "Двенадцати"
КСП МИФИ 80-х
Второе пришествие Тарковского
Магия цифр или сколько литров в ящике пива
Выпускники МИФИ 1980

Еще - ШТО

ШТО и "Поперек времени'
Мурманская агитбригада
Киргизия
Кировск
SHTOF NEW YEAR Co Ltd
Люди с характером
Критики Мелюзги
Пресса о ШТО
Кандалакша
Если
Весёленькая История
Черный юмор
Показать еще

Другие статьи

Мои одноклассники - 2
Приказ ректора
Миссия на Муруроа
Костя играет ветер
1970 ССО ХОР МИФИ в действии-1
Система Физтеха
Селиванова Светлана Григорьевна
Чернобыль. Свидетельство участника
Я говорю - Мифист
Легендарное трио
Отчет о проделанной работе
Шифер
Показать еще

Тест
/