Гастроли хора в Прибалтике
Гастроли в Прибалтике: Каунас-Рига-Таллинн

В начале 1972 года разнесласть весть, что Фира собирает «стариков», т.к., готовится поездка по Прибалтике. Пришли мы в ДК «Москворечье», послушали, как поет хор, а после репетиции Эсфирь Моисеевна рассказала о готовящейся поездке. Часть репертуара была знакома, но было и много новых вещей, да и готовились новые песни на литовском, латышском и эстонском языках. После разговоров Эсфирь Моисеевна попросила меня остаться.
 
- Давно тебя не слышала, дай я тебя прослушаю.

После прослушивания, Эсфирь Моисеевна сказала:

- Слушай, у нас сейчас проблема со вторыми тенорами, а не попеть ли тебе во вторых тенорах?

- Попеть-то можно, но я же партий совсем не знаю вторых теноров.

- А ты будешь ходить к Раисе Наумовне и разучишь с ней партии вторых теноров.

И вот три раза в неделю я вечерами сталь ездить на квартиру к Раисе Наумовне на Никитских воротах (она жила в знаменитом и известном всем туристам доме с магазином «Консервы»). Раиса Наумовна вечерами занималась со мной. Достаточно быстро я выучил партии вторых теноров и начал репетировать в Москворечье вместе со всеми.

А потом была великолепная майская поездка по Прибалтике: Каунас, где мы были гостями Каунасского политехнического института, в Ригу, где было соревнование трех хоров: МИФИ, Латышской Академии наук и хора Печатников, а в Таллинне мы были гостями Таллиннского политехнического института с его великолепным женским хором.

Но начну все по порядку. В Каунасе мы прошли колонной на Первомайской демонстрации, а после демонстрации мы пели на ступеньках православного собора. Наша миниатюрная Эсфирь Моисеевна дирижировала спонтанно созданным хором с участием местных хоров. А после того, как мы спели на литовском: Buvo gardus alutis, buvo gardus, Galvele mums apsuko penkis kartus… - это что-то вроде "да здравствует пиво!" - отношения местной публики к нам существенно изменилось. Теперь в местных пивных мы чувствовали себя достаточно расковано. А потом были экскурсии по городу, музей Чертей, музей Чюрлениса, концерт в институте и банкет с пивом, лещами и танцами до утра с барышнями из вокально-танцевального ансамбля «Джяунистэ-Юность».

Утренняя репетиция в Рижском ДК печатников повергла Фиру в шок − голоса у нас от чрезмерного пивопития сели:

− Мороженого не есть, воды- пива не пить!

Нужно отметить, что с нами участвовали и два наших солиста: Галина Кувшинова, которая была не только симпатичной девушкой, но и имела великолепный голос и Анатолий (фамилию которого я забыл, но он впоследствии был солистом в Детском музыкальном театре Н. Сац), который моментально обмотал горло шарфом и так с ним больше не расставался.

Хотя Домский собор был закрыт для посетителей, там были репетиции священников, но нас пустили и дали нам возможность спеть в соборе. Ребята − это сказка!

К вечеру голоса восстановились, и концерт с участием трех хоров прошел с блеском. А потом было застолье с ячменным пивом и закусками, которые подают на престольные праздники в Латвии. Пиво здорово ударило по ногам, при совершенно свежей голове, и мы довольно долго добирались до вокзала.

И вот мы в Таллинне. Вечером барышни хора политеха были нашими гостями в кафе, которое мы сняли недалеко от института, но ни грамма пива и вина наши соседки не пили:

- Мы завтра выступаем…

Из разговоров мы узнали, что помимо древних исторических мест, в Таллинне есть ночной ресторан на яхте со стриптизом (и это в 72 году!). Яхту-то мы нашли, но кто-то из обслуги сказал, что сейчас все закрыто и все равно свободных мест нет. Во время дневной экскурсии мы поделились своими горестями с нашими подругами из хора.

- Мы Вам поможем.

Короткая беседа наших барышень с привратником и вопрос был решен. В 8 вечера нас без звука пропустили на яхту. Четыре МИФИста: Леша Баданов, Толя Жуков, Володя Малинкин и я, уютно устроившись за столом (в виде бочки недалеко от эстрады), качественно провели всю ночь. И, очутившись в 4 утра на набережной, начали лихорадочно рыскать по карманам − набралось 1 рубль 42 коп, а общежитие Политехнического института, где мы жили, находится на другой стороне города. Ловим такси - будь что будет - и быстренько доезжаем до общаги. На счетчике 1 руб. 36 коп. Сдачи не надо – и, через несколько минут мы уже спим.

На следующий день мы в концертном зале «Таллин» слушаем женский хор … Зал полон и вот на сцену выходят семьдесят белокурых ангелочков в телесного цвета длинных платьях и начинают петь. Мне до этого никогда не удавалось слышать чисто женского хора, обычно выступали смешанные хоры, а тут что-то неописуемое… Как хорошо, что в концертном зале продают цветы (в Москве тогда такого в те времена не практиковалось). Все цветы куплены, и громадная куча цветов летит на сцену. А потом попросили спеть нас, а потом мы пели вместе.

Какая же великолепная акустика в этом зале.

Прощальный обед с песнями и танцами, с хлопаньем ладошами и прыганьем на столы и стулья… Но вот неожиданная команда: «Отбой»… Прощай Таллинн …и дивная девушка с необычным именем Вийва, которая на всю жизнь осталась в памяти с текущей от слез по лицу тушью. Я до сих пор не пойму, почему были куплены билеты на дневной поезд…

                                                         Леонид Броницкий (выпускник МИФИ (1970 г.), в хоре 1965-72 гг., 2-й бас)

Еще - 1972

Конкурсы ВИА
Квартирьер и каменщик

Еще - Хор МИФИ

Мое поколение и мои хоровые друзья
Этикет по-британски
Хор МИФИ – это часть нашей жизни
История нетипичного хориста, или лучше поздно, чем никогда
Неслучайные случайности
Шестидесятилетние о шестидесятых
Эсфирь Моисеевна – моя хоровая мама. А хор – это судьба!
Заборье-70
C кем из выдающихся женщин сводила судьба. Эсфирь Моисеевна Рывкина
Квартирьер и каменщик

Другие статьи

Селиванова Светлана Григорьевна
ШТО рассказывает
Хронология КСП
Пятый корпус
Хроника ядерного взрыва
Великий Магистр
Канский фестиваль
Выпускники МИФИ 1980
1987 Экспедиция альпклуба МИФИ на пик Корженевской
Олег Космачев
Стрессы
Милитари 2
Показать еще

Тест
/