Канский фестиваль
Канск-71
Михаил  Тужиков с помощью Николая Викулова и Елены Колдобской

Канск – это километров, наверно, двести от Красноярска. В Канске мы были, примерно, с неделю – может, чуть больше. Для меня (как и для почти что трети состава нашей агитбригады) это была первая поездка. И сразу в такую даль! Хотя для остальных-то членов нашего коллектива, у которых это была уже третья экспедиция, Красноярский край – не так уж и далеко! Братск, Улан-Уде, Благовещенск – гораздо дальше от Москвы!
Я, пожалуй, повторюсь, но ещё раз не пройду мимо старта очередного Всесоюзного агитпохода студенческой молодежи именно в Красноярске. В этом старте принимали участие мы и Ленинградские корабелы. Причем, мы были, в общем-то, зрителями. Ленинградской агитбригаде «повезло» больше – у них это, действительно, был старт похода. Мы прилетели только что, часа в четыре (время московское) утра, и нас, не поспавших, доставляют в центр города, на набережную Енисея. Там минимитинг перед отправкой ленинградской агитбригады куда-то вниз по Енисею, очень далеко, чуть ли не до С.Л.Океана, на двух (трёх?) вместительных шлюпах. Прямо какие-то братья Лаптевы, Ермаки и прочие первопроходцы!
И среди радостнопровожальческих речей на дебардакере, откуда ленинградцы собирались стартовать, вдруг прозвучало, что, оказывается «это очень символично, что ваш агитпоход начинается от стоящего здесь на вечном приколе парохода «Святой Николай» (глядь, а пароход-то вот он, и правда, здесь стоит, к этой пристани принайтовлен!), «Святой Николай», на котором Владимир Ильич Ленин прибыл в нашу, Сибирскую ссылку!» Цитата дословная!
И вот, когда отзвучали пламенные речи, ленинградские студенты, что сидели до того спокойненько в своих лодках, отсалютовали нам всем веслами, подняв их вертикально и подержав так несколько секунд, под «круг почета – и в путь!», прозвучавшее из мегафона, кладут весла на воду, «отдают концы» провожающим и отправляются в круг почета и в дальний пу… Нет! Вот сразу в путь отправиться им не удалось, поскольку они решили всё ж таки завершить круг почета. А он не хотел завершаться! Ребята несколькими ударами весел отлетели от Св.Николая метров на пятьдесят вниз по течению и развернулись. И остановились. Гребут-гребут, гребут-гребут, а с места (теперь уже вверх по течению, а это Енисей, и течение у него, ну, не метр в секунду, но почти!) с места не двигаются! Стараются во всю, но почти что не приближаются! Тут из-за Св.Николая вылетает моторка, подходит к шлюпкам, те моментально связываются друг с другом посредством веревок, моторка берет эту связку (сосисок, ну очень уж похоже!) на буксир и торжественный круг почета благополучно завершается! Лодки расцепляются и плывут себе, качаясь, лодочки по Енисею, по реке! Замечательный получился митинг!
А мы отправились в город Канск. Был нам выдан автобус производства Курганского вездеходного завода, и на нем мы и путешествовали по Канскому району Красноярского края. Так и хочется написать «по Каннскому». Тем более, что все тут же решили называть наш тур не иначе, как «фестиваль». И все мы с удовольствием стали участниками «Канского фестиваля».
Поселили нас сначала просто на матрацах. Так что "заглавная" фотография стопроцентно правильно отражает нашу «половую жизнь». Столовались мы чаще всего в ближайшей столовой. Совсем недорогой. Прямо перед входом в нее был ларек, за которым стоял мангал. И очень характерный кавказец (грек?) готовил масенькие шашлычки. Копеек чуть ли не по десять-двенадцать. И мы частенько «шиковали». Не каждый вечер у нас случались выступления. Так что вечерами иногда приходилось заставлять себя что-то такое придумывать. Фантазировали на тему будущего репертуара. Широко не размахивались, «Преступление и наказание» М.М.Зощенко, только что «освоенное» нами, пока что рассматривалось большинством как некая «манна», внезапно свалившаяся. Так что все фантазии кружили вокруг миниатюр. А Викулов с Олевским пока что свои «далеко идущие планы» не спешили обнародовать!
Вот тут-то «молодое зеленое поколение» ШТОФа и попало на «курсы повышения картежной квалификации»! Осваивали бридж! Надо сказать, что именно в этой нашей поездке с нами был командирован член Общества «Знание», преподаватель кафедры Общей физики нашего института Олег Васильевич Захаров. Для чтения соответствующих лекций. К нашим шуточкам типа «А есть ли жизнь на Марсе, Олег Василич?» он относился по-доброму, стойко переносил свое лекционное безделье, нам никак не мешал, а, наоборот, старался, как мог помогать. И вот вместо «Клуба Четырех Коней» был создан «Клуб Четырех Королей»! И мы потихоньку «бриджевали». Иногда.
Большинство наших выступлений происходило не в самом Канске. Пришлось поколесить по району. Лена Колдобская говорила, что как-то мы ехали-ехали ночью по тайге. Устали, но медленно продолжаем шутить. Вдруг среди деревьев виден свет. Кто-то говорит: " А вот это - магазин." Все смеются. Проезжаем мимо, и о чудо, действительно магазин!!!!!!!! Усталость вся пропала.
В пути обычно пели хорошие песни. Так, с хорошим настроением и прибывали куда надо. Почему-то в памяти осталось только одно название – Чечеул.
В Канске, когда приехали, мест не было, и нас туда и направили, в село Чечеул, где был "Дом колхозника", что я только что обозвал "общагой". С кроватями была только одна комната, туда девчонок поселили. А все остальные жили в комнатах без мебели, спали на матрацах на полу. В Чечеуле была птицефабрика, в столовой при ней глазунья из четырех, кажется, яиц стоила 10 коп.
Прожили в Чечеуле дней 5-6, оттуда выезжали на концерты. Потом нас все-таки поселили в гостиницу в Канске, в номера по 4 чел. Питались нередко в ресторане гостиницы. Первый раз по приезду спускаемся все вместе в ресторан поесть. Встречают нас радостные официанты - такая внушительная команда из Москвы! - а мы заказываем салатики, винегретики, чай, ... и никакого коньяка - шампанского! Они не верят, бедняги...
В Канском районе было 2 наших ССО. Ездили к ним в гости. Один из отрядов располагался в деревне Сотниково, отмечали вместе День Строителя..
А в местных клубах нас встречал засланный с утра с афишами, билетами и одеяльцем, в которое он обычно кутался, "засланец" - Володя Башмаков. Несмотря на июль, в клубах обычно было далеко не жарко!
Володя «рапортовал»: «Восемьдесят (сто двадцать, двести семьдесят, …, – разные населенные пункты, разные клубы, только вот желание посмотреть на «артистов из Москвы» было обычно одинаково высоким!) аборигенов уже взяли билеты. Народ продолжает подходить – аншлаг, вроде бы обеспечен!» Мы начинали готовиться к выступлению, не забывая поставить на входе в зал несколько «дружинников», забирающих «побывавшие в употреблении» билеты у населения обратно в «штофовскую казну». Билетов у нас было, по-моему, 2000 штук. Кстати, билеты эти с изображенным на них знаменитым нашим граммофоном, были типографски изготовленными, полностью легальными и даже «залитованными» (!) советской цензурой ("залитованные" - это от слова Главлит, все печатное требовало разрешения), на что было потрачено, кстати, очень много столь драгоценного перед летней сессией времени! Служили они нам несколько лет!
Перечитал написанное... Наконец-то обратил внимание на  билеты эти с изображенным на них знаменитым нашим граммофоном - все так, все правильно... 47 лет спустя до меня всё ж таки дошло, что сначала в мае я несколько раз ездил  на Садовое кольцо (в Оружейный переулок?) "литовать" эти билеты, а потом, в июне, поимел первую двойку ("двушечку" - так сейчас говорят?) по линейной алгебре. Такие вот иногда случаются совпадения!
Сообщил об этом Викулову. Коля разрешил мне называть себя "жертвой репрессий", мол, был бы ты не Тужиков, а Рабинович, выбил бы себе пенсию повышенную. Может, ещё не поздно?
Несмотря на тяготы «прохладных» клубов и регулярного удаления от коллектива, Володька с честью справлялся с этими своими нелегкими обязанностями.
Надо еще сказать, что когда мы ходили/ездили куда-нибудь все вместе, то часто облачались в заранее, в Москве еще, специально к поездке приготовленную «форму одежды». Это были рубашки. Просто рубашки. Двух цветов. Мне достался яркий темно-оранжевый вариант. Рубахи эти были из совершенно какой-то хипповой, я бы сказал, ткани. Рисунок одинаковый и на оранжевой, и на зеленой ткани. Кажется, это называлось «огурцы». Такие вот «перья жар-птицы». Когда мы по приезду в Канск первый раз вышли все вместе из общаги все в этих рубашках, даже прозвучало «смотри – инкубаторские»! Однако, через несколько дней отношение к нам переменилось. Мы стали почти что местными знаменитостями. После посещения местного телецентра.
В отличие от версии Сережи Попова, изложенной со слов Соколова (причем изложенной лет более сорока пяти назад, а озвученной только что, поэтому, я считаю, у этой версии могут быть т.н. «возрастные изменения»), я скажу, что мы посещали Канское телевидение дважды. Днем была репетиция Зощенковского спектакля «Преступление и наказание», вечером (в «прайм тайм»!) – прямой эфир! Причем, репетиция была больше не для нас, а для съемочной бригады. Т.е., режиссеры не просто посмотрели пьесу, чтобы знать, что будут показывать вечером. Они «расставляли» звук и съемку. Это сейчас в телестудии (и не только на ТВ, на эстраде – то же самое!) все участники шоу одевают гарнитурки с микрофоном и наушником и становятся прекрасно слышны зрителям (и слышат, что им скажет режиссер!). А в те годы по телестудиям ползали здоровенные «журавли» с подвешенными к ним микрофонами. Иногда микрофоны «попадали в кадр», даже и на центральном телевидении. И вот мы прорепетировали днем, а вечером показали нас всему Канскому району. После чего Володя Башмаков неоднократно слышал, как глядя на нашу афишу у клуба кто-нибудь говорил – «Да это, вроде, те, что по телику выступали!» – и, глядь, клуб полон опять!
Конечно, полный клуб – приятное зрелище! Только вот, сидевшие перед первым рядом вполне шпанского вида детишки, курили в зале наравне с взрослыми.
Зато небывалый восторг зала всегда вызывала хоровая уже (Люся, Лена, Володя и Валера) частушка, где было: «В саду яблоня цветет, Ветка к ветке клонится, Парень девушку целует, Хочет познакомиться!»

А еще с нами тогда поехал Кирилл Сомик. Он и потом ездил. В поездки. В «акциях» посреди учебного года участия не принимал, а зато в финале «Преступления и наказания» появлялся со скрипочкой и исполнял мелодию «вчера я танцевала с одним нахалом…», подо что и танцевали гости, припершиеся на свадьбу Горбушкиной.
Однажды его Викулов таки уговорил выступить на конкурсе самодеятельной песни. Он был единственным исполнителем, аккомпанирующем себе на рояле. И единственным исполнителем, который, выйдя на сцену, поприветствовал зрителей поклоном (что отметил Ю.П.Козырев, который почему-то был председателем жюри (??) на этом конкурсе). И пел (чудесно пел!) на стихи, кажется, Бёрнса об одиноком цветке, который был сорван и вплетен в девичьи косы… Но, как нам в Красноярском крае тогда казалось, это была не самая главная его песня! «Кадеточка» была главней! Когда он её пел, не надо было закрывать глаза – ты и так все равно видел сырой подвал гауптической вахты и слегка хмельного от песен благородного юнкера, которого расстреляют на рассвете, а он пока что поёт о своей когдатошней любви… У Киры было несколько любимых песен, в том числе и про "кровать со блестящщими шишкими, лусапет на слободном ходу"...
На Красноярской ГЭС мы все же побывали. Причем, нам не только все показали, но и обо всем подробно рассказали! Конечно же, ГЭС - это просто ВЕЛИЧЕСТВЕННОЕ строение и ВЕЛИКОЛЕПНОЕ сооружение! Плотина высоченная... Тогда (июль-71) с нее в Енисей по водостокам еще не несся настоящий БУРНЫЙ ПОТОК, ГЭС только подготавливалась к пуску, но предчувствие этой водяной лавины уже носилось в воздухе... И, конечно, строящийся судоподъёмник... Вы можете представить себе циклопические прямо-таки рельсы, выходящие из воды и поднимающиеся на плотину? С шириной колеи, не знаю даже, ну - метров 10 - 15? И по этим рельсам в реку спускается настоящий шлюз. В него заходит корабль и начинает подыматься наверх, на плотину! Там какая-то киргуда разворачивает эту гигантскую платформу - как в кино паровоз на кругу - к другим рельсам, по которым платформа спускается в воду по ту сторону плотины... Прямо хеопсщина какая-то!
А про Красноярские Столбы ничего писать не буду – на них надо просто лазить!

Еще - Михаил Тужиков

Киргизия
SHTOF NEW YEAR Co Ltd
Кандалакша
Милитари 2
Гонцы
English & Me
Прощай школа, прощай
Милитари 3
Битом по быту
Авария на Three Mile Island АЭС
Ерши - Ерши !!!!
Профилак
Показать еще

Еще - 1971

Люди с характером
Маленькая революция и большой скачок
Наш Зощенко
Все мы были тогда ХУ...
12 стульев на КИВах
Раз картошка, два картошка...
Тот, кто носит "Adidas"
Преферанс
Подготовка

Еще - ШТО

ШТО и "Поперек времени'
Мурманская агитбригада
Киргизия
Кировск
SHTOF NEW YEAR Co Ltd
Люди с характером
Критики Мелюзги
Пресса о ШТО
Кандалакша
Если
Весёленькая История
Черный юмор
Показать еще

Другие статьи

Памяти Юрия Козырева
Аквариум в клубе РК
Все мы были тогда ХУ...
Профилак
Заборье-70
Киргизия
День первокурсника
Система Физтеха
Тайна прочтения "Двенадцати"
Великое ограбление
Поперек времени
Маскарад
Показать еще

Тест
/