Хроника ядерного взрыва
Хроника ядерного взрыва 

Рукавишников А.М. 



Сообщение ТАСС: 6 марта в 5 часов 20 минут по московскому времени в Советском Союзе на полигоне в районе Семипалатинска произведен подземный ядерный взрыв мощностью от 20 до 150 килотонн. Указанное испытание произведено в целях совершенствования военной техники.
Лимония или Семск, так шутя и из простейших соображений секретности, называли участники экспедиций по испытанию ядерных «изделий-зарядов» Семипалатинский ядерный полигон, совершенно секретный объект МВС (министерства вооруженных сил) СССР.
Выезду сотрудников специализированного московского НИИ (в большей части выпускников МИФИ), сокрытого под номером почтового ящика, для регистрации испытания (взрыва) «изделия» – обычно атомной или термоядерной бомбы – на полигоне предшествовала тщательная подготовка.
Проводился подбор и тестирование высокоскоростных регистраторов излучений, калибровка на радиационной установке с мощным источником радиоактивности (кобальт 10 Кюри) датчиков регистрации излучений.
Все приборы и оборудование комплектовались в мощные передвижные аппаратурные комплексы, которые ж/д транспортом доставлялись до конечной станции назначения. Далее они буксировались танковыми тягачами на место будущего взрыва в район гористой местности площадки «Г» - « Дегелен» для подрыва в штольне или равнинной площадки «Балапан» - подрыв в скважине.
Маршрут участников экспедиции включал: ночной перелет Москва – Семипалатинск, краткий отдых в неприметной гостинице барачного типа, с последующим вечерним выездом на спец. поезде из 3-5 вагонов до станции «Конечная» с тщательным досмотром военным патрулем на невзрачной, пустынной станции «Чаган».
Станция «Конечная» непосредственно обслуживала центральную (штабную) площадку «Б» полигона или «Бережок» как ее ласково называли и местные старожилы и члены, наезжающих на испытание экспедиций. Ныне это – город «Курчатов» на берегу реки Иртыш в бескрайних казахских степях.
После краткого отдыха (обычно 2-3 дня), проверки экипировки и проведения оперативного совещания, участники экспедиции на «вахтовках» или «раздолбанных» военных автобусах - «газонах» доставлялись на площадку «Г» в район предстоящих испытаний.
Из места временного проживания - приземистого здания барачного типа группы экспедиции ежедневно выезжали непосредственно к месту испытания - штольне – искусственной гигантской фигурной выработке в горе с «концевым боксом» для размещения «изделия». Там же на площадке перед штольней «толпились» аппаратурные комплексы и располагался приборный стол с датчиками излучений, выстроенными строго согласно нивелирной прямой с КВИ (каналами вывода излучений).
За 5 дней до подрыва (время «Ч»), в морозный солнечный день караван вездеходов в сопровождении танкового тягача, под неусыпной охраной подразделения специального назначения доставил «изделие» - ядерный заряд к месту испытания в одной из «горушек» площадки «Дегелен». Бережно разместив на ложе специальной вагонетки, его завезли и установили в «концевом боксе».
Обычно многолюдная, оживленная и суматошная испытательная площадка на сей раз была полупустынна. Только натужно ревущая вентиляция да толстые «как сытые удавы» жгуты кабелей, протянутые от аппаратурных комплексов вглубь штольни и к «приборному столу» у ее устья, напоминали о том, что здесь идет ежедневная напряженная работа по подготовке приборов и линий связи для мгновенной регистрации срабатывания «изделия».
В этот день прибористам, операторам и техникам был дан краткий отдых, который они продуктивно проводили в барачной гостинице площадки «Г» за чтением детективов, игрой в преферанс, пробавляясь при этом (в разумных пределах) несмотря на сухой закон разведенным спиртом.
В последующие несколько дней «изделие» заботливо и тщательно прощупанное и проверенное по блокам с подсоединенной к нему бронированной «пуповиной» кабеля подрыва, было намертво замуровано в «концевом боксе» бетонной стеной – заглушкой.
Одновременно с этим вырубили вентиляцию. Непривычная густая тишина накрыла испытательную площадку у устья штольни. Лишь трубы каналов вывода излучения да плети кабелей, протянутые к датчикам в штольне, соединяли затаившуюся в толще горы ядерную мощь со светом дня и темью ночи.
С такой же монотонной очередностью менялись день и ночь для солдат подразделения охраны, которые бдительно стерегли покой ядерного «изделия» в горе-саркофаге, сооруженном природой и человеком.
С раннего утра до глубоких сумерек, менявших весеннюю оттепель на стылую стужу, тишина площадки нарушалась лишь отдельными командами, сдобренными матом, говором, суетой прибористов и технарей. Их оживление и энтузиазм заметно возрастали при появлении большого и малого начальства.
В тесном сооружении, похожем скорее на громадную собачью будку, сваренную из листовой стали, на «приборном столе» заканчивался монтаж и проверка датчиков. Пахло нагретым металлом разъемов, паленой изоляцией кабелей и плавленой канифолью. Шли последние приготовления к генеральной репетиции подрыва.
За день до подрыва, после генеральной репетиции срабатывания датчиков и аппаратуры измерительных комплексов, команд и автоматики и телекоммуникаций от примостившегося в отдалении оперативного командного пункта (КП) было получено «добро» на проведение испытания.
В последний перед взрывом вечер «группа броска» - те, кто первыми будут доставлены к штольне после подрыва «изделия» для эвакуации аппаратуры и оборудования и последними покинут приустьевую площадку, получали инструктаж и негромко чертыхаясь, примеряли костюмы химзащиты с противогазами. Ветераны подбадривали новичков, солено шутили и давали ценные житейские советы, какие части тела прикрывать в интересах потомства и «куды бечь», если штольня «фуркнет» выбросом радиации.
Утром, после принятия «наркомовских» ста грамм для храбрости и таблеток йодистого калия под язык для защиты щитовидки, «группа броска» была вывезена на КП.
Испытательная площадка обезлюдела и притихла, только громкий жалобный вой подопытных собак, привязанных у устья штольни, нарушал тревожную тишину ожидания «события». Горы, казалось, насторожились, а люди сосредоточились и подобрались в ожидании неотвратимого.
На КП была объявлена десятиминутная готовность, когда на вершине обреченной горы с замурованным ядерным зарядом появились горные козлы-архары. Спокойные и грациозные, они стояли скульптурной группой, рельефно вырисовываясь на фоне безоблачного неба. Казалось, что гибель их неизбежна. Люди на КП заволновались, в их возгласах сквозило сожаление и охотничий азарт. Лишь бездушная автоматика продолжала бесстрастно посылать и принимать команды готовности к взрыву.
За 3-4 минуты до «Ч» - времени подрыва «изделия», словно почуяв скрытую под ними в толще горы опасность, архары стремительно бросились в распадок и скрылись с глаз за гребнем горного отрога.
Минуту спустя, необузданная стихия ядерного взрыва, стиснутая гранитом, вспучила, вздыбила гору, украсив ее ореолом бурой пыли и россыпью летящих в беспорядке камней и обломков скал, скатывающихся по склонам валунов. Послышался могучий рокот, переходящий в утробный рев, земля под ногами заходила ходуном, круша опоры линий связи и энергопитания. Однако, «событие» уже состоялось и было зафиксировано чуткими приборами. Гора тяжело вздохнула, ухнула и медленно осела на древнее ложе, сдвинув слегка набекрень свою вершину с заваленным набок реперным знаком.
Кое-кто из «группы броска», раскрыв рот и зажав уши ладонями от ударной волны, присел и зафиксировался, а кто-то из новичков, увлекшись невиданным доселе зрелищем, был сбит с ног и с растерянными заполошными глазами нерешительно поднимался, опираясь не подрагивающую в последних конвульсиях ядерного землетрясения землю.
Поступила команда к срочной эвакуации оборудования от устья штольни. На КП все пришло в движение, «группа броска», заскочив в машину, стремительно, насколько это позволяли лошадиные силы моторов и каменистая дорога, подлетела к тому, что еще недавно, до взрыва было испытательной площадкой, сейчас деформированной и местами засыпанной случайно залетевшими валунами и обломками скал.
Как в кадрах фантастической кинохроники люди в костюмах химзащиты и в противогазах не мешкая, быстро бросились изымать из измерительных комплексов кассеты регистраторов с информацией. Другие, натужно упираясь, соединяли буксирные сцепки аппаратурных комплексов к стоявшим «под парами» мощным гусеничным тягачам, окутанными сизым облаком солярных выхлопов. И только несколько странных людей не вписывались в фантастическое неземное действо – они острыми прозаическими топорами споро перерубали жгуты кабелей, разрывая связку между датчиками и аппаратурой регистрации. Вся эта неземная картина сопровождалась жутким воем подопытных собак, обреченных на смерть ради науки.
Не прошло и часа, как все было кончено. Буксируемые тягачами аппаратурные комплексы спешно покидали испытательную площадку, а «группа броска» стремительно пылила на машинах в сторону бывшего КП.
Так скоротечно закончилось долго и тщательно подготавливаемое испытание ядерного заряда «в интересах совершенствования военной техники», одно из многих, оставив после себя память в виде покоробленной горы с замурованной на долгие годы штольней, да вешками надломленных и устоявших опор линий связи с сиротливо висящими обрывками проводов.
Приятным моментом успешных испытаний было объявление благодарности и награждение участников экспедиции премией в размере оклада.
 
Октябрь-ноябрь 2017г.



Еще - Анатолий Рукавишников

Великое ограбление
Да и шалости ли это?
Студенческие волнения
Общага – дом родной!
Знакомство с Михайловым В.Н. на полигоне
Миссия на Муруроа
Хор МИФИ – это часть нашей жизни
Памяти МИФИческого барда Песковского

Еще - Работа

Авария на Three Mile Island АЭС
Звёздный путь
Мюонка
Знакомство с Михайловым В.Н. на полигоне

Другие статьи

Если
Когда мы были молодыми…
Оды магнитофонным бобинам
Самиздат "Зеркало-2"
ВТО - 50 лет!
Застольные позывные
О ШТО
Альпинизм в МИФИ
Этикет по-британски
Почему хористы любили слеты КСП?
Памяти Юрия Козырева
Песковскому...
Показать еще

Тест
/