Принцип "Без пятнадцати семь"
Принцип "Без пятнадцати семь"
Принцип "Без пятнадцати семь"
Принцип "Без пятнадцати семь"

Однажды в разговоре с уже взрослыми дочерями мы помянули театры, стали вспоминать как с ними, с маленькими, ходили на детские спектакли, и оказалось, что они не помнят об этом ничего. А мы с ними в своё время пересмотрели все все театры Москвы (тогда каждый театр должен был по разнарядке иметь один детский спектакль). Дочери ничего не помнят. Я как-то расстроился, но Оля уверенно сказала, что от нашей родительской заботы ничего не пропало. "Ну, не помнят! Подумаешь! А ты помнишь: в какие театры ходил ты?"
Оба-на! И я стал думать... И стал вспоминать кучу театров московских и не московских, и понял: что, как в театр входил, помню, но что смотрел и о чем, убей, не помню! Короче, хоть я обошел все Московские театры, кроме Современника, но большинство спектаклей память и душу они не зацепили.
Помню, шел летом после экзамена мимо колонного зала дома союза и в театре Оперетты начинался дневной спектакль. Настроение было великолепное, я сдал последний экзамен весенней сессии и жизнь казалась фантастически прекрасной. Конечно, зашел не только из-за пива, хотя для любителя тяжелого рока нужно очень постараться опереточникам, чтобы приглянуться. Они давали "Мою прекрасную леди" и главную роль пела Шмыга. Вот они зажигали! Зажигали так, что мне очень понравилось и даже сейчас при случае подпеваю: "Если повезет чуть-чуть..."
Если спросят, что из классики зацепило, то сразу скажу "Князь Игорь" в КДС в исполнении Большого театра. Во-первых, фантастические декорации, ничего до и ничего после более грандиозного я не видел. Кони ходят по сцене, толпы массовки, солнечное затмение в реальном масштабе времени и абсолютно шикарные половецкие пляски. Они начинаются вечером на закате, потом начинаются сумерки, потом всплывает луна, такая настоящая, что сложно отличить от реальности, арию Кончак поёт вообще под звездным звездным небом, в котором звезды мерцают в ночи, и в довершение эта сцена заканчивается восходом солнца. Вот это полный восторг. Апофеоз! Ну, а о музыке не говорю: Бородин любим еще с музыкальной школы и половецкие пляски -шедевр!
Из классики еще можно вспомнить Риголлето в КДС, где великолепнейший буфет и в зал попали только на последнее действие и тут же нас охватил от выпитого сон. Но надвигающегося конфуза не случилось, так как Герцог запел свою знаменитую арию о сердце красавицы, склонной к измене, намекая, что спать не надо и что пора домой. Там же было нами дегустировано "Лебединое озеро" в 1975. Колосаль. Труппа тысяча человек. Чайковский. Немного вина-пива в антрактах и лебеди просто летают по воздуху. Все плывет в гармонии и великолепной живой музыке громадного оркестра. По нынешним временам спектакль невозможно дорогой. Почему об этом говорю: потому что в девяностых смотрел там же и тоже. Дочек повел просвещать. На сцене максимум полтора человека с просвечивающимся кордебалетом и оркестр в треть нужного состава с постоянно сбивающейся скрипкой. Но этот факт был скорее в плюс, потому что было понятно, что танцуют не под фонограмму, а звучит какая никакая живая музыка.
Что еще может вспомнить мой мозг?
Был в моей жизни " Евгений Онегин" в Станиславского - Немировича-Данченко.
Повел меня на этот спектакль Витя Дронов. Все ничего, но в этот день у меня начался кризис с гриппом. То есть я заболел, но понял это, когда сел в бельэтаж. Температура под вечер начала расти за 39, а я сидел и слушал о том, как кто-то удалился. Проще было удавиться. Вот такой получился спектакль.
Конечно, самым любимым был для меня Ленком. Первый спектакль, который я там увидел, был "Колонисты". Пришел и думал, что сейчас Макаренко начнет бубнить о воспитании. И Что? Начинается бодренькая музычка, по ощущениям немного приблатненная, на сцену вылезает шпана и, пританцовывая, показывает на груди и одежде буквы. Получаются титры, зал оживает, начинается ржачка и расслабуха. Все! Действие пошло! Это, наверное, был один из первых спектаклей, которые я увидел, приехав в Москву. Даже может после него, я заинтересовался театром.
Потом мы были постоянными зрителями Ленкома и старались не пропускать их новых работ. Знающие люди на это скажут: "Ну, врёт! Да как же они билеты доставали?!". А я вам скажу.
У нас с Витей Дроновым (он был мой друг и прожженный театрал) была своя методика. Очень простая: приходим к театру за полчаса и не спеша обходим толпы стреляющих лишний билет. Сами проявляем олимпийское спокойствие и не произносим не единого слова, чтобы не выдать себя конкурентам. За пятнадцать минут мы оцениваем все главные и самые перспективные подходы к театру, занимаем самое выгодное положение и ровно без пятнадцати семь начинаем, не пропуская ни единого человека и почти хватая прохожих за рукав, начинаем бешено спрашивать лишний билетик. Это спрашивание - не простое занятие и требует колоссального напряжения (обычно хватает минут на семь). Фишка этой методики в том, что главные держатели лишних билетов не приходят заранее, а идут в общем потоке к началу, а наши конкуренты приходят раньше и, растратив свою энергию впустую, в решающий момент инертны и не энергичны.
Короче, ответственно заявляю, у этой методики КПД сто процентов. Почти всегда работала. Не работала она только на добычу билетов в Ленком на тарковского "Гамлета" и в театр на Таганке. Там никогда не было лишних, они были Слижком дорогими, и у счастливчика выстраивалась очередь желающих из знакомых и родственников еще до выхода из дома.
Но театр на Таганке мы взломали с другого входа. В 1979 году театру требовались строители, и мы, вернувшиеся из шабашки, конечно, втерлись в доверие к завхозу театра, который выдавал строительные задания и расплачивался с нами контромарками или билетами.
Вот так нам повезло с Олей пересмотреть весь репертуар Таганки. Возможно не в самый звездный, но пронзительно сложный и, наверное, самый драматичный момент в жизни этого театра. Это был последний год жизни Владимира Семеновича Высоцкого. Мы были по сути на последних его спектаклях. Я вам ответственно заявляю, Высоцкий - это очень сильно, это мощнейший актер. Для меня, пожалуй, его самая сильная роль - это Лопахин в "Вишневом саде" и Свидригайлов в "Преступлении и наказании", даже не Гамлет.
Какой самый лучший спектакль на Таганке для меня?
Все спектакли там нам были интересны, но, посмотрев уже большую часть их репертуара, мы с Олей начали чувствовать некоторую заштампованность режиссерских Любимовских шаблонов. Даже был момент, что немного надоело. Я аналогичное ощущение имел, когда перечитывал всего Достоевского. С какого-то момента его рассказы начинают повторяться. Кроме "Преступления и наказания". Для меня у Достоевского это самое сильное произведение, да еще Неточка Незванова незаконченная.
Так вот, наверно, самый сильный спектакль для нас был "Вишневый сад". Заходишь в зрительный зал, а на сцене весенний ветер, легкий, раздувающий занавески, продувающий этот старый дом молодостью, весной, свежестью. И на сцене молодые люди, полные сил, веселые, живые с естественными желаниями, и Раневская - реальная, красивая, в полном соку женщина. Нам ее до этого всовывали в виде мамаши потертой. Да какая она старуха, у этой женщины всего лишь молодые дети, вокруг неё разлито мужское желание и влюбленность. Это очень выразительное ощущение всех живых страстей и весны. И страстей, которые разлиты во всей ауре, в воздухе, и даже не высказаны, а просто витают между строк и фраз. На сцене играет маленький оркестр, который еще больше делает все живым и настоящим. Великолепный спектакль. Вот только он, этот спектакль, выпадал из всех Любимовских шаблонов, и я долгое время с восхищением думал какой Любимов молодец, что смог так вывернуться из себя. Какое же мое было удивление, когда много позже я узнаю, что этот спектакль ставил Анатолий Эфрос, и которого Любимов съел из зависти, возможно.
У меня есть еще один любимый спектакль в театре Моссовета "А дальше тишина" с Раневской и Пляттом. Я не видел этот спектакль в живую, но, хорошо зная этот театр, смотрю запись с полным погружением в атмосферу театра. И тоже никогда не задавался вопросом о режиссере этой постановки. И что? Оказывается опять Эфрос, человек с драматической, точнее трагической судьбой. И, если названные спектакли для меня самые сильные, то получается, что Анатолий Эфрос - самый значимый для меня театральный режиссер.
А еще я был в театре Ромен! Даже первой половины не высидел!

Еще - Валерий Белов

Критики Мелюзги
Если
КИВ
Костя играет ветер
Мой Кировск
Маскарад
Стрессы
Снимаю шляпу
Агитбригада-77
Вопли модератора
Играем Комнатный театр
Наш Бог - Бег
Показать еще

Еще - 1979

Кофе
Маскарад
Двенадцать
Ансамбли Хора
Becherovka
Шифер
Главное-не удивляться!
Пари
На вершине Европы – Эльбрусе

Еще - ШТО

ШТО и "Поперек времени'
Мурманская агитбригада
Киргизия
Кировск
SHTOF NEW YEAR Co Ltd
Люди с характером
Критики Мелюзги
Кандалакша
Пресса о ШТО
Если
Весёленькая История
Черный юмор
Показать еще

Другие статьи

Люди с характером
Брехня
Сахаров о Померанчук
Самиздат "Зеркало-5"
Тянь-шаньская агитбригада
КИВ
Маскарад
Что-где-(и, главное!)-когда?
Мои одноклассники - 2
Главное-не удивляться!
День юмора в Ленинграде или странная свадьба в Москве
Все мы были тогда ХУ...
Показать еще

Тест
/