Наша лагерная жисть. "Юг"

Тужиков

Наша лагерная жисть

Да! Ведь был в МИФИ спортлагерь «Юг»! Располагался он в чудеснейшем месте. Просто в сказочном!

А было дело так…

С 1982 года научная группа, где я работал по окончании института, завязала отношения с Сухумским физтехом (это п/я, не ВУЗ!) на предмет регистрации быстропротекающих процессов. И вот первый раз мы приехали в Сухуми. Приехали, отвезли аппаратуру в институт, разложили-настроили и отправились в гостиницу.

Сам физтех располагался на территории чьей-то (фамилию князя не помню) усадьбы, окруженной огромным изумительнейшим парком. Субтропическим. Каждый свой туда приезд мы отмечали только что проклюнувшийся росток бамбука, а к отъезду он превращался в маленькую удочку. За неделю-то!

Территория, конечно же, окружена колючей проволокой, горная речушка, пересекавшая парк, на входе и выходе зарешечена, милиция на проходной – все как надо!

И вот мы в служебной гостинице в метрах ста от проходной физтеха проводим в первый вечер по прибытию мероприятие, посвященное приезду на черноморское побережье. Шеф наш, понапутствовав нас «особо не надо, завтра утром на работу!», отправился к своему другу, который отвечал в физтехе за протекание быстропротекающих процессов. Где-то через час, когда жизнь стала гораздо лучше и веселей, мы уже знакомились с пьянствующими в соседней комнате. А там был в гостях зам. главного Сухумского пожарника, с которым я тут же нашел общего друга в Москве. Майор пообещал нам лучший отдых в Сухуми. Он, оказывается, возможен только на турбазе имени XV-го съезда ВЛКСМ. И пообещал нам на завтрашний вечер заказать туда пропуска. Мы, естественно, вписали в список и шефа, чтоб он хотя бы завтра вечером не особо нас ругал за вчерашнее.

На следующий вечер (нещадно сто раз изруганные) мы, с трудом уговорив его все же пойти с нами, мы идем на эту турбазу. Оказывается, физтех занимает только половину чудопарка, вторая половина – турбаза. Благодарим нещадно (мысленно!) майора – пропуска действительно ждали нас на проходной. Зашли. Шеф грозно предупреждает в очередной раз, что если и сегодня… И тут – о чудо! Первый встречный нам на турбазе – не кто иной, как Кира Р., призер Европы по самбо, тренер по самбо в МИФИ! А наш шеф – сам мастер спорта по этой самбе, и, естественно, один из лучших Кирилловых друзей! Он нам как-то рассказывал, как идут они (вся сборная МИФИ) по Дубне после самбического матча: сборная МИФИ – сборная Объединенного института. Теплый вечер. Они идут, перегородив проезжую часть, обсуждают прошедшие соревнования и положение в Родезии, и вдруг из-за угла сзади вылетает велосипедист и врезается в попу Кирилла Р. Велосипедиста вовремя схватили на лету, не дав шлепнуться на асфальт. Поставили на ноги, протягивают, подняв, велосипед. Он в ответ приподнимает шляпу и говорит: «Благодарю вас! Очень приятно – Бруно Пантекорво!» Сел на велик и поехал дальше. Тут же родилось множество шуточек о точности ПОПАдания.

Шеф исчез на пару часов. Больше он на нас по поводу нарушения режима не наезжал. Кстати, лаборатория наша тогда располагалась в подвале спорткорпуса, так что и со Старшиновым, и с Водорезовым, и с Романовским,и со всеми остальными тренерами мы были в чудесных отношениях. Но когда через пять шагов после шефова исчезновения перед нами вдруг возник Игорь П. (такой здоровенный крепыш, тренер по легкой атлетике), мы как-то прифонарели – а где мы? В Сухуми? Точно не в Москве? И тут-то и выяснилось, что МИФИ сговорился с этой турбазой, и здесь теперь наш спортлагерь «Юг». И повел нас Игорь в кафе «Магнолия». Как раз тогда в хитах была песня «В краю магнолий плещет море…»  Под гигантской магнолией сидят за столами мифические тренеры по разным видам спорта и пытаются доказать горячим сухумским парням – сотрудникам турбазы – нестерпимый вред от употребления чачи путем её немедленного уничтожения. При помощи ртов. При этом Игорь потихоньку начинает подводить горячих джигитов к спору на тему – сможет ли Валька завтра с утра сбегать в Новый Афон и обратно. Джигиты полчаса назад помогали отнести Валентина на койку, т.к. змей-искусатель Игорь наливал Вале чачу под видом простой водки. Причем, никто (никто!) из присутствующих, конечно же, не открыл Вале истины. Но отнести бездыханного спать помогли. И вот Игорь начинает уже по-настоящему спориться с джигитами на Валин забег. На два ящика шампанского. И ведь повелись джигиты, и поспорили! И опять-таки никто (никто!) из присутствующих (даже мы), конечно же, не сказал джигитам, что спортивная специальность Валентина – марафон.

Мы (у нас же экспедиция!) только следующим вечером (а теперь мы каждый вечер коротали на турбазе, у нас теперь вместо разовых пропусков были, конечно, постоянные) узнаем о продолжении Валиных приключений. Полвосьмого утра «оргкомитет спора» пытается разбудить Валю. Безрезультатно. «Валя! Вставай! – Да пошли вы… – Валя! Вставай! Надо сбегать в Новый Афон! – Да пошли вы… – Валя! Вставай! Надо сбегать в Новый Афон и обратно! – Да пошли вы… – Валя! Вставай! Надо сбегать в Новый Афон и обратно! До него всего-то километров 15-18! – Да пошли вы… – Валя! Вставай! Надо сбегать в Новый Афон и обратно! До него всего-то километров 15-18! За два ящика шампанского!»

Валя встает и молча одевается.

В судейскую коллегию, ждущую у ворот в двух Жигулях, пригласили, конечно, и Игоря. Он уселся в Жигуль и спросил – Шампанское в багажнике? – Шампанское в «Магнолии!» – Хотя бы две бутылки надо взять с собой – одну выпьем в Новом Афоне, другую у ворот по возвращении!

На глазах рвущегося в бой Вали в багажник кладут две бутылки. «Я так не побегу! Говорили – два ящика!» К сожалению, горячие местные парни восприняли это как шуточку не проснувшегося еще после вчерашнего Вали. А зря! Валя сразу взял неторопливый марафонский темп, тем более, что длина дистанции-то детская! По городу обе машины медленно тащились рядом с ним, ребятки вовсю шутили, предвкушая, почему-то, именно свою победу. Выехали из Сухуми на шоссе. Автомобили к этому времени начинают перегреваться, солнце все выше, судьям все жарче, а Валя шлёп-шлёп! – бежит потихоньку дальше и бежит. Бежит и бежит! Уже стали разделяться – одна машина уедет далеко вперед, но чтоб было видно, что Валя не пользуется автостопом, а вторая стоит, остывает. Потом меняются. А Валя шлёп-шлёп! – бежит потихоньку дальше и бежит. Бежит и бежит! В машинах постепенно воцаряется тишина. А Валя шлёп-шлёп! – бежит потихоньку дальше и бежит. Бежит и бежит! Вот показался Новый Афон. Валя оббежал вывеску с названием города и остановился – дайте попить! Игорь налил ему два стакана шипучего, беги, говорит, теперь под горку пойдет! И сам допил бутылку. Тут джигиты, которым он шампанского даже не предложил, кажется, начинают понимать, что проставляться придется им. По крайней мере, остановки для охлаждения двигателей становятся все продолжительней, они уже поняли, что Валя в попутку не сядет – зачем? Ведь под горку же пошло!

На полдороге машина, в которой не было Игоря, не выдержала и уехала на турбазу.

Жаль только, что к вечеру, к нашему появлению на турбазе те два (халявных) ящика уже закончились.

Игорь встретил нас словами: «Я всегда говорил – на Вальку можно ставить!»

Через полчаса зачем-то мне Игорь понадобился, и я нашел его около пинг-понговских столов. Он объяснял Толе (который на самом-то деле хоккейный вратарь) правила настольного тенниса и как надо держать ракетку. Вбросили шарик. Толя стал отбивать его на ту сторону стола. Игорь посмотрел-посмотрел и сказал удовлетворенно: «Вот! И на Толю можно будет ставить!»

В одну из последующих экспедиций в Сухум я чуть было не убил нашего дипломника.

В пятницу мы проводили шефа в аэропорт, а у нас были билеты на поезд на вечер воскресенья.

В субботу прогулялись по городу. В каком-то киоске я копеек за десять купил Блока. «Двенадцать». После обеда лежим на пляже, закопав в песок поглубже, где он мокрый, штуки 3-4 «Псоу» и «Алазанской долины» по 0,7. И стал я коллегам вслух почитывать «Двенадцать». Я знал, что они на спектакле в постановке С.Попова не бывали. И стал говорить – какая музыкальная вещь! Вы только послушайте! Так и просится на музыку! (Да простит меня Витя Кальян, я не говорил, что на ЕГО музыку просится!) И вовсю цитировал Витю, где помнил, конечно! И вот я обсуждаю (сам с собой, ребята лежат-загорают-дремлют) басовые рулады на словах «Помнишь, Катя, офицера? Не ушел он от ножа!», как встает наш дипломник и со словами «Пора!» бежит в море. Боря с Игорем (это не тот! это - совсем другой Игорь!) от громкого «Пора!» восстают и начинают ковыряться в песке, выкапывая очередную 0,7. При этом мы все втроем, почему-то так получается, смотрим во след дипломничку, который уже вбегает в зеркальную черноморскую гладь по колено и так, с разбегу, и ныряет в нее. В гладь. А народу на пляже (в ста метрах – физтех, по нашему – промзона!) народу – никого! Медленно затихают на поверхности воды круги от нырнувшего нашего дипломника, медленно вытягивается из песка очередная «бомба», еще медленней она начинает открываться. Начинает… Начинает… Открылась! А круги на воде разошлись и исчезли. Зеркало восстановилось. Наконец-то я вдруг спрашиваю: «А сколько времени прошло?» Боря с Игорем, будто думая о том же, о чём и я, хором отвечают мне со слабой нотой тревоги в голосе «минуты две… или уже три… да… нет… Йё!!!!» мы вскакиваем, Боря с Игорем бегут к морю, я только крикнул им, что сбегаю за спасателями, и во весь опор по кромке к ближайшему пункту со спасателями, а это метров 400-500! Несусь, уже запыхиваться начинаю, но подгоняю себя все сильней и сильней, и вдруг до слуха моего доносится: «Миша! Далеко ли собрался?» До меня дошло, чей это голос, шагов через 5-6. Останавливаюсь. Оглядываюсь. Лежит, гаденыш, лыбится! Он, оказывается, пронырнул вдоль берега метров 50, потом еще, и улегся метрах примерно в ста понаблюдать за нами. Быстро, говорит, вы засуетились!

Не стал убивать, думаю, вернемся на место, там его Боря с Игорем и прикончат. Возвращаемся. Эти все ныряют, ищут кого-то. Подходим. Он им и кричит – помочь? Как же они его не догнали? Надо было мне с ними вместе побежать! Я б догнал!

Еще - Михаил Тужиков

Киргизия
SHTOF NEW YEAR Co Ltd
Милитари 2
Битом по быту
English & Me
Милитари 3
Кандалакша
День юмора в Ленинграде или странная свадьба в Москве
Прощай школа, прощай
А помнишь, дядя?
Авария на Three Mile Island АЭС
Ерши - Ерши !!!!
Показать еще

Еще - 1982

Играем Комнатный театр
Самиздат "Зеркало-5"
Городской телефон
О Майке Науменко
Самиздат "Зеркало-2"
Виктор Цой
ШТО в лучах заката
Пятый корпус
Самиздат "Зеркало-4"
Об утраченном времени
Проникаясь идеями чучхе
Поперек времени
Показать еще

Еще - СОЛ Волга

Фальшивый Геленджик
Гонцы
Наша лагерная жисть. "Волга"
История СОЛ Волга

Другие статьи

Корни
Теория и история
C кем из выдающихся женщин сводила судьба. Эсфирь Моисеевна Рывкина
Встреча с Гагариным
Заборье-70
Батискаф
Шифер
Блондинки и физика
Смерть Высоцкого
Самиздат "Зеркало-2"
Эсфирь Моисеевна – моя хоровая мама. А хор – это судьба!
20 московских художников
Показать еще

Тест
/