Заря КСП
Заря КСП
Борис Ануфриев о КСП МИФИ

ЗАРЯ КСП

Борис Ануфриев,  хорист хора МИФИ с 1964 г. по 1972 г., ветеран клуба самодеятельной песни

В середине шестидесятых  в институте появился клуб с аббревиатурой КСП, вскоре ставшей узнаваемой и любимой многими поколениями мифистов. Мне, хористу-первокурснику образца 1964 года, хочется вспомнить о причастности членов хора к созданию и развития КСПшного движения, как в институте, так и в Москве.

Первоначально аббревиатура КСП расшифровывалась как «клуб студенческой песни». С конца пятидесятых в разных вузах Москвы уже проводились конкурсы студенческой песни, организуемые инициативными группами энтузиастов, но клубов как таковых, по моим данным, не существовало. Редкие магнитофонные записи с тех конкурсов переписывались до дыр, еще более редкие концерты авторов без афиш и объявлений  собирали сотни слушателей. Собственно, студенчество было и исполнителем и популяризатором тех песен, которые вскоре стали называться самодеятельными (сам создаю и сам исполняю), а позднее бардовскими, авторскими. 

В нашем институте развитию этого явления способствовала уже существовавшая традиция вечеров-песнопений, организуемых хористами в доме отдыха «Ершово», где хор в зимние каникулы  обновлял свой репертуар.  Эти песнопения под гитару в холле первого корпуса, наполненного до отказа и поющими и просто слушателями, продолжались до глубокой ночи  и вызывали чувства непередаваемой прелести и духовного родства. 

Организационно клуб студенческой песни сформировался усилиями двух выдающихся хористов Сергея Чеснокова и Юрия Игнатьева. Если личность Юрия Софроновича хорошо известна всем поколениями хористов: он — и первый хорист, и первый президент хора, и самый-самый... то о Сереже Чеснокове следует рассказать особо. 

Сергей Чесноков — физик-теоретик по образованию, музыкант, аккомпаниатор известной певицы Т. И. Лещенко-Сухомлиной, математик, социолог, разработчик математической теории правил, известной как детерминационный анализ. Одним словом, выдающаяся личность! Достаточно упомянуть лишь  о двух фактах его жизни, связанных с самодеятельной песней. В 1968 году он стал лауреатом Московского городского конкурса (первое место), опередив таких известных исполнителей, как Сергей Никитин, Ляля Фрайтор, Анатолий Иванов. А созданный им ансамбль МИФИ в составе:  C. Чесноков, Б. Рысев, В. Величанский,Л. Яковлев — многие годы служил эталоном исполнительского мастерства для других мифических ансамблей и ансамблей разных вузов. Любопытно, что значительную часть репертуара этого ансамбля составляли так называемые песни протеста из репертуаров Пита Сигера и Боба Дилана, народные песни, негритянские спиричуэлс, которые исполнялись  на английском языке. 

Итак, С. Чесноков и Ю. Игнатьев стали инициаторами создания в МИФИ клуба студенческой песни — первого клуба такого рода в Москве. Главной задачей  клуба было коллективное разучивание и коллективное исполнение на специальных занятиях студенческих песен (самодеятельных песен, студенческого фольклора,  английских песен и т.д.) Кроме того, практиковалось обучение игре на гитаре (на все разучиваемые песни на доске выписывались аккорды), а присутствующие на занятиях авторы показывали свои новые песни. Но всё же главной была идея коллективного пения. Ведь в нашей стране любят петь. И кроме потребности слушать, у людей есть потребность петь. А студенческие песни, исполняемые в то время, отвечали в большей части внутренним запросам слушателей. 

Сохранилась дата первого занятия клуба: 18 ноября 1964 года. В первый раз присутствовало около 30—40 человек, которые разучили несколько новых песен,  в том числе песню Юрия Визбора «Ты у меня одна».  А вскоре увлечение студенческой песней в институте достигло удивительного размаха. 

Вспоминаю звездные часы нашего клуба, например пятидесятое занятие. Огромная поточная аудитория на четвертом этаже заполнена до отказа. Среди присутствующих — хористы, студенты разных курсов, сотрудники, преподаватели. Люди стоят в проходах, сидят на подоконниках. На лекционной доске написаны слова новой песни. На стене аудитории висит специально подготовленный к этой дате номер стенгазеты «Голос акына» длиной 19 метров 45 см (расстояние между дверными проемами аудитории). Ведущие с гитарами — Сережа Чесноков, Боря Рысев, Боря Круглов — поднимаются  на импровизированную сцену (ею служит длинный преподавательский стол). Раздается привычное «чесноковское» обращение: «Люди!» И звучит песня! Весь зал, несколько сотен человек, подхватывает её.

Что разучивали и пели в то время? Песни Юрия Визбора, Александра Городницкого, Юлия Кима, Александра Дулова, Анатолия Загота, раннего Сергея Никитина. Чуть позднее — песни Вадима Егорова, Евгения Клячкина, Юрия Кукина и других. Разучивали и англо-американские песни типа «We shall overсome», «Down by the river side». Весь этот репертуар был зафиксирован в записных книжках участников клуба (портативные магнитофоны в те годы были не у всех). Он же являлся и основой так называемого внепрограммного репертуара хористов. 

Хор МИФИ дал для клуба студенческой песни не только прекрасных ведущих, но и авторов и исполнителей в этом жанре российской культуры. Мифические авторы, певшие в те годы в хоре, — это: Сергей Чесноков (наиболее известная его песня — «Тегуантепек» на слова С. Кирсанова), 

 Борис Рысев («Память», «Балаган» на слова А. Блока), 

 Юрий Песковский («Солнце», «Аве Мария»), 

 Виктор Шабанов («Он за мною следом шёл...» на слова В. Казанцева,  «Как эта ночь пуста…» на слова А. Передреева). 

Среди исполнительских коллективов, помимо уже упоминавшегося ансамбля Сергея Чеснокова, мастерством отличались: 

Секстет Александра Колесникова, в составе которого пели хористы Олег Баталин, Юра   Песковский, Саша Мотягин, 

Толя Рукавишников,в (1964—65 гг.);

Трио: Юрий Песковский, Олег Баталин, Валентин Казюлин  (1966—68 гг.);

Трио под управлением Ю. Песковского: Юрий Песковский, Борис Ануфриев, Виктор Голубев (1970—72 гг).

Концертная деятельность ансамбля в период 1970—1972 годов осуществлялась на площадках вузов Москвы (МВТУ, МГПИ), ДК «Москворечье», Политехнического музея, Дома ученых Дубны.

Осенью 1970 года на VIII слете КСП ансамбль под управлением Ю. Песковского занял первое место за исполнение песни Виктора Берковского на слова Эдуарда Багрицкого «Контрабандисты». В качестве приза от организаторов слета трио получило набор фотографий практически всех бардов того времени, а кроме того, полное ведро вареных раков — приз от одесситов, гостивших на слете.

Летом 1971 года во Всесоюзном доме звукозаписи ансамбль записал восемь песен из своего репертуара. Из них пять песен прозвучали в эфире радиостанции «Маяк» в двадцатиминутной передаче об ансамбле. Исполняемая ансамблем песня Виктора Фридмана на слова Натана Злотникова  «Онега» вошла в число туристических песен, записанных на виниловый диск фирмы «Мелодия» для туристических клубов страны (1972 г.).

Репертуар ансамбля:Контрабандисты (сл. Э. Багрицкого, муз. В. Берковского)На далекой Амазонке (сл. Р. Киплинга в переводе С. Маршака, муз. В. Берковского и  М. Синельникова)Онега (сл. Н. Злотникова, муз. В. Фридмана,)Аве Мария (сл. Ю. Песковского, народная бразильская мелодия,)Пароход на реке… (сл. и муз. Ю. Кима)Как пьяница по первому морозцу… (сл. С. Крылова, муз. С. Никитина,)Гамлет (сл. Д. Сухарева, муз. В. Берковского,)Губы окаянные (сл. и муз. Ю. Кима)и др.

Следует отметить, что на занятия нашего КСП часто приезжали гости из КСП других вузов, прежде всего МГУ, МАИ, МГПИ. В ряде вузов Москвы по нашему образцу возникли так называемые местные клубы КСП. Возникла идея объединения усилий клубов. Так, осенью 1966 года возник городской клуб студенческой песни, вскоре переименованный в городской клуб самодеятельной песни. От МИФИ в правление городского клуба вошли все те же С. Чесноков и Ю. Игнатьев. 

Информация об участии хористов МИФИ в становлении КСПшного движения будет неполной, если не упомянуть об их роли в истории слетов КСП. Начиная с осени 1967 года (II-й городской слет КСП, станция Портновская), команда КСП МИФИ, состоявшая в основном из хористов, была участницей всех подобных мероприятий. Собственно, мы и организовывали эти слеты совместно с командами других вузов, вплоть до VII слета, когда за его организацию взялся горклуб песни. Более того, комендантом первых слетов со II-го по VI-й являлся наш ставленник — мифист и турист Боря Дружинин. Неудивительно, что многие КСПшные традиции на слетах имеют хоровые корни (факельное шествие под пение «Джона Брауна», исполнение студенческого гимна «Гаудеамус» при открытии слета и т.д.).

В заключение этих воспоминаний сообщу следующее. на том же II-м слете КСП первенство многих начинаний нашего клуба песни на городском уровне закреплено официальным актом: все местные клубы песни, участвующие в слете,  получили из рук руководителя нашего клуба  Бориса Круглова «Удостоверение о рождении» и памятные значки с изображением младенца.

http://ksp-mephi.edu.mhost.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=14&Itemid=31



 

Еще - 1964

Лучший экспериментатор после Фарадея
"Угадай-ка! – Угадай-ка!" – интересная игра!

Еще - КСП

Песнопения хора
Я говорю - Мифист
Ансамбли Хора
Заметки хориста
КСП МИФИ 80-х
Как молоды мы были
Семиконтроп
В ДК "Москворечье" в 72 году
Памяти А.Галича
Хронология КСП
Самодеятельная песня в СССР
Борис Рысев
Показать еще

Другие статьи

Посвящение в студенты
Смерть Высоцкого
Играем Комнатный театр
English & Me
Мелюзга
Этикет по-британски
Самиздат "Зеркало-1"
Наш Зощенко
Время колокольчиков
О журнале Зеркало
Самиздат "Зеркало-2"
Воспоминания выпускника каф. №14
Показать еще

Тест
/