Творческое объединение
Год
Организация
Кофе, который точно будет

Случайно наткнулся на литературно-поэтический конкурс о кофе. Да, этот рекламный ход не страдает оригинальностью. Всё предсказуемо — кто-то напишет поэму и получит вожделенный приз. Кто-то, увидев недополученный приз, успокоит своё тщеславие покупкой некой приблуды, и всем будет приятно. Или надуется как мышь на крупу.
Главное, чтобы случай или обстоятельства запомнились в связке с рекламируемым объектом.

Несмотря на это понимание, я расскажу... нет, не для конкурса, а для себя — историю, как получил главный приз... благодаря кофе, который больше не будет.

Дело было так. После армии я поступил в МИФИ. Кто не в курсе — это тот самый вуз, где впервые в России открыли кафедру теологии с попом-архимандритом... А раньше это была легендарная кузница кадров так называемого Среднемаша, формировавшего ядерное могущество СССР. Зимняя сессия приближалась неотвратимо — были последние числа ноября, но студенты-физики — народ, как известно, неунывающий,— устроили в 3-м корпусе общежития факультета «Т» грандиозный праздник, внезапно посвящённый борьбе с курением. Впрочем, для меломанов это как для пьяницы — был бы повод. Всё должно было произойти в клубе им. Рокуэлла Кента — был такой друг Советского Союза, романтический символист. Писал пейзажи на манер Рериха, но только с суровой природой Севера. Как и нынешняя кафедра теологии, клуб им. Рокуэлла Кента (в обиходе мы называли его просто — РК) был первым в СССР студенческим клубом. Вот что о нём пишут современные историки музыки: «...Московским ньювейв-эпицентром стал клуб “Рокуэлл Кент” в МИФИ, оказавший серьезное влияние на формирование отечественной рок-сцены — там прошли первые концерты «Аквариума», «Зоопарка» и «Кино»...

Теперь понимаете масштаб наших ожиданий от этого внешне неубедительного повода? Сам я никогда не курил, но ажиотаж вокруг вечера был такой, что пробраться удалось только по одной причине — я был с девушкой и её подругами, нехватка которых в стенах МИФИ была невероятной. Нас пустили, хотя у Наташи было не очень весёлое настроение — её отец, доцент Кишинёвского политеха, страдал от неизлечимого заболевания, и боли ослабевали лишь от постоянно повышающейся дозы кофе. Однако его дефицит был в то время таким, что с трудом, отстояв огромную очередь от самого метро, кофе покупали в единственном месте — Чайном доме на улица Кирова. И вот накануне антитабачного вечера кофе исчез. Абсолютно. Как потом оказалось, из-за неурожая в Бразилии и просчётов Госплана. Но в центральной прессе как по команде появились статьи о его невиданной вредности (привет, Онищенко!) Поэтому организаторы вечера в РК впервые, поломав многолетние традиции, на столы поставили не баночки кофе, а заварные чайники.

Студентов и аспирантов в тот вечер набилось как никогда. Мы небольшой компанией уселись за круглый стол на самом краю большого полутёмного зала с низким потолком, обычно затянутом пеленой сизого дыма сигарет. Вечер начался с объявления конкурса: за пять минут каждому представителю стола надо было придумать антитабачный текст на злобу дня и озвучить его. Всем положили по листку бумаги и карандаш. Победителю что-то посулили, но мы с краю даже не расслышали что. И понеслось... За соседними столиками стали что-то быстро писать. У нас это делать никто не собирался — видимо, понимая всю бесперспективность состязания с предсказуемым концом (привет, Чуров!) Тогда я не спеша взял листок и написал банальное: «Куренье — вред, табак — отрава...» Задумался на секунду, посмотрел на сидящих и судорожно пишущих, и дописал: «В РК опять людей навалом». Засомневался — какая-то неубедительная рифма получается — «отрава», «навалом»... Остановился, глянул в непривычно прозрачную чистоту темного зала. И сразу, на одном дыхании: «Никто не курит, скучно даже. И дыма нет, и кофе также». Показал Наташе — она скользнула по написанному, на последних строчках у неё сверкнуло подобие улыбки и даже слегка фыркнула.

Отведённое время закончилось. Ведущий обошёл все столы и собрал листочки. Наш оказался в самом низу. И началось! Что только ни неслось — народ читал прозу, рассказывал анекдоты, басни и — явный фаворит, известный поэт «Т»-факультета очень маленького роста, захлёбываясь и спеша читал самую настоящую антитабачную поэму! Поэт был многословен. В зале заскучали, кто-то стал громко проявлять недовольство — очевидно, за пять минут такое сотворить даже Пушкину было бы проблематично. Ведущий уговаривал дослушать, но всем и так было ясно, кому достанется приз. Поэт закончил и ведущий собрался было объявить победителя конкурса. Неужели забыли? Я встал и громко сказал: «А наш листок? Он в самом низу!» Ведущий посмотрел на стопку, выудил из него листок и протянул мне. Все продолжали шуметь и возмущаться явной подставой. С трудом уговорив затихнуть, ведущий объявил наш стол. Не глядя в текст, я громко и с выражением, как на школьном поэтическом конкурсе, продекламировал:

Куренье — вред, табак — отрава!
В РК опять людей навалом.
Никто не курит, скучно даже.
И дыма нет,.. и кофе также.

На последней строчке народ грохнул. Самый шумный — слегка выпивший аспирант и завсегдатай клуба по имени Артемий, прославившийся организацией в холле 4-го этажа «Проблемной лаборатории по изучению взаимодействия бильярдных шаров»,— показывал на меня и кричал: «Приз ему! Приз!» Все смеялись и горячо поддерживали. Ведущий куда-то нырнул и, растерянный, появился с огромным двухкилограммовым тортом в руках. Это был главный приз, который не без колебаний торжественно мне и вручили. На лице поэта заиграло недоумение... Я пообещал, что мы с ним поделимся обязательно. Но он отказался и, слегка обиженный, тихо подсел к своим друзьям. Через несколько минут на все столы разнесли торты — правда, обычные, с приторными розочками.

Вечер прошёл прекрасно. Крутили редкие для того времени западные виниловые пластинки на высококлассной аудиотехнике. Когда запустили медленную музыку, мы с Наташей не стали ждать, а сразу пошли танцевать в тесное пространство между столиками. По тому, как во время танца она неожиданно прильнула ко мне всем телом, я понял, что она отошла от своих грустных мыслей... Вечер ещё не закончился, но вся наша компания, к вящему неудовольствию некурящих мифистов, желающих познакомится с красивыми девушками, засобиралась в своё общежитие на Ждановскую — к сессии в МИУ относились гораздо серьёзней.

Вскоре кофе опять появился, но он уже не помогал. Отец Наташи прожил недолго. И хотя он очень хотел видеть нас одной семьёй, это не произошло по многим причинам — мы переписывались, иногда встречались или перезванивались, чтобы обменяться новостями об изменениях в наших жизнях, да так и остались друзьями до сих пор. После обрушения Союза Наташа и её семья выбрались из-под развалин и переехали поближе к центру Европы. Её муж — футбольный тренер Иван Данильянц, уже как иностранный специалист готовивший сборную Молдовы на чемпионат мира, до недавнего времени возглавлял детскую футбольную школу клуба «Рубин» в Казани и каждый выходной летал к семье в Австрию.

Аспирант Артемий спустя несколько лет трагически погиб. Бабуля на вахте, которую все величали «Божий одуванчик», рассказала мне, что он забыл ключ от бильярдной, и, подвыпивший, полез на 4-й этаж по пожарной лестнице. Не удержался и сорвался... Сам поднялся, медленно дошёл до вахты, сел на диван и затих. Приехавшая «Скорая» констатировала смерть от разрывов внутренних органов.

Поэт неоднократно был замечен на литературных вечерах в Политехническом музее.

А я двенадцать лет назад, подменяя друга в книжном подвальчике психологической книги с бейджиком на груди, где ниже моего имени было целых два слова — зачёркнутое "психолог" и дописанное "физик", — встретил замечательную красивую девушку Татьяну. Она оказалась чрезвычайно умным собеседником, психолингвистом, редактором и талантливым переводчиком. У нас растёт маленький сын Ярослав, наш главный приз. Он иногда подходит к нам и, шумно выражая удовольствие, вдыхает аромат кофе. Кофе, который точно будет.

Chelovechek, 27 дек 2013

Еще - 1979

Шифер
Двенадцать
Ансамбли Хора
Принцип "Без пятнадцати семь"
Маскарад
Becherovka

Еще - Клуб РК

Аквариум в клубе РК
Президент клуба РК
Самиздат "Зеркало-1"
Интервью с И.Смирновым
О Майке Науменко
Самиздат "Зеркало-2"

Другие статьи

Я говорю - Мифист
Мурманская агитбригада
Мой Кировск
Первая лекция
МУК
День первокурсника