Люди с характером

Даже при беглом взгляде на фотографии видно, сколько людей «прошло через ШТО». А если еще начать вспоминать…

1. «Может, я пригожусь?»

Некоторые, конечно, приходили и быстро уходили (разочарование? неуверенность в своих силах? ошибся в своих интересах?). Большинство же задерживалось надолго. И даже очень надолго (Сидоренков, Макаров, Кирушев и прочая, и прочая).  Конечно, почти все приходили с желанием играть на сцене. Но не у всех получалось. Тяга к театру была так сильна, что люди подчас были готовы на все, лишь бы оставаться в ШТОФе. Я расскажу о некоторых, самых интересных, «творческих судьбах».

Володя Башмаков. Как-то сразу не задалось у него актерство (да и время было сложное, 71-й год, смена поколений). И когда стала собираться агитбригада в Красноярский край, он охотно переквалифицировался в администраторы. Занимался этим с огромной самоотдачей. И все были довольны. И в следующей агитпоездке (Киргизия, 1972) он участвовал в том же качестве. А вот в Москве, в стенах МИФИ мы еще не понимали нужность-важность такой «профессии» для нас (а жаль!). И Володя «куда-то потерялся».

Толя Кубышкин. Года полтора поработал на сцене, но не слишком удачно (скованность мешала, а преодолеть ее не получалась). Наверное, сам это чувствовал. Руки не опустил, не сбежал, не обиделся — а переквалифицировался, стал осветителем, практически штатным. 

Люда Сигачева. Вроде бы неплохо на сцене держалась… Но не более. А, наверное, так хотелось «большого и театрального». И это произошло. В «Веселенькой истории» ей была поручена уникальная «роль».  В спектакле было огромное количество реквизита (то ли 40, то ли 50 предметов). Люда была «хозяйкой закулисами» (в програмке мы написали — ведет спектакль). Все предметы были разложены на столах с двух сторон сцены, и Люда точно, в нужный момент передавала нужный предмет прямо в руки актеру, прибегавшему за кулисы. Не сбилась ни разу, при этом успевала перемещаться с одного края сцены на другой. Если бы не она, спектакль не получился бы. 


2. «Терпение и труд»

Володя Берников. Была у него серьезная проблема — отвратительная дикция. Без ролей не оставался, но все время они были маленькие, почти бессловесные (типа Ломовика в «Преступлении и наказании»). Но какое упорство у человека было. Начал он над своей «кашей во рту» работать. Я достал ему учебник по развитию дикции, он самостоятельно занимался по нему целый год. Результат — одна из главных ролей в «Веселенькой истории». Волновался он ужасно (до сих пор перед глазами Володька в антракте спектакля — счастливый, а со лба пот ручьем). Но роль получилась классно, посмотрите на фото — какая фактура, словно человек сошел с дагерротипов 19-го века. 

Сережа Кирушев. Пришел в ШТО, его оценили, заметили. А вот ролей почему-то долго не было. В «Веселенькой истории» музыку включал, в «Остановке» в массовке танцевал, в новой версии Зощенко немного поиграл, даже с агитбригадой в Мурманск ездил. И все это время — как-то в тени. Но дождался своего «звездного часа», пришелся он на «Мелюзгу». Там они с Макаровым составили фантастическую пару. Что они вытворяли! Словами не передать, видеть надо было. А публика как оценила! В конце спектакля у нас был «игровой поклон», спектакль вроде еще не кончился, актеры выходили парами, как бы попрощаться со зрителем, напомнить о себе. На премьере спектакля в декабре 77-го, когда вышли Кирушев и Макаров, публика устроила им настоящую овацию, аплодисменты не смолкали 3 или 4 минуты. Терпение и труд все перетрут.


3. «Партнеры».

А еще ведь были люди, которые в ШТО не состояли, но сотрудничали с нами. Охотно, с удовольствием, иногда на полную катушку. Это музыканты (ансамбли и солисты), художники, танцоры, фотографы.

Ну, про музыкантов, наверное, Сергей или Валера лучше напишут, а я здесь хочу отдать «дань уважения» художникам, которые помогали ШТО. Прежде всего — Ольга Бачурина, которая делала программки к четырем спектаклям. Великолепная работа, не у всякого професионального театра можно такие найти!

И конечно, люди, которые рисовали декорации для «Веселенькой истории». Когда я вспоминаю этот колоссальный (в прямом и переносном смысле) задник размером на всю сцену ДК «Москворечье», даже не верится, что это было наяву. Юра Оводков, Саша Миронос и примкнувший к ним Юра Бабошин несколько недель рисовали его в цокольном этаже ДК (кажется, это было что-то вроде курилки). В центре — распятие, по краям рожи с рогами, внизу буфет с бутылками и портреты в рамках (вымышленных людей, но одного из них Саша сделал похожим на Брежнева; к счастью этого так никто и не заметил). Рисовали гуашью, после очередного рабочего дня мыли пол. И весь этот героизм — из любви к искусству и, смею надеяться, к нашему ШТО. Да, но кто сшил полотнище? 

 
  •                                                                                                                                                                                                                               Комментарий Тужикова:
  • Коля! Что-то мне кажется, что приезжали ко мне И.Портнова и Н.Соловьева и на маминой швейной машинке долго-долго мучили какую-то длинную предлинную тряпку...
  • Нет?




Возврат к списку