Творческое объединение
Организация
Золотарев Анатолий (1-й тенор, в хоре в 1970-73 гг. и 1977-86 гг.)

История нетипичного хориста, или лучше поздно, чем никогда

Обязательное для каждого первокурсника МИФИ прослушивание в хор я благополучно сачканул: слишком достала нудная обязаловка в школьном хоре.
Жизнь в общаге – далеко не сахар. К 3 курсу что-то сбилось в ритме школьного золотого медалиста и на первых двух курсах студента-отличника, накопились отрицательные эмоции. Затянув покрепче на животе полы рубахи, стал думать: кванты квантами, а нужно что-то предпринять. К началу 4 курса понял: хочу в хор! Накануне назначенного прослушивания часа два бродил по укромным уголкам Каширского шоссе и пробовал голос. А вдруг не возьмут?
«Выходила на берег Катюша…» - протянул я слегка дрожащим от волнения юношеским голоском. «Хватит, - сказала сидевшая за роялем добрая седая женщина, окинув меня нежным материнским взглядом (это была Раиса Наумовна), - будешь первым тенором». «Но я уже на четвертом курсе». «Приходи, тенора нам нужны ».
На репетициях мне решительно понравилось сразу и всё: великолепная классическая хоровая музыка, которой раньше даже и не слышал, высокий профессионализм и полная самоотдача руководителя хора Эсфирь Моисеевны Рывкиной и хормейстеров Раисы Наумовны Барской, Фриды Самойловны Старобинец, товарищеские отношения среди хористов. Незлобные подтрунивания салаг-второкурсников, которые уже считали себя мэтрами, приходилось мужественно терпеть. И еще, что я сразу понял: участие в хоре – это серьезная работа, здесь нужно на полную катушку и без дураков.
Вторым откровением стал первый для меня хоровой банкет на 14-летие коллектива. В общаге круглые сутки крутили на магнитофоне Высоцкого. А здесь новый мир: песни Окуджавы, Визбора, Кукина, Егорова, Городницкого, Берковского, Кима, Никитина. Некоторые из них я знал, но никогда не думал, что их можно петь так слаженно, на четыре мужских голоса плюс лирическое сопрано начинающего в то время хормейстера Лии Обшадко. А когда хор дружно грянул «На далёкой Амазонке…», а потом Юрий Софронович Игнатьев мощным басом затянул своё коронное «Колечико», восторгу не было предела.
В Ершово «Хор узников» из «Фиделио» Бетховена мы, новобранцы, по мнению руководителей, спели чище и слаженнее основного состава!
На концерте к 15-летию хора, который проходил в Концертном зале имени П.И. Чайковского, я занял уже полноправное место среди хористов, рядом с ветеранами-тенорами Владимиром Колотушкиным и Игорем Компанцом. Они мне очень помогали своими советами и доброжелательностью. Игорю я всегда буду особо благодарен, поскольку он фактически определил мою дальнейшую профессиональную судьбу и возможность после четырёхлетнего перерыва вернуться в хор, сагитировав пойти на дипломную практику в ФИАН. Но об этом дальше.
После защиты диплома меня распределили обратно домой – в Свердловск, в Уральский научный центр АН СССР. Коллеги встретили приветливо: человек МИФИ окончил. Но сразу понял: не моё. И уровень науки не тот, что в ФИАНе, и без хора тоскливо. Решил однозначно: чего бы ни стоило, вернусь! В аспирантуру ФИАНа пробивался 4 года: вначале нужно было обязательный двухлетний стаж отработать, потом мест не было.
На 20-летие хора накопил отгулов и прилетел на самолёте. Впервые услышал и увидел военную композицию «Мальчики». Потрясла, прибавила решимости: вернусь!
Слякотной осенью 1977 года новоиспеченный стажер Физического института им. П.Н. Лебедева АН СССР прибыл в Москву, и первое, что сделал – пришел на репетицию мужского хора МИФИ. «Во поле берёза стояла…» - тянули на распеве 20 мужиков, а им с упоением дирижировала дебютантка хора, стройная, как берёзка, Надя, будущий художественный руководитель Надежда Васильевна Малявина.
Самым ярким впечатлением того периода осталось участие хора в июле 1978 года в Студенческом празднике песни в Вильнюсе. Литовцы говорили (хочется в это верить), что выученную наизусть по русской транскрипции «Буво гардус алутис» мы спели почти без акцента. В торжественном шествии по главной улице Вильнюса сорвали аплодисменты четкой строевой выправкой (не зря нас учили на военной кафедре).
В поездку по Средней Азии в октябре 1978 года хор отправился уже без меня: кончился срок стажировки, а аспирантура еще не началась. Коллеги-уральцы говорили с иронией: «Видели по телевизору, чем ты там занимаешься, песни поешь». Смотрел на них с сожалением: им не понять, этим нужно жить.
И, наконец, ноябрь 1978 года. Аспирант ФИАНа Анатолий Золотарёв снова в хоре МИФИ! Когда накопилось 5 лет хорового стажа и на правлении рассматривали вопрос о посвящении меня в Почётные хористы, был задан вопрос: «А какие общественные должности занимал в хоре?». Пришлось объяснить, что в самом разгаре моей певческой карьеры возник 4-летний творческий перерыв, связанный с поездкой на Урал, поэтому никаких. Решение было единогласным: «Если вернулся в хор с Урала, значит, достоин, принять!».
На репетиции ездил с огромным удовольствием, тянули уже не только пение и участие в концертах. Хор стал для меня элитным мужским клубом, где можно было поговорить обо всём, поделиться своими тяготами и проблемами. «Ты один мне поддержка и опора…» - вспоминались слова Некрасова, написанные им, правда, по другому поводу.
Летом 1986 года хор участвовал в культурной программе Московского международного фестиваля молодёжи и студентов. За нами был закреплён автобус, на котором мы ездили на концерты, а вечерами просто покататься по Москве и попеть песен под гитару. Приехали в сквер Большого театра. «Стучат колёса, поезд мчит…» − запели мы одну из любимых и многократно отработанных не репертуарных песен. Все вокруг сразу стихли, пел мужской хор МИФИ. Не думал я тогда, что эта песня станет моей лебединой в хоре. Осенью этого же года, так сложились обстоятельства, поезд умчал меня опять на Урал.
С тех пор я на Урале уже 20 лет. Новых друзей не завожу и не хочу. Все мои друзья – хористы моего поколения: Валерий Лапшинский, Вардан Саркисян, Владимир Сабреков, Василий Петроневич, Виталий Резников, Руслан Нестеренко. Валерий и Вардан продолжают петь в хоре, и я им по-хорошему завидую.
Диплом и знак Почетного хориста храню как самые драгоценные реликвии вместе с дипломами кандидата физико-математических наук и профессора Академии военных наук. Когда мне становится грустно и одиноко, уединившись, пою партию первых теноров из «Хора охотников» оперы «Волшебный стрелок» Вебера. Очень хочется хотя бы ещё раз услышать голос ведущего концерта: «Выступает народный коллектив…» и выйти в заключительной части на сцену в составе ветеранов. Мужской хор МИФИ забыть нельзя, это – навсегда, на всю жизнь.


Источники:
- текст, присланный Анатолием Золотаревым (2005)
- сб. статей к 50-летию мужского хора, (2007), с. 95-98
- http://www.valinfo.ru/forum/index.php?showtopic=1540 (2007)

Еще - Хор МИФИ

Этикет по-британски
Гастроли хора в Прибалтике
Заборье-70
C кем из выдающихся женщин сводила судьба. Эсфирь Моисеевна Рывкина
Квартирьер и каменщик
Хор МИФИ – это часть нашей жизни

Другие статьи

ШТО в лучах заката
C кем из выдающихся женщин сводила судьба. Эсфирь Моисеевна Рывкина
Воспоминания выпускника каф. №14
Стрессы
Самиздат "Зеркало-5"
Пресса о ШТО