Творческое объединение


Секретные физики Лейпунские

Аннотация

Б.С. Горобец.  Трое из Атомного проекта (секретные физики Лейпунские). Научно-историческое издание. /Под ред. И.О. Лейпунского. – М.: УРСС; 2007/.

Рассказано о творчестве и жизненном пути трех замечательных советских физиков-ядерщиков из одной семьи – братьях А.И. и О.И. Лейпунских и их сестре Д.И. Лейпунской. Все трое внесли крупный вклад в работы по Атомному проекту СССР. Их имена – в первом секретном списке награжденных орденами за успешное испытание советской атомной бомбы в 1949 г., который был подписан лично Сталиным.

Украинский академик А.И. Лейпунский был директором и научным руководителем крупнейших физических институтов СССР – Украинского физико-технического института в Харькове, Института физики в Киеве и Физико-энергетического института в Обнинске (который ныне носит его имя). Его группе физиков, первой в СССР и второй в мире, удалось расщепить атомное ядро, он выдвинул и реализовал концепцию реактора на быстрых нейтронах (бридера) и теплообменного контура с жидкими металлами, был научным руководителем создания энергетических ядерных реакторов для флота и космических аппаратов.

Профессор О.И. Лейпунский (Институт химической физики) – основоположник способа синтеза алмазов, применяемого сейчас во всем мире. Он один из создателей научно-методической базы радиометрии и дозиметрии проникающих излучений, автор (совместно с Я.Б. Зельдовичем) теории внутренней баллистики реактивных пороховых снарядов («Катюш»), разработчик современных видов твердого топлива для ракет.

Профессор Д.И. Лейпунская – заведующая лабораторией в секретном НИИ-9, работавшем над проблемой извлечения плутония из урана, а позже – лабораторией во ВНИИ ядерной геохимии и геофизики, где разработала метод количественного нейтронно-активационного анализа  для поиска и разведки полезных ископаемых. Рассказано также об известных ученых  сталинской эпохи: Л.Д. Ландау, Н.Н. Семенове, Ф. Хоутермансе, Л.С. Полаке и других, близко связанных с героями книги.

Общее начало: семья Лейпунских

В начале ХХ века на востоке Царства Польского, входившего в Российскую империю, жила бедная и многодетная  еврейская семья Лейпунских. Глава семьи Илья Исаакович Лейпунский (1872-1936) отец будущих знаменитых ядерщиков, отслужив в царской армии, работал десятником (по-нынешнему – бригадиром рабочих) на строительстве шоссейных и железных дорог. Жена Ильи Исааковича Софья Наумовна Лейпунская (Шпанина) (1885-1961) была сиротой, ее воспитывали родственники, которые обеспечили ей возможность закончить прогимназию. Россия в то время интенсивно строила дороги, и потому семья железнодорожного техника-строителя  часто переезжала с места на место.  

7 декабря 1903 г. в семье Лейпунских родился первый сын, которого назвали Александром. Это случилось в деревне Драили Сокольского уезда Гродненской губернии, на территории Польши. Вскоре семья переехала в г. Белосток. Александр поступил в гимназию, правда, не сразу. Хотя он успешно сдал вступительные экзамены, но не был принят из-за превышения процентной нормы приема евреев. Ему пришлось заниматься дома самостоятельно. Через год он снова поступал в гимназию и на этот раз был принят, причем без потери учебного года благодаря домашней самоподготовке.  

Затем у Софьи Наумовны и Ильи Исааковича родилось еще пятеро детей: Яков (1906), Овсей (1909), Дора (1912), Елизавета (1918) и Наум (1921). Наряду с этим, в семью были взяты еще четверо детей, оставшихся сиротами после смерти двоюродной сестры Софьи Наумовны. Двоих младших звали Салик и Дора, так что в семье росли две сестры по имени Дора и два мальчика, откликавшихся на имя Салик – позже одного из них стали звать Овсеем, а другого Исааком. Отец этих сирот, двоюродный брат Ильи Исааковича  в 1905-06 гг. входил в силы самообороны еврейской общины, во время погромов он и его товарищи оказывали вооруженное сопротивление погромщикам и их покровителям из местной полиции. Такая деятельность в России строго преследовалась, он скрывался от полиции, некоторое время прятался у Софьи Наумовны и Ильи Исааковича  в Белостоке и в 1906 г., нелегально перейдя несколько границ, уехал в Америку. До 1923 г. вестей от него не было.

Тяжелая материальная жизнь семьи сочеталась с атмосферой доброты, трудолюбия, честности, взаимопомощи, духовности и культуры. Наум умер еще мальчиком. В 1914 г., с началом Первой мировой войны, учреждение Военно-дорожного ведомства, где служил И.И. Лейпунский, было эвакуировано из Белостока в Ярославль. В самые голодные годы Гражданской войны (1918-1922) г.г. Илья Исаакович самоотверженно  трудился, чтобы прокормить огромную семью с 10-ю детьми. Работал не только на железной дороге, но и на лесозаготовках. 

Желая помочь семье, Саша вместе с отцом работал в это время в Рыбинске. Он начал работать в 14 лет, сначала посыльным, потом рабочим. Успевал какое-то время посещать философский кружок, за что как-то даже был задержан ЧК и провел под арестом несколько дней, пока не выяснилось что деятельность кружка, в общем-то, Советской власти не угрожает. 

Часть семьи оказалась в Ярославле во время Ярославского мятежа и сопровождавших его еврейских погромов. Их спрятали у себя православные соседи. Время было голодное, и младшие дети ходили по деревням, меняя вещи на продовольствие. При всем царившем в то время безвластии и беззаконии противоборствующие стороны детей не трогали. 

В 1919 г. 15-летний Саша поступил в механический техникум и одновременно на химический завод в Рыбинске. Преподавание в техникуме велось на высоком уровне, изучалась даже высшая математика. В 1921 г. Александр окончил техникум и перешел на своем заводе уже на должность помощника мастера.

В 1921 г. по командировке Губпрофсвета Александр поступает в Ленинградский Политехнический институт на физико-механический факультет. Выбор не был случаен. До Рыбинска доходили сведения, что в Ленинграде создано учебное заведение, в котором учат физике по-новому – ее изучают с целью создания новых видов техники мирового уровня. Это отвечало идеологической установке Александра – «техника для социализма». 

Сашины брат и сестра также поступили вслед за ним на «физмех Политеха» и окончили его. Правда, Овсей под влиянием брата Якова поступает по приезде в Ленинград в экономический техникум. Первая практика в бухгалтерии завода «Светлана», показала ему, что работа бухгалтера и экономиста – не его призвание и  в 1926 г. он поступает на первый курс Ленинградского «физмеха» 

Перед войной этот «физмех» был так же знаменит и играл примерно такую же роль, как впоследствии Московский физтех. В результате Александр, Овсей и Дора стали физиками, Яков стал экономистом, доктором наук, Елизавета стала историком и долгие годы работала старшим научным сотрудником в Издательстве Большой Советской энциклопедии. 

После окончания Гражданской Войны  в Россию из Америки приехал отец приемных детей, который предложил детям вернуться с ним в Америку. Двое старших детей согласились и уехали вместе с отцом, а двое младших – Салик (Исаак) и Дора остались в семье Лейпунских.             Исаак  стал врачом и переехал по распределению в Воронеж, где и прожил всю жизнь, за исключением военного времени, которое  военврач Лейпунский провел в действующей армии с первого до последнего дня. 

До 1935 г. между русской и американской частями семьи поддерживались связи, посылки из Америки с лекарствами и продовольствием помогли пережить голодные годы с карточными рационами. Но после 1935 г. переписка с заграницей стала крайне опасной и потому прекратилась. Остались только семейные предания, согласно которым в те времена американские Лейпунские занимались деревообработкой и проживали в районе Кливленда.     

Яков неплохо понимал процессы, происходившие в стране. В 1935 г., вскоре после убийства Кирова он на некоторое время исчез из Ленинграда, и когда за ним однажды ночью пришли (первая волна Ленинградских арестов коснулась  главным образом гуманитариев) вместо него в квартире застали только его брата Овсея. Но команды брать физиков не было, и Овсея оставили досыпать.

А.И. Лейпунский

Еще в студенческие годы Александр женился на самой красивой девушке их курса Антонине Федоровне Прихотько. Она была из семьи терских казаков. Через много лет А.Ф. Прихотько стала Героем Социалистического Труда, украинским академиком, директором Киевского института физики. (Знавший лично обоих супругов профессор-физик А.А. Рухадзе говорил, что А.Ф. была «абсолютно железной женщиной».) В их семейной жизни с А.И. были трудные и даже очень тяжелые периоды, особенно в те месяцы 1938 г., когда А.И. оказался под арестом. Но они с самого начала создали  нерушимую семью, в которой все любили друг друга.  Это подчеркивает в своей записке, присланной для данной книги в 2006 г., их дочь Нина Александровна, археолог, живущая в Киеве.

О.И. Лейпунский женился в 1939 г. на Александре Ильиничне Хейфец. Она была биологом по образованию, одно время работала над проблемой создания пищи на основе биомассы, получаемой из головоногих (червей). Ее отец Илья Яковлевич был Ленинградским юристом, специалистом по авторскому праву. Он был также участником международных комиссий по расследованию  фактов еврейских погромов на Украине в годы Гражданской войны. Мать, Гита Алексеевна Флакс, в молодости входила в боевую организацию эсеров, но еще до 1914 г. вышла из революционного движения, а в 1930-е гг. работала учительницей. Брат Ильи Яковлевича Яков Гуральский был профессиональным революционером, агентом Коминтерна; как специалист по уличным боям в 1920 годы пытался помочь Э. Тельману совершить революцию в Германии, воевал в Испании, в промежутках между «командировками» преподавал в Институте Красной профессуры. После войны он вернулся в СССР из Латинской Америки, был арестован, освобожден в 1954 г. и умер вскоре после освобождения. 

Супруги О.И. и А.И. Лейпунские прожили всю жизнь в любви и согласии. Их сын Илья окончил МИФИ, затем много лет работал в Институте химической физики, защитил кандидатскую диссертацию; ныне работает в отделившемся от ИХФ Институте энергетических проблем химической физики, кстати, в той же комнате, в которой с 1947 по 1960 г. работал его отец. 

В начале 40-х годов О.И.  всерьез занялся альпинизмом. Он – участник рекордных зимних переходов через перевалы Главного Кавказского хребта, организатор альпинистских лагерей на Кавказе. До начала войны О.И. каждое лето проводит на Кавказе в качестве инструктора, а затем – начальника учебной части одного из центров альпинистской подготовки офицеров Красной Армии. В 1940 г. под его руководством более 500 курсантов учились покорять Эльбрус в условиях непогоды. После войны О.И. попал снова на Кавказ только в 1958 году. Его сын Илья вспоминает, что в каждом альпинистском лагере у отца находились друзья и добрые знакомые, среди них были легендарные альпинисты Е.  Белецкий и В. Сасоров. Вплоть до 1972 г. каждое лето О.И. хотя бы месяц проводил в Кавказских горах.

Д.И. Лейпунская вышла замуж в 1935 г. за своего одноклассника Льва Петровича Кононόвича, происходившего из семьи земской интеллигенции Ярославской губернии. Мать Льва была земским врачом, отец – дорожным инженером, специалистом по строительству мостов. Л.П. Кононович стал военным инженером, провоевал всю войну, с 1941 года. В мае 1945 г., уже после капитуляции Германии он погиб в перестрелке с вооруженными остатками немецко-фашистских фанатиков. 

После войны Д.И. Лейпунская вышла замуж за Владимира Львовича Карпова, сына знаменитого революционера и химика Л.Я. Карпова. С ним она прожила до своей смерти в 1977 г. Вместе с ними одной семьей жили сын Д.И. Лейпунской Александр Львович Кононович и его жена Алина.

Трагически сложилась судьба Доры Лейпунской, сводной сестры. Она окончила педагогический институт в Ленинграде, вышла замуж за немецкого эмигранта-антифашиста. В 1938 г. ее мужа арестовали и по недавно заключенному договору между Германией и СССР об экстрадиции преступников передали представителям гестапо (точно так же, как двух героев этой книги, Хоутерманса и Вайсберга, описываемых далее, в Главе 1). Пройдя через череду фашистских тюрем, он оказался в немецком штрафном батальоне, воевал в войсках Роммеля в Африке и погиб в 1943 г. Дора умерла в 1944 г. в эвакуации в Уфе.

Д.И. Лейпунская

В конце 1942 г. Овсей Ильич получил «похоронку», сообщавшую, что «лейтенант Я.И. Лейпунский пал смертью храбрых на ленинградском фронте». 22 июня 1941 г. он ушел на фронт добровольцем вместе со своей женой, переводчиком с немецкого, Натальей Николаевной Сиверс. Ближайшие родственники Наталии Николаевны погибли на Соловках. Она и Яков  не питали иллюзий относительно сталинского режима, но в день начала войны решили пойти на фронт добровольцами. Они были зачислены в регулярную часть Красной Армии, начали войну в Эстонии. Яков дослужился до командира разведроты. После его гибели Овсей Ильич дважды подавал заявления директору Института химфизики с просьбой разбронировать его и отпустить на фронт. Но оба раза Н.Н. Семенов отказывал, мотивируя тем, что О.И. Лейпунский – один из незаменимых специалистов по порохам и взрывчатым веществам, он ведет работу по тематике Наркомата боеприпасов, необходимую для фронта. Тем не менее, О.И., как и многих его современников, мучило чувство вины за то, что он оказался среди относительно немногих не воевавших и потому выживших  мужчин своего поколения. Жена Якова осталась жива. Но в 1944 г., возвращаясь с разведгруппой из немецкого тыла, она подорвалась на минном поле, после чего ей ампутировали ногу. После войны Наталия Николаевна, свободно владевшая немецким, английским и французским языками, работала в Ленинградской Военно-медицинской академии.  Братья Лейпунские помогали ей всю жизнь.

О.И. Лейпунский

Более дальние родственники Лейпунских, проживавшие в восточных областях Польши и в Прибалтике, были убиты немецкими и местными  фашистами во время Второй мировой войны.

Елизавета Ильинична  Лейпунская вышла замуж за Абрама Давыдовича Сыркина, также историка, проработавшего много лет в Большой Советской Энциклопедии. 

* * *

Такова краткая биографическая справка о семье трех главных героев нашей книги, семье, принадлежавшей к трудовой советской интеллигенции с еврейскими корнями. В чем-то она была типичной: все члены семьи честно и самоотверженно трудились на свою родину, СССР, защищали ее, награждались, репрессировались. Но были и необычные черты этой семьи – они заключались, прежде всего, в научных талантах физиков Лейпунских, их громадном вкладе в общемировую сокровищницу знаний, в  научно-производственный и оборонный потенциал  своей страны.    

В разговорах часто приходится  слышать о ком-то: это – хороший человек, а это – плохой. Существует множество афоризмов и анекдотов насчет того, чем различаются хорошие и плохие люди. Среди них есть следующее, довольно глубокое, образное «определение», данное выдающимся поэтом и писателем Константином Симоновым (в нашем приблизительном пересказе).

«Есть три категории людей. Есть люди – плохие в хорошие времена, это – безусловно плохие люди. Есть люди – хорошие в плохие времена, это – безусловно хорошие люди. И есть люди –хорошие в хорошие времена и плохие – в плохие времена. Так вот, я  такой». 

Все, что автор настоящей книги прочел и услышал об Александре Ильиче, Овсее Ильиче и Доре Ильиничне Лейпунских, позволяет ему с уверенностью сказать, что это – не только очень крупные ученые, но и личности, которые были, безусловно, хорошими людьми в любые даже самые тяжелые времена. Можно сказать и иначе. Природа локально реализовала необычно высокую плотность таланта и порядочности в расчете на одну семью. Наша книга призвана зафиксировать в истории науки  это очень редкое явление, которое принесло немалую пользу мировой науке и технике, а в более широком смысле – нашему народу и всему человечеству.       


Еще - Борис Горобец

Алмазы и "Акулы"

Другие статьи

Релком против ГКЧП
В поисках еды
Корни
ШТО и "Поперек времени'
17 июля
Аквариум в клубе РК