Творческое объединение
Год
Организация
Александр Могилевич

Магия цифр или сколько литров в ящике пива




Забавно, как люди выделяют одни символы из ряда других, отдают предпочтение определённым цифрам или числам!

- У нас будет свадьба 08/08/08!
- А почему не 14-го июня?
Но это кабалистика. Я сейчас о другом. О родном и понятном.
Порой в нашей жизни с какими-то предметами или явлениями на протяжении довольно долгого периода времени соотносятся определённые числа, совершенно случайные, обыкновенные. Но со временем к ним так привыкаешь, что они начинают завораживать сами по себе, выпадать, выделяться из общего ряда чисел.
Вот, например, 2-87, 3-62 или 4-12! Почему не 1-45, 0-83 или 13 копеек? Кстати, батон белого.
Кто не знает ответа, отсылается к глубоким недрам Интернета, чтобы хотя бы по количеству упоминаний осознать магическое величие этих цифр. А заодно и самому проникнуться к ним пиететом по творчеству Венечки Ерофеева или, например, Макаревича.

Но... я опять о другом. О похожем, но другом. Моя молодость прошла мимо культа водки. Мы упивались пивом. Иногда и в прямом смысле. Но только иногда.
1-11 – это три раза по тридцать семь. Вот почему-то 37 больше ассоциируется с возрастом. По Высоцкому. Не с пивом, и вообще – не с молодостью. А рубль-одиннадцать – то самое магическое число, которое моментально выделяется из общего ряда, заставляет резонировать струнки давней молодости в душе.
Или вот 7-40. Ящик пива. Не современная картонная коробка с двадцатью пятью бутылками Холстена или Бочкарёва, а старый пластмассовый ящик с ячейками под 20 бутылок Жигулёвского.
Почему Жигулёвского, строго говоря, теперь уже не понятно. На нём не было никаких этикеток с названиями – просто голая бутылка зелёного, коричневого или белого стекла с пробкой. На пробке выдавлены обозначение завода-производителя и дата изготовления, причём вся дата – просто число месяца. И понятно почему – этого достаточно. Число должно быть сегодняшним или вчерашним. Фантастическая удача, если завтрашним! Больше трёх дней то пиво не хранилось. В пиве недельной давности выпадал осадок, и это сказывалось не только на эстетичности вида, но и на вкусе. Плохо сказывалось.
Я не буду здесь распространяться о качестве того пива. Это было Пиво – и всё! Этот разговор я затеял о количестве, о цифрах и числах.

Конечно, в угоду исторической справедливости следует сказать, что пиво всё же было разное. Не разнообразное, конечно, но разное – уж очень велика страна-то наша! В Самаре, на родине Жигулёвского от барона фон Вокано, в Питере (пардон, в Ленинграде), в Минске, Чите, Новосибирске или Моршанске, я уж не говорю про Ригу или Вильнюс, пиво было разное. Но Жигулёвское. По 37 копеек. Да и в Москве помимо Жигулёвского было и другое пиво – с этикетками, с разными названиями, например, «Московское», и даже - по разной цене! Но встречалось оно в основном в театрах, кинотеатрах, ресторанах и кафе – в общем, в центрах высокой культуры. В нашем же придворном магазине – во дворе студгородка – всегда было только одно пиво, как и в тысячах таких же магазинов при других дворах. И то - не всегда, спрос-то постоянно опережал предложение!
Опять же и это безымянное Жигулёвское было разным – выдавленные знаки на пробке позволяли отличить «Бадаевское» от «Останкинского» или «Москворецкого».
Всего насчитывалось четыре источника: пивзавод имени Бадаева, Останкинский п/з, Московский и Москворецкий экспериментальный – МОЭПЗ. Почему-то первый котировался выше остальных, и его пиво считалось самым лучшим. Но мы, как правило, довольствовались последним, и оно нам нравилось. Главное, чтобы дата стояла правильная!
Но это я скатился к качеству, а обещал про количество...

Итак, семь-сорок, ящик пива, двадцать пол-литровых бутылок по тридцать семь копеек. Это сколько литров? Десять?
- Кто сказал: «Десять»?
- «Пять» по арифметике! Пять – это оценка, не литры.
- А вот по высшей математике – «два»! Нас учили интегрировать и диф-фе-рен-циро-вать. Не пиво, конечно, но наука-то универсальная.
В тех тридцати семи копейках пива-то всего на двадцать пять, а остальные двенадцать – залоговая стоимость бутылки, т.е., тары, посуды. Вот и считай!..

Собирается 7-40, берётся ящик пива (пардон, Пива), быстренько выпивается и 20 пустых бутылок возвращается в магазин.
Быстренько – это я не для красного словца, а чтобы не погрешить против исторической истины. За пулькой преферанса, за покером на костях или просто за увлекательной беседой о девочках (а порой, действительно, о математике!) это происходит совершенно быстро и незаметно.
Так вот, возвращается в магазин... 20 бутылок по 12 копеек – это целых 2-40 – аж шесть Пива плюс 18 копеек сдачи! Это называется «первая производная».
Выпив эти шесть бутылок, гонец посылается за второй производной – на 72 копейки, вырученные за посуду, плюс 18 копеек, оставшихся с предыдущего похода, итого 90, можно получить два свежих пива, и ещё 16 копеек останется впрок. Успеваете с арифметикой? Если нет – не беда, воспользуйтесь калькулятором с Windows desk top. Нам было сложнее тогда без калькуляторов.
Ну, думаю, дальше уже всё понятно. Сдав две пустые бутылки – 24 копейки, и добавив оставшиеся 16, на 40 копеек берётся третья производная. Причём 3 копейки ещё остаётся! Но их уже некуда применить. Потому, что последняя бутылка больше не дифференцируется. Кто ж её будет сдавать, когда на Пиво всё равно не хватит!

Итак, 7-40: 20 + 6 + 2 + 1 = 29 бутылок пива, 14.5 литра интегрально-дифференциальным методом! В сухом остатке 3 копейки и одна пустая бутылка, которую всё равно не сдать потому, что по другой очень практичной теории – теории вероятностей – при таком количестве одна из бутылок обязательно окажется со сколом или каким другим повреждением, а такие бутылки обратно не принимают!

Ну, вот, собственно говоря, и всё...
Приятных воспоминаний!

Кстати о воспоминаниях... У меня в то время был портфель, который как раз вмещал ровно двадцать девять пивных бутылок. Как так получилось, почему – не ведомо. Чистое совпадение. Тем более, что одновременно столько пива я никогда не имел. Замер был произведён на пустой таре. А вообще, надо сказать, что вид студента с портфелем и кипой бумаг подмышкой внушал уважение – прохожие бросали одобрительные взгляды на молодого целеустремлённого парня, очевидно хорошиста, а может даже отличника. Свои тоже заинтересованно с любопытством обращали внимание, понимая его целеустремление, когда вещам нет места в портфеле.

Еще - 1980

Тайна прочтения "Двенадцати"
Второе пришествие Тарковского
Смерть Высоцкого
КСП МИФИ 80-х
Одесса-80
О ШТО

Еще - Общага МИФИ

В поисках недоеденного
В поисках еды
Студенческие деликатесы
Общага – дом родной!
Студенческие волнения
Великое ограбление

Другие статьи

В проходной оборонного НИИ
Интервью с юбиляром
Оды магнитофонным бобинам
Конкурсы ВИА
12 стульев на КИВах
Люди с характером