Все мы были тогда ХУ

Сергей Попов
Все мы были тогда ХУ

Все мы были тогда художественной самодеятельностью 

А когда только поступили в МИФИ, опять на пороге, на "Посвящении в студенты" увидели мини-спектакль ШТО. Как же здорово они играли миниатюры из студенческой жизни. В них был какой-то весёлый сюр и сказочный гротеск, и глубокий подтекст. Но больше всего поражало всё-таки актёрское мастерство, отличающие их от выкрикивающих тексты КВНщиков. Ковалёв, Люся Попкова, Викулов, Олевский и, конечно, сам мэтр, автор миниатюр и заглавный актёр Валерик Бычков – костяк Шестого Творческого Объединения МИФИ. Сокол уже в сентябре побежал записываться в Объединение, а я протянул целый год. Но когда следующим летом Сокол вернулся из поездки агитбригады ШТО по Сибири и рассказал про Красноярские Столбы, про Енисей, про Дивногорскую ГЭС, про бичей и нечеловеческую жизнь в Канске, про то, как ждали в Сибири артистов из Москвы, про то, как выступали они и в забитых народом концертных залах и на открытых грузовиках в поле, я всё-таки решился и пошёл. Чуть раньше меня в ШТО записался Шурик Сидоренков. В нём я обрёл ещё одну родственную душу. Сошлись мы, конечно, на сумасшедшей любви к рок-музыке и сразу придумали свою миниатюру. На сцену выходили два амбала в коже - сам Сидор и страшный, бородатый Вова Бердников, а потом типа настраивали гитары и Сидор так небрежно, сквозь зубы говорил, что вообще-то у нас в группе есть ещё один придурок, с которым уже надоело возиться и что, если бы он не писал музыку и стихи, не пел и не играл на лидирующей гитаре, то его уже давно пришибли бы. Потом поворачивался в сторону кулис и злобно шипел: "Иди сюда, гад". Я весил тогда 58 кг при 182 см роста, наряжали меня в яркую подкладку от старого женского пальто, рукавов, само собой, не было и на мне ничего не было, кроме трусов, гитара болталась у колен, двигался я сомнамбулически, волосы заменял самый длинный (взятый в "Мостеакостюме") женский парик. Как только начинали звучать первые аккорды, я круто преобразовывался и мне самому казалось, что это я ору: "Good Golly, Miss Molly!!!" Фонограмма была отменная. Шурик старался. С самого начала у нас и у зрителей складывалось ощущение, что на сцене реальные CCR, хотя их сроду никто не видел, таково было безумное желание участвовать в "настоящей жизни". На концерте в МЭИ фанатки стали отрывать куски от моей ветхой дерюги. Везде по несколько раз вызывали на бис. (Кого - нас? или Creedence???). Слава пошла по Москве. Это было уже новое ШТО - более простонародное и совсем не кавээнное, без всяких фиг в карманах. Хотя и старые миниатюры хорошо катили. На одном концерте выступали вместе со "Скоморохами". Буйнов за кулисами стащил с Сокола и нацепил новые стэйтсовые джинсы, чтобы фирменней выглядеть. Все мы были тогда художественной самодеятельностью - и Високосное лето, и Машина, и Рубиновая атака и Удачное приобретение. А как было здорово! Но сумасшествие, как видно, уже наступало…

                                                                                                                                                                                Комментарий Тужикова:

Да! 
Сумасшедшество потихоньку наступало!

Серега!
Имей совесть! К 182 см претензий никаких, а вот 58 кг...
Скорее уж 38! Ведь все знали, что ты не даёшь тени! Да! Был сравним с длиной волны...

"Чуть раньше меня в ШТО записался Шурик Сидоренков." - чуть раньше - это чуть больше года.
А когда мы выступали со "Скоморохами" - это было в МВТУ. И мы (на разогреве! на разогреве у Градского! Смех, да и только!) давали Зощенковское "Преступление и наказание", после нас к "разогретому" залу выходили Скоморохи в соколиных джинсах. Причем за кулисами места было мало, а зрителей-слушателей много. И я залез из-под сцены в свето-цвето-операторскую будку, высунул балду чуть-чуть наружу и оказался в двух шагах сбоку от Градского. И начал (сначала очень-очень медленно) менять цветовую гамму задника сцены. Потом мне и самому понравилось и начал переключать софиты в такт - это (да наверняка!) было первое выступление Скоморохов со "светомузыкой". Причем они-то, скорей всего, и не знали ничего - все мое действо концентрировалось за их спинами!

Знаете, а после переговоров с Сашей Соколовым и длительных шевелений серыми клеточками складывается у меня впечатление, что вовсе и не "Преступление и наказание" мы тогда показывали, а начатое зарождаться как раз в Красноярском краю этакое обозрение, где присутствовал "миниконцерт" популярной рокгруппы "Змеи-Горынычи", что у Сережи и описано (см. выше). Причем Сокол утверждает, что не Буйнов, а Градский хотел снять с него джины, но (если верить Соколовской памяти) они не подошли, и Градскому джинсы давал Шурик Сидоренков. Доверимся Соколиной памяти...

И что интересного тебе, Серёжа, мог Сокол рассказать про Братскую ГЭС (в оригинале сначала было написано "Братская ГЭС")? Про Дивногорскую - мог, а про Братскую, про то, как "Марчук играет на гитаре и море Братское поёт" - это же 68-й год, это надо лампу в глаза и иголки под ногти Бычкову, Викулову, Олевскому, Песковскому, Пастухову, Попковой и дррррррррррррррррр!
Но, конечно, Дивногорская - тоже ВЕЩЬИНИФИГАНЕДРЯНЬ! Ого-го!!!!!
Сейчас вспоминаются чаще всего Столбы Красноярские, ГЭС, Канск с его телевидением и обалденными шашлычками размером примерно 20х1,5х1,5 см и по (дай Бог память!) по 13 коп.!
А еще вспоминается собственно прибытие в Красноярск, часов в 5 по местному, и нас (не выспавшихся в самолете по понятным причинам) отправили не спать, а на торжество. По случаю Агитпохода. На набережной. Какой-то главный красноярский комсомолец вещал в микрофон: "Это символично, что ваш агитпоход по Красноярскому краю начинается здесь, у парохода Святой Николай, на котором В.И.Ленин прибыл в нашу, Сибирскую ссылку!"
Викулов мне чуть локтем ребра не проломил, чтоб не проспал такие речи!
И тут наши коллеги по Всесоюзному-то Агитпоходу, Ленинградские студенты, начинают свой маршрут по Енисею на шлюпах на наших глазах прямо от Св.Николая. И начинают они его с круга почета. Но почему-то начинают вниз по течению. Их в момент уносит метров на 150 ниже, они разворачиваются и начинают грести против течения. Енисейского. Гребут-гребут минут 15-20, не двигаясь с места, на трибуне начинается шевеление, и вдруг, откуда ни возьмись, появляется моторочка, подлетает к шлюпкам, цепляет их всех в длинную шлюпочную чехарду и благополучно завершает круг почета. На лицах ленинградцев читалось явственно - "До Дудинки-то мы легко можем добраться, а вот обратно?!?!? Может, взять с собой Святого Николая?!"





Возврат к списку