Студенческие волнения

Студенческие волнения
в студгородке МИФИ 1967 г.  Версия участника

Диспозиция по состоянию на май 1967 г.
Местоположение института – район бывших деревень «Хохловка» и «Дьяковское» по Каширскому шоссе на окраине Москвы. Транспорт от метро «Автозаводская» («Каширская» открылась в 1969 г.) автобусами 94 и 150.
Справа по ходу шоссе, слегка на отшибе, за массивом яблоневого сада, четыре корпуса студгородка МИФИ, в каждом по 630 «гавриков»-студентов. Как помнится за давностью времен, корпус No 2 – энергетики No 3 – вычислители, а No 4 – теоретики. На весь студгородок приходилось не более 15–20 девушек-студенток, проживающих в корпусе «В». Чуть в отдалении несколько стандартных пятиэтажек – «хрущевок», в которых жили некоторые аспиранты и преподаватели.
Центральная тропа, раздолбанная и слякотная по осени и весной, ведет от студгородка мимо небольшого торгового центра (ТЦ) к институту. В общежития до 23:00 разрешалось приводить гостей женского пола, что было отдушиной для молодых и не до конца еще «затюканных» студентов. С этого, в последующем, все и началось.
Предисловие к событию
Весна 1967 г. выдалась бурная и дружная. В мае яблоневые сады в округе все в цветочном кипении, запахи дурманят и сводят с ума, а тут, как назло, экзаменационная сессия. В МИФИ, в ту пору, любая из них была «жестокой битвой» студентов за выживание от «вышибания» из института за «неуды». А отчисляли нещадно, по крайней мере из группы автора этих заметок в составе 32 человек при поступлении до диплома (по разным причинам) дошло только 19 человек.
Тогда учеба в МИФИ – была «чудным» временем педагогических экспериментов, когда одновременно рекомендовалось посещать факультатив по тензорному исчислению и факультатив антирелигиозной пропаганды. Причем предмет «История КПСС» с обязательной необходимостью запоминания множества дат и событий, возведенный в «абсолют» профильной кафедрой для многих студентов, был так же сложен для сдачи зачетов и экзаменов, как и квантовая физика.
Много было и еще чего непривычного и необычного и, прежде всего, сильнейшая учебная нагрузка. Своеобразной отдушиной учебного прессинга был мужской хор МИФИ, который помогал выжить и не сломаться.
Событие – «буза» в студгородке МИФИ
Итак, в самом разгаре весенняя сессия, вернее ее «экватор» или как выражались отдельные умники «экстремум». Тревожная и нервозная обстановка для тех, кто еще не сдал очередной экзамен и судорожно день и ночь «долбил» материалы лекций или готовил хитроумные «шпоры» с микротекстом. Радостная эйфория для тех, кто почти «отстрелялся» и мог расслабиться с пивком или винцом. Они же могли себе позволить и пригласить в гости знакомых девушек.
Ранее «небожители» верхних этажей общажных корпусов, по теплой погоде, придумали и опробовали «бомбардировку» проходящих внизу студентов треугольными пакетами из-под молока, заполненными водой.
Зрелище получалось шумное, эффектное и достаточно безобидное для пострадавших. Пакеты, наполненные водой и сброшенные с 4–5 этажей, смачно «шмякались» об асфальт, создавая пугающий шумовой эффект с разбрызгиванием воды в радиусе 3–5 метров. Обстреливаемые студенты шарахались в сторону, истошно орали и быстро шмыгали под спасительный козырек на входе в корпус.
В означенный памятный день студенческой «бузы» внизу, на подходе к корпусу No 2 показались две пары – студенты с симпатичными девушками в ярких весенних платьях. Это событие немедленно привело в легкое возбуждение молодых энергичных жителей общаги, и вниз полетели пакеты – водяные «бомбочки». Визг, свист, шум и гам были наградой зачинщикам – бомберам. Этим дело не закончилось, а наоборот все развивались по нарастающей. Из открытых окон понеслась магнитофонная музыка, а из душевой и «умывалки» корпуса вынесли корыто и тазики, которые в виде ударных инструментов дополняли шумовой фон зарождающейся «бузы». Большая группа студентов из соседних корпусов также высыпала на территорию между корпусами, послышались призывы: «Долой сессию!», «Повысить стипендию!». Призывы дополнили самодельные плакаты на листах ватмана, которые вывесили в окнах корпусов и вынесли в толпу. Появилась гитара и зазвучала известная в МИФИ шутливая студенческая песня «Бей профессоров – они гадюки!».
Ситуация резко обострилась, когда на подъезде к студгородку, чуть в сторонке, появилась «канарейка» с нарядом милиции, вызванным жителями ближайших домов. Наряд выжидал, а потом, видимо получив указание начальства на пресечение беспорядка своими силами, подъехал к входу корпуса No 2. Такое насилие над свободой совсем не понравилось митингующим студентам. В машину полетели пакеты с водой, а какие-то умники с пятого этажа выставили в окно брандспойт, включили воду и стали поливать бедную «канарейку» водой под сильным напором. Не ожидая такого коварства от студентов, экипаж тихо сдал назад, отступил и резво рванул в сторону Москворечья, очевидно за подкреплением.
Последствия
Подкрепление не появилось, а ближе к вечеру студенты выпустили пар и успокоились. За этим не последовало якобы ночных хождений с факелами и противоправными лозунгами. Так спонтанно начались и тихо закончились знаменитые студенческие волнения 1967 г. в студгородке МИФИ.
Правда состоит в том, что, действительно, на следующий день «вражеские голоса» «Би-Би-Си» и «Голос Америки» передавали сообщение о крупных студенческих волнениях в московском секретном университете МИФИ, которые были подавлены. Автор сам слышал эти сообщения, так как в нашей комнате в корпусе No 2 был хороший радиоприемник «Балтика», по которому мы с удовольствием слушали джазовую музыку.
Позже ходили слухи, что милиция не решилась своими силами «подавить» студенческую «бузу», а вызвали спецотряд, который укрылся в яблоневом саду рядом со студгородком и следил за развитием событий, ожидая сигнала к подавлению «бунта». Видимо, в руководстве нашлась разумная голова – приказа на подавление не поступило. Иначе все могло кончиться весьма печально, вплоть до членовредительства и кровопролития.
За этим событием последовала партийная разборка и непубличное наказание выбранных зачинщиков. По слухам среди студентов, часть «бузотеров» была лишена фирменного выпускного значка «МИФИ», кто-то распределен на работу в «медвежьи углы» страны, а кому-то дали защитить диплом с понижением коэффициента оценки. Об отчислении кого-то из института с волчьим билетом автор не слышал и не знает.

Возврат к списку