Творческое объединение
Год
Организация
Михаил Тужиков

Мои одноклассники. Володька... Сережка... Баскетбол…

Скоро будет 50 лет, как мы получили новую квартиру в пятидесятом квартале Новых Черемушек. Тогда конечной станцией метро у нас была Калужская. Причем, станция тогда располагалась в теперешнем депо.
Помню эту суету переезда, расстановку и перестановку какой-то привезенной мебели, и усталость, которая в конце концов вдавила меня в подушку. Только закрыл глаза и, наконец-то, … а тут прямо над нашим домом на высоте метров 200-300 начал разворачиваться на Внуково ИЛ-18. Посуда зазвенела. Буквально через день-другой я на слух отличал уже эти Илы (хотя АНы звучали практически так же) от ТУ-114 и ТУ-104. Если слышал. Я просто перестал обращать на них внимание. Хотя как-то однажды, несколько лет спустя, мое подсознание подсказало мне, что надо мной летит какой-то незнакомый самолет. Поднял голову – батюшки! Да это ж ТУ-144!
Я пришел в эту школу в начале марта. В девятый класс. Школа-новостройка, как и все вокруг. В нашей даже пока еще не было десятого класса. Мы были первым выпуском школы. Девятых было два. «А» и «Б» (правда, в младших классах были и «З», и «К», …, …). Я попросился в «Б», как и в предыдущей школе. Хотя мы спокойно дружили и с мальчишками, и с девчонками из «А», а они с нами. Какие-то контрольные или сочинения, например, сначала, по расписанию, шли у нас, а по каким-нибудь другим предметам – у них. В переменку быстренько менялись информацией. Физик у нас был просто СУПЕР! Мало того, что он объяснял нам все так, что через год с небольшим мне в институте стало очень просто «включиться» и начать понимать. Он еще и приходил иногда к нам (и в «А» тоже) на физру поиграть с нами в баскетбол. При собственном росте около 170-175 Владимир Георгиевич позволял противостоящей ему команде брать одного, а то и двух лишних игроков. При «+2» его команда изредка даже и проигрывала. Как-то к нам пришла сборная одной из соседних школ на баскетбол. Мы, выдрессированные Владимиром Георгиевичем, конечно выиграли у них. И были приглашены в их школу, но уже на ручной мяч. Они, видишь ли, ручной мяч больше любят, чем баскетбол. Ладно. Никто, конечно, не проговорился, что в «А» (уже тогда в десятом) классе Сережка Коновалов и Игорь Князев играют за юношескую гандбольную сборную Москвы. У них в команде был один полный тезка кого-то из нашего класса, его-то они и привели с собой. «На всякий случай». Теперь-то я считаю, что можно было и не делать тогда такого подлога. Но тогда это выглядело просто красиво! Главное, сказали нам наши «профессионалы», быть абсолютно спокойными, предлагать себя, тщательно смотреть вокруг и не жадничать, если кто в еще более лучшей позиции, мы подскажем, когда надо, только слушайте внимательно и каждый забьет минимум по одному голу. Так и вышло. Первые минуту-две чуть побегали, попасовали, поперехватывали – профи «прокачивали» обстановку. Наконец один из них, получив мяч, обводит каждого соперника раза по два по три, и вдруг выпрыгивает у линии вратарской площадки чуть не до потолка, замахивается так, что не только вратарь, а кажется, вся ихняя команда приседает чуть-чуть, но вместо броска по воротам сбрасывает мяч, не глядя, куда-то далеко назад и в сторону, где стоит и ждет «сменщик». Мяч летит ему прямо в руки. Он разбегается – при этом противники наши почему-то стоят все на месте и только крутят головами вслед за траекторией мяча – выпрыгивает там же и так же высоко, размахивается (вратарь уже прижал спиной сетку к стене спортзала) и тоже сбрасывает мяч третьему нашему «профессионалу», ждущему мяч, правда, в другом месте. Этот разбегается, выпрыгивает там же, но еще выше, и забивает ГОЛ прямо над головой уже сидящего в воротах вратаря, да так, что отскочивший от стенки за воротами мяч долетает до нашего вратаря! Игра была сделана. Были ещё замены, на площадке у нас иногда даже оставался только один профессионал, и все мы, каждый, забили хотя бы по одному голу. В защите мы особо не старались, так заранее же было сказано, что не стоит добиваться «сухого» разгрома, и вообще – вспомните главный олимпийский принцип! А через десять лет злые языки вставили в этот принцип две лишних буквы, и для Московской (бойкотируемой!) Олимпиады принцип этот у них был: «Главное – не победа! Главное – неучастие!».
Была у нас большая перемена в полчаса. И все успевали пообедать. До тех пор, пока в конце второй четверти в десятом уже классе в двух шагах от школьного заборчика не появились два пивных ларька. Рядом. Сразу было решено жестко пресекать попытки всех более младших классов «приобщиться» к потреблению этого замечательного напитка. Еще до Нового Года обе сотрудницы общепита прекрасно знали, кому из нас надо плеснуть подогретого из чайника, кому предлагать солененькие сушки, а кому соленые хрустящие хлебцы. А кто просто предпочитает пить, а не есть. Всю третью четверть директриса терпела. После мартовских каникул неожиданно выяснилось, что нет больше большой тридцатиминутной перемены. Теперь у нас будут две по двадцать минут… Интересно, о чем они думали? Теперь уроки по физкультуре пошли «до» и «после» посещений ларечков. А однажды, уже на последнем уроке, уроке литературы, после замечания учительницы, мол, не все любят Маяковского, внезапно очнувшийся Володька заявил во весь голос (это не название поэмы, так и было, очень даже громогласно!) – кто это тут не любит Владимира Владимировича?!?! И действительно, как можно не любить ТАКОГО поэта? Ведь необязательно любить его «более позднее творчество», хотя и там можно (если поискать) найти просто гениальные строки. А «более раннее творчество»? А потом ведь тоже бывало – ого-го! Например, отправила его Советская власть в Парижик. И он читал там стихи, и ранние (поменьше), и поздние (этих, конечно, побольше!) – ну, точно, поэт-агитатор, горлан-главарь! Конечно, эмигранты шикали, ругали, но признавали, тем не менее, что – ПОЭТ! А он потихоньку-потихоньку исхитрился влюбиться. Втюрился наш Владимир Владимирович в гражданочку Соколову, стихи ей писал-посвящал, букетами осыпал, ручки лобызал, она, правда, как истинная воспитанница Смольного института для благородных не позволяла ему. Ничего не позволяла, ведь «красный» же! А ему уже пора в РСФСР возвращаться. И он берет все свои гонорары за выступления и несет в ближайший цветочный магазин. Там, может и покрутили у виска пальцем, но денежку приняли, в банк положили и на условия маяковские согласились. И с той поры через день, не каждый день, в дверь Татьяны Соколовой стучал посыльный и со словами «Цветы от Маяковского!» вручал барышне роскошный букет. Она в войну в Париже смогла выжить, оставшись одна, только благодаря этим букетам – через день, как только приносили следующий букет, она несла предыдущий к театру или кабаре на продажу. А уже перед Московской Олимпиадой какой-то искусствовед, писавший монографию о Владим Владимировиче, заехал в Парижик поискать, кто слышал вживую его здесь выступления? И выясняется, что Татьяна Соколова еще жива! Что, отказавшись от ухаживаний Маяковского, она так замуж потом и не вышла (не знаю, почему). И он её навестил, и они пили чай с круассанами, и она ему рассказывала об этом милом «красном» грубияне, как вдруг в дверь постучали, пришел посыльный, и вручил седой уже красавице роскошный букетище со словами: «Цветы от Маяковского!» Причем, конечно, посыльные (а, может, и нынешние владельцы магазина?) знать не знают, что был такой вот поэтище! Хотя, может, наоборот, только они-то во всём Париже и знают, что приезжал полвека (тогда - полвека) назад из Советской из России ЧЕЛОВЕК (как раз такой, что звучит очень гордо) и устроил такое, ты можешь себе представить? Такое устроил! Не каждый бы догадался до такой красивой комбинации! Не каждый бы догадался до ТАКОГО поступка! Далеко не каждый!


Еще - Михаил Тужиков

Как три вектора
12 стульев на КИВах
Мои одноклассники - 2
Тянь-шаньская агитбригада
Оды магнитофонным бобинам
Жизнь не плоха, когда в день дурака поймаешь лоха

Еще - 1970

Как три вектора
Мои одноклассники - 2
English & Me
Прощай школа, прощай
Мои одноклассники - 3

Еще - СССР

Встреча с Гагариным
Корни
Участники из СССР в первых рядах!
Мои одноклассники - 3
Мой Кировск
У меня родился негритенок

Другие статьи

Мои одноклассники - 2
Первая агитбригада ШТО
Тот, кто носит "Adidas"
Как три вектора
Кировск
Поперек времени