Творческое объединение
Год
Организация
Михаил Тужиков

Проводы.  Памяти Ю.Песковского


Я знал Юру почти сорок восемь лет.

Впервые я увидел и, главное, услышал его в сентябре 1970-го, на вечере первокурсников факультета Экспериментальной и Теоретической Физики МИФИ. Тогда они (с Витей Голубевым и Борей Ануфриевым) пели «Контрабандистов», «Аве Марию», конечно же, и «Гамлета». Вот так и состоялось моё «приобщение». Приобщение к миру настоящих песен.

Я сразу полюбил его песни. И те, автором которых он являлся. И те, которые он пел.

Я полюбил те песни, что любил сам Юра. На одном из конкурсов КСП МИФИ в ДК Москворечье пока жюри выбирало самых-самых, Юра, хотя он тоже являлся членом жюри, но он, по-видимому, быстрее всех высказал свое мнение и вышел к микрофону. Он пел, причем, пел и по заявкам из зала, и после очередной песни Коля Викулов, сидящий ряду примерно в пятом-шестом, т.е. спиной почти ко всему залу, на затихающих аплодисментах, опережая другие  заявки, достаточно громко попросил его: «Юра! “Не надо!”». Зал просто взорвался! – Как это не надо?!? Надо!!! – А Юра улыбнулся, и сказал: «На стихи Евтушенко. “Не надо!”». И зал сразу замер.

А последний раз я увидел его в августе 2018-го. На его похоронах.

Еще в морге на прощании много было сказано и о том, какие хорошие песни он пел, сочинял. И о том, какие хорошие атомные станции он проектировал и строил.

Он был хорошим сыном. Надежным, любящим, любимым.

Он был хорошим мужем. Надежным, любящим, любимым.

Он был хорошим отцом. Надежным, любящим, любимым.

Он был хорошим бардом. Он был хорошим Поэтом. Он был хорошим Музыкантом. Он был хорошим Хористом. Он был хорошим КСПшником. Он был хорошим другом. Надежным, любящим, любимым.

Хористов из Мужского Академического Хора МИФИ на похоронах было больше всех. Хористы подошли к батюшке на отпевании в церкви и попросили разрешения спеть. Прямо в храме. Реквием. «Диес ире», Лотти. Он разрешил. И после своей процедуры отпевания подал им знак. Под сводами храма зазвучал старинный христианский реквием. Я не отрывал глаз от батюшки. Он не просто светился, он не просто поглощал этот реквием, разливающийся под сводами его храма, он еще и излучал что-то такое доброе, светлое, вечное и очень хорошее.

Похоронен Юра на вершине косогора, с которого видна чудесная церквушка. Замечательное место.

А на поминках вставали ребята и говорили: «Я знаю Юру с 1962 года (с 65-го, с 68-го,…)…». Валера Бычков даже сказал мне, что я из присутствующих – самый салага. Ан нет, гляжу, есть человека два-три около сорока-тридцати лет. Потом даже кто-то из этих «молодых» взял слово и тут, кроме многажды уже повторенных теплых и хороших слов о Юре, рассказывает, что он с ними занимался-занимался, занимался-занимался, а потом и говорит: «Ну вот, ребята, я вам дал, что мог, дальше давайте сами, я теперь только попорчу, а у вас так хорошо получается, что портить-то как раз и не хочется!», такой вот, мол, он принципиальный. И тут же кто-то из убеленных сединами подхватывает – уж точно! Принципиальный! Вот когда был один из первых московских конкурсов самодеятельной песни, С.Никитин тогда со своими ребятами подготовили «Я люблю!..», а Юра с Олегом Баталиным и ещё какой-то девочкой приготовили песню Кима «Пароход на реке». А за день-другой до конкурса Юру вызвали в оргкомитет и говорят – Кима петь нельзя! Это потом уже даже в титрах фильмов писали «Юлий Михайлов», а тогда еще никакого Михайлова не было, был только Ким. А Юра и заявляет им – мы подготовили эту песню и другую петь не будем. Те  уперлись, нет эту песню ни в коем случае, давайте другую, другого автора. Тогда мы выступать вообще не будем! И снялись с конкурса. Никитин с песней «Я люблю!..» занял тогда первое место. Кто ж его знает, может, если бы они тогда спели б «Пароход», может первое место и отдали бы им, а не Никитинскому ансамблю, может и нет, но уж второе-то было б точно! А поскольку после каждого тоста (выступления) все обязательно пели, то тут-то, конечно, спели «Пароход на реке». А потом встала Люся Ковалева и говорит: «А я как раз та самая «девочка» и есть! Я тогда работала в МГУ и поступила в МИФИ на вечерний. Так Песковский забирал меня с занятий на репетиции! Я прогуливала-прогуливала, так пришлось переводиться на дневное, чтобы не прогуливать занятия!» А Валера Бычков рассказал, как в первых ШТОФовских поездках Юра играл на электрогитаре в группе (ВИА, как тогда говорили), как он всегда держал гитару, высоко так, и как после кусочка «Письма в тридцатый век» Р.Рождественского – и он тут же продекламировал – Завидуйте нам! Завидуйте! До самых седых волос. Вы никогда не увидите того, что нам довелось. Завидуйте яростным, полуголодным, счастливейшим временам! Завидуйте нашим орущим глоткам, в которых «Интернационал»! Мы жили. Ветер свистел в ушах. Земля светилась в восторге!.. Мы жили! Мы сделали первый шаг, - завидуйте нам, потомки! – и тут выходили в плащ-палатках Песковский с Баталиным и пели про комиссаров в пыльных шлемах…

А «в кулуарах» на этих поминках я много раз слышал, как друг у друга народ выпытывал – а ты хотел (-ла) бы, чтоб у тебя были такие же вот поминки? И всегда слышал в ответ – да! Вот такие же – ДА!!

У Юры всего было в меру – в меру терпимости, в меру нахальства, в меру цинизма, в меру оптимизма, у него всего было в меру – кроме таланта. Чего-чего, а таланта у Юры было просто немерено!

Вот такого, улыбчивого, дружелюбного и очень талантливого мы его и будем помнить!



Еще - Михаил Тужиков

Когда мы были молодыми…
Раз картошка, два картошка...
Оды магнитофонным бобинам
Фестиваль или бунт- 67
Мои одноклассники
Милитари 3

Еще - 2018

09.05
Фильм! Фильм!! Фильм!!!
17 июля
Корни
Вопли модератора
Сказка про аспирантов

Еще - МИФИ

В предгорьях Альп
English & Me
Сказка про аспирантов
Мое поколение и мои хоровые друзья
Раз картошка, два картошка...
Навылет

Другие статьи

SHTOF NEW YEAR Co Ltd
Второй концерт Аквариума?
КИВ
Гастроли хора в Прибалтике
О Майке Науменко
Самиздат "Зеркало-5"