Застольные позывные

Голубев Валерий

Застольные позывные на студенческом празднике песни и танца "Гаудеамус- VII" в Вильнюсе (1978 г.)

На очередном студенческом празднике песни и танца «Гаудеамус» хор МИФИ побывал летом 1978 года, когда тот проводился в Вильнюсе. Поселили нас в общежитии техникума, и, когда все направлялись на заключительный концерт на стадион «Жальгирис», к нескольким хористам подошли местные студентки и предложили на прощание устроить дискотеку (не помню, правда, называли ли мы этим словам тогда подобные вечера). Мы посчитали эту идею плодотворной. Со стадиона в нужный момент отозвали одну «десятку» (минимальное структурное подразделение хора в те времена, что-то вроде отделения в армии) на закупку продуктов, и, когда подошла основная масса студентов (помню, кроме нас и местных, там еще были ребята из Новосибирска и из МГУ), все было готово. Только расселись, и из одного угла послышалось:

Черт побери, выпить хочется, братцы,
Нам бы вместе собраться,
Опрокинуть стаканчик-другой
В пивной!

Эсфирь Моисеевна шепнула: «Рано еще, надо сначала официальную часть провести, произнести торжественные слова…» Все замолчали. Посидели полминуты, никто у микрофона не появился, и тогда снова зазвучало: «Черт побери…». С того момента эта застольная стала позывными банкета. Думаю, ее автор Песковский должен быть благодарен хору МИФИ: благодаря нашему коллективу это произведение звучало в Германии и на Мальте, во Франции и в Италии, а уж о российских просторах и – в прошлом – советских республиках и говорить не приходится. Даже во времена горбачевского «полусладкого закона» слова из песни не выкидывали, и позывные все равно звучали.
В советское время еще одной непреложной традицией хоровой жизни (введенной, правда, не «снизу») было участие в так называемых сводных концертах, проводившихся, как правило, в Кремлевском Дворце Съездов. Со временем мы так настропалились петь в сводных концертах, что они стали проходить, так сказать, безболезненно для концертной основы. К примеру, однажды основной состав гастролировал по Средней Азии, а молодежь отдувалась за него во Дворце Съездов. Хочу вспомнить об одной детали, которую многие участники тех концертов упускают. Когда министром культуры была Фурцева, она обязательно перед финальной сценой приходила за кулисы, благодарила большой коллектив артистов и говорила, что с построением коммунизма самодеятельность заменит профессиональных артистов. Мастера искусств, некоторые из которых, конечно, при этом присутствовали, за такие слова люто ее ненавидели. Зато ни один из последующих министров подобные мероприятия ни разу не посетил.

Возврат к списку