Творческое объединение
Год
Организация
Гонцы
Гонцы
Михаил Тужиков
Гонцы. (Наша лагерная жисть - "Волга-2")

Вторая половина мая 1981-го года. Вновь я посетил сей уголок земли. Приют спокойствия.
Только шелест сосновой хвои может отвлечь от самосозерцания. Пьянящий (натюрлих, Маргарита Павловна!) сосновый воздух как бы намекал на то, что не обязательно идти в Видогощи в магазин - можно просто надышаться пожирнее, и кислородное опьянение тебе гарантировано.
Человек 15-20 молодых специалистов выехали на Волгу в одноименный мифический лагерь. Так просто. Чуть поработать, подготовить лагерь к сезону. Оказывается, эта акция - традиционная! А я и не знал!
Приехали. Коля Лобанов перевез на тот берег. Хожу, осваиваюсь-осматриваюсь, подмечаю острым глазом. Уже нет пароходиков на приколе, в которых когда-то и начинался сам лагерь. Количество домиков несколько увеличилось. Появилась банька на самом берегу рядом с домиком, где обычно селился Скрипицын А.В. - спасибо Евгению Серафимовичу Новинскому! Он много чего здесь понастроил! (Серафимыч - это как раз старший из двух "наших" Новинских, я где-то об этом уже упоминал.) Только вот не стало рынды, на которой почти десять лет назад красовалась надпись "Птенчикъ", и в которую звонили Борис Калин и Сергей Наумов, созывая всех-всех-всех на борьбу с приближающимися к лагерю лесными пожарами. 1973-й год - это ж аналог и предтеча 2010-го! Так же сплошные пожары вокруг и нечем было дышать (это в Москве, на берегу Волги дышалось-то легко, но огонь в лесу был, и хористы, помню, бросились на борьбу с огнем впереди самбистов! А уж в лесу-то все оказались молодцами!). А как ждали их возвращения! Ведь никаких "мобил" не было, ушли люди куда-то в лес, тушить пожар. И поздно ночью, наконец-то, вернулись! И главное, все! И целехоньки! Вобщем, кричали девочки "Ура!" и в воздух чепчики бросали!
Так вот, а в 81-ом должны мы были дней примерно за десять привести лагерь в приличный вид и подготовить его к сезону. Собственно подготовкой к сезону со стороны электричества, водопровода, канализации и кухни занимались специалисты, сотрудники Скрипицынских структур, мы им старались не мешать, они - нам.
Мы должны были подкрасить-подмазать, где надо, проверить (хорошенько!) баньку и тщательно убрать территорию, спортплощадки и футбольное поле. Начали, конечно, с футбольного поля. Продолжалось это дня четыре. До тех пор, пока в течение пятнадцати минут не треснул сначала мой Wrangler (практически отвалилась целиком штанина, превратив джинсы – а на дворе 1981 год! – в брюки-шорты из к/ф «Брильянтовая рука»), а потом после удара примерно такой же (Wrangler`овской!) силы мяч отскочил от штанги, ударился о другую штангу, при этом задел гвоздик, за который привязывается сетка к воротам, прохудился и, используя вдруг появившуюся реактивную тягу, кривовато покинул ворота и плюхнулся во вратарской площадке, не подскакивая от ударов о землю. Был ли гол? Команда нападения стала требовать видео повтора, грозя дисквалифицировать стадион силами не только УЕФА, но и ФИФА. Команда защиты скромненько так стояла потупившись и предлагала не ухудшать международного положения (1), не запугивать их всякими фИфами и уЕфами (2), для нас, мол, кроме Васи Рыжего – Ленинский пр-т, 51 – других авторитетов нетути (3)! И как это мяч, ударившийся о две штанги и отскочивший в поле, мог пересечь центром своим линию ворот? Он же выскочил в поле, а не в ворота! Вспоминайте если не первый том Савельева, то хотя бы восьмой том «Ландавшица» вспомните! Но тут на том самом гвоздике нашелся кусочек мячика и было решено просто прервать матч до момента подвоза основного количества мячей.

Мы переквалифицировались в подметальщиков улиц, переулков и спортплощадок. Теперь стало ясно, что в отсутствии второго мяча мы успеем подготовить лагерь не только к 1-й смене (к первому июля), но даже и к началу Всесоюзной Школы Физики (к первому июня)!

Короткими вечерами пытались хором исполнять «Вот новый поворот», но стоило Андрею спеть про папаню (вы можете послушать эту песню – в другом, правда, причем НЕ ЛУЧШЕМ, чем Андреево, исполнении – нажмите клавишу «Play» над этим текстом и наслаждайтесь!), не бросающего никого в колодцы, как машинновременнЫе тексты моментально забывались из-за коликов в животах.

И вот уже лагерь принимает вполне цивильный вид, всё, что нам осталось – это проверить баню, составить меню для прощального банкета, да и, собственно, провести сам банкет с минимальным уроном для окружающей среды.

Баню приготовили с утра и тщательно истопили. С того берега привезли пару ящиков пива. После обеда докрасили футбольные ворота и три последних пинг-понговских стола и какие-то лавочки. И отправились составлять карту вин на завтрашний банкет. В баню.

Баня стояла совсем рядышком с берегом. Но в этом месте дно было очень пологое. И с берега в залив шёл мосточек, небольшой, метров пять. Там, где мостик заканчивался, глубина уже была около полутора метров. В парной помещалось одновременно человек, наверно, пять-шесть. Договорились сразу, что кто-нибудь из следующей смены ждет парившихся у мостика с соответствующим количеством пива и открывалкой. Завидев выскакивающего из бани обнаженного джентльмена, дежурный откупоривал ему пиво и аккуратно вставлял в руку пробегающего. Задача распаренного была не проста – на полном скаку попасть откупоренной бутылкой в свой рот прежде, чем кончится мосток. И вот ты плюхаешься в достаточно прохладную (по сравнению со ста градусами) воду, ухитряясь на лету сделать первый глоток, а сидя на дне – второй! На дне долго не засиживались, вскакивали, переводили дух и отходили в сторону – секунд через тридцать «бомбометание» с пивом во рту повторялось, а ты медленно выходишь из воды, делая иногда глоток, и наблюдаешь за тем, как периодически кто-то вылетает из бани, бежит несколько шагов к реке, хватает по дороге бутылку пива, присасывается к ней и рушится в воду!

На следующий день до обеда все с интересом искали недостатки нашего ремонта. Они от нас так хорошо спрятались, что так ничего и не нашли. Тогда позвонили в институт, нам пообещали прислать завтра пораньше автобус. Осталось исполнить традицию до конца, и мы со Слоном отправились на тот берег с вполне определенной суммой и списком напитков на вечер. В «карте вин» несколько бутылок водки, сколько-то красного, сколько-то розового, сколько-то белого и вполне достаточное количество пива. Кто же пошел с нами третьим? Неужто Серега Леваков?

В стекляшке у автобусной остановки на шоссе Москва-Ленинград пива почему-то не оказалось, но было столь необходимое Рымникское. Обошли еще несколько магазинов, выполнен заказ по всем пунктам, кроме одного. Но самого любимого – пиво!

Обошли их еще раз, с пристрастием – нету пива! То есть оно есть, в буфете в столовой. Разливное. А мы хотим бутылочного. Интересуемся у тех же продавщиц, что делают аборигены в подобных случаях? Оказывается, ничего особенного они не делают. Просто пьют пиво. В буфете. В хозяйственном магазине канистр никаких, как на зло, не оказалось. Решили пойти в буфет, выпить по кружечке, пообщаться с местными пропойцами – что же делать?

Пришли. Взяли. И после первого же глотка вдруг перевожу я взгляд поглубже столовского зала, аж в кухню, и вижу на кухне здоровенные баки со щами и харчо. Пошли на кухню, договорились, нам достался бачок (литров на 120) с воодушевляющей надписью «Борщ».

Возвращаемся в буфет. Пересчитываем оставшееся. Брать-то теперь будем не по 37, а по 22 копейки! Это ж сколько будет-то? А влезет?

Тут подходит наша очередь (а очередь была – человека два – три). Озвучиваем предполагаемое количество. Обещаем дождаться долива после отстоя. Я еще ни разу не заказывал сто восемьдесят с чем-то кружек пива. Слон с Серегой (вроде бы, все ж таки, это был Леваков) тоже прибалдевают от озвученного заказа. Тут-то буфетчица (обрадованно!) и заявляет: «А я-то все думаю – кто же мне новую бочку прикатит?» По такому случаю, мы прикатили из подсобки новую бочку, как раз закончилось пиво в предыдущей. А бочки-то не алюминиевые, дубовые. Сорокаведерные. Прикатили. Выставили пробку. Воткнули на её место штуцер с заветным краником. Покачали насос – началось! А насос – простой автомобильный насос, только не «ножной», а ручной, руками и спиной приходится качать. Пока нам наши почти сто литров наливали, мы же несколько раз и подкачивали. А буфетчица-то как была довольна такими клиентами – и берут оптом по розничной цене, и бочки ей поменяли, и насосом качают, и даже, когда очередь вырастает, на бумажке (для неё же!) пишут, сколько уже кружек, и пропускают сзади стоящих жаждущих благородного напитка. Пиво, кстати, было сварено в Конаково, и сварено оно было замечательно! Мы же перед началом процесса по кружке съесть успели, а больше уже не стали – нам предстояла трудная обратная дорога. Да! И очень интересно вела себя «очередь». Время было еще детское – послеобеденное, народу больше пяти-шести человек сзади нас не собиралось, и (мы на обратном пути это особо обсудили и отметили) никто из сзади стоящих не поднимал крик, типа, давайте через одного наливать!, или еще что-нибудь подобное! Придут, пристроятся в очередь, скажут «Ого!», поглядев, куда нам льют, поинтересуются, сколько заказано и сколько уже залито, тяжело (но с оттенком белой зависти!) вздохнут, и молча ждут окончания процесса с знаете, каким выражением лица? Надолго запомнилось, как выглядит «мужики занимаются делом»!

Наконец, ЭТО закончилось, и мы пошли «домой». При этом мы со Слоном понесли почти полный борщовый бак, накрытый крышкой, кратчайшим путем, по тропинке, тихонько, не спеша, чтобы не расплескать. А Серега с сумками побежал на лодочную станцию. Там уже давно выспался а может и начал волноваться наш «водитель». Самое сложное было снести бак последние десять шагов с кручи. Водрузили мы бак на баке – на носу судна. Тихонько, чтоб не расплескать, переплыли Волгу, пересекаем здоровенный наш залив, а нас уже встречают, видно – народ собрался у пристани. Ждет. Подходим. Швартуемся. Передаем сумки – вот водка, вот вино.

– И всё?????

Мы – строго по сценарию – молча выходим из моторки и начинаем, уже стоя на мостках, пытаться вытащить с лодки наш «Борщ». Не получается, двое заходят обратно в лодку, третий принимает бак снаружи. Вокруг полная тишина, кажется, они начинают о чем-то догадываться…

Вот «Борщ» выгружен. Малюсенькая пауза. Снимаем крышку.

Тут же в радиусе четырех километров все вороны, галки и прочие синицы, испуганные небывалым еще в этих краях хоровым неистовым воплем радостно исполнившейся надежды, поднялись на крыло и не появлялись целую неделю.



Еще - Михаил Тужиков

Прощай школа, прощай
Жизнь не плоха, когда в день дурака поймаешь лоха
Конкурсы ВИА
Главное-не удивляться!
Городской телефон
Фестиваль или бунт- 67

Еще - 1981

О журнале Зеркало
Песнопения хора
Второй концерт Аквариума?
Время колокольчиков
Когда мы были молодыми…
Самиздат "Зеркало-1"

Еще - МИФИ

Пари
Фальшивый Геленджик
Сказка про аспирантов
Проникаясь идеями чучхе
КИВ
Стрессы

Другие статьи

Агитперелет-77
Заблудившийся океан
Мои одноклассники - 3
Самиздат "Зеркало-3"
О журнале Зеркало
Халтурка об Америке