Творческое объединение
Год
Организация
English & Me
Тужиков  

Знакомство мое с кафедрой иностранных языков состоялось где-то в последних числах июля-70. В приемной комиссии мне сказали «зачислен!, будьте любезны явиться 31.08 на посвящение в студенты, и зайдите сейчас в аудиторию почти напротив». Может, при этом что-то и объяснялось, зачем почти напротив, но слово «зачислен» застряло в мышце мозга таким хитрым образом, что не пускало промеж ушей больше ничего-ничего. Захожу почти напротив, там пьют чай две милые дамы (как ни пытался потом сообразить, кто ж это был из преподавательниц, коих за долгие годы обучения в альмамаме уж в лицо-то всех знал, НОЛЬ воспоминаний! Последующее общение с кафедрой ИНО кроме «Гвоздева-Кондратьева» ничего мне больше не подсказывало), при моем появлении одна из них развернулась на стуле от чая к листу бумаги, вытащила у меня из руки бумажку, по которой меня должны были пропустить в альмамаму через месяц и, в ответ на мое звонкорадостное «Здрасссте!» сказала что-то типа «Уот мак дид ю хэв ин скул фо Инглиш лэнгвидьжь»? В ответ на паузу от не вернувшегося еще в сей мир Тужикова она посмотрела-посмотрела на меня и пожалела: «Какая оценка в школе была по английскому? Или, может, какой-другой язык учил в школе?» – тут я покраснел так, как давно уже не краснел. И еле слышно прошептал – пять! По английскому у меня – пять! «В продолжающие записываем!» – и опять чаёвничать…
Физиономия моя была под цвет их чая – ведь английским я на самом деле начал заниматься еще в четвертом классе!  Я тогда учился в третьей начальной школе. И к нам на родительское собрание пришли две женщины из «продвинутой» двадцать первой и предложили (оказывается, такое слово уже было!) факультатив. Бесплатный. По английскому. И к окончанию четвертого класса мы уже распевали «Why do you cry, Willy? Why do you cry? Why Willy? Why Willy? Why Willy? Why?» А потом еще и сделали кукольный спектакль «3 поросенка». И там тоже (и тоже хором) пели «We are not afraid of Big Bad Wolf…» А я (забыть не могу!) периодически провозглашал: «Now! I shell catch you, silly little pigs!» Так что, покраснел я от души! Хотя потом некоторое время Виктор и Дмитрий из моей группы считали меня «нетянущим» язык. Они не только правильно хронологически распределяли битловские пластинки. Они не только правильно распределяли песни внутри этих пластинок. Они (в отличие от меня) могли их правильно напеть. Я же путался в словах, так что просто как-то приколол Витьку – воспроизвел какую-то битлз-песню на (как я теперь понимаю) албацком языке. Он не успел предложить Диме поставить на мне большой каменный крест, мне удалось реабилитироваться. Причем я сначала даже не заметил этого. Было это на ТОМ САМОМ КОНКУРСЕ ВИА (см.!). Когда все стали подпевать Сашке Нестерову во время исполнения «Ob-la-di! Ob-la-da!», я, конечно, тоже не сдержался, а они оба сидели как раз рядом. И вдруг Витька обращает внимание на то, что я не только правильно пою, но даже не путаю, в каком куплете Дезмонд, а когда Молли приторговывают на рынке. Как же он меня материл потом!
А пока (в июле 70-го) мне пришлось ОЧЕНЬ покраснеть. ОЧЕНЬ!
Зато с сентября – началось!
ЛУР! Вы хоть помните, что это такое? В небольшой такой аудитории сидят студенты в наушниках, прямо как будто ты в Центре Управления Полетом, причем неважно, какой курс-факультет, каждому включают ту запись прослушать, что нужна именно по его учебному плану! И это уже было реализовано в те еще годы, задолго до компьютеризации всея Руси в частности и СССР вообще!
Первый семестр нас «вела» Гвоздева Екатерина Алексеевна (Алексеевна – ?). А со второго пришла Инна Игоревна Кондратьева. И благополучно «тянула» нас до госэкзамена…
Курсе где-то на четвертом (третьем? пробабли, пробабли!) нам сделали зачет по УИРу (по учебно-исследовательской работе, в расписании целый день был – УИР, и практически все весь этот день с великим интересом «пахали» на кафедре) сделали зачет на английском языке. И вроде бы кто-то сдавал этот зачет дословно вот так:
- Electrons. Electrons! Moves, moves, moves (махая при этом в такт рукой слева направо) – and back underground!.. Device… Device!! Chyk-chyk-chyk (а здесь указательный палец совершал вращательные движения, передразнивая «пересчётку») – result! (кулак сжат, большой палец вертикально вверх!) Chief me – THINK!!!
– I see!
В МИФИ полно было всяких таких шуточек, типа = Хау мач увоч? – Сикс увоч! – Сач мач? – Хум хау…
Благодаря одной из них я как-то сдал зачет по английскому по «упрощенной» схеме. Спеша к 8-45, к первому зачету в очередную зимнюю сессию, я так втиснулся в автобус, что Инна Игоревна легко поместилась за мной у двери, причем я «держал» спиной пол-автобуса, чтоб не расплющить её.
- Вы, надеюсь, к зачету приготовились? У Вас ведь зачет сегодня, в 14-00.
- Инна Игоревна! Конечно приготовился! Хотите, продемонстрирую? – и я тут же продемонстрировал свою готовность к зачету:
- Ин тхе нидл оф тхе форест стэй Iwan Susаning. – «Ванья! Увериз хиа тхе роуд ту тхе Москау-сити?» – «Ай дон`т кнов!» – саид Iwan Susаning – «Ванья! Ви шел гив ю мач мани!» – «Ай дон`т кнов!» – саид Iwan Susаning – «Ванья! Ви шел кил ю!» – саид немецко-фашисткая гадина. – «Ай дон`т кнов!» – саид Iwan Susаning. – Форест, форест, форест… Энималс, энималс, энималс. – «Лет`с гоу ту тхе форест!» – саид Iwan Susаning!
Тут, наконец-то, автобус подъехал к институту. Я убежал сдавать какой-то другой зачет, а в 14-00 пришел на английский…
В 14-01 я вышел из аудитории с зачетом!
После двухгодичных каникул (в трёх километрах от Советско-китайской границы), я вернулся доучиваться. Первое занятие по английскому. Уже после звонка забегаю в аудиторию и под обычное в этом случае «May I come in?» закрываю не желающую закрываться дверь. И вдруг слышу за спиной: «Тужиков!!!!» – оборачиваюсь, и – «…Здравствуйте, Инна Игоревна!». А примерно лет через двадцать в начале сентября приходит дочь с занятий (факультет К) и рассказывает, что на перекличке-знакомстве на первом занятии англичанка, дойдя до буквы «Т», спрашивает: «Юлия … Михайловна? … Папе привет передайте!»
Спасибо, дорогая моя Инна Игоревна!

Еще - Михаил Тужиков

Что-где-(и, главное!)-когда?
Прощай школа, прощай
Авария на Three Mile Island АЭС
Корни
Севастопольские рассказы
Подготовка

Еще - 1970

Прощай школа, прощай
Как три вектора
Мои одноклассники - 2
Мои одноклассники
Мои одноклассники - 3

Еще - МИФИ

Интервью с юбиляром
Главное-не удивляться!
Шифер
Лучший экспериментатор после Фарадея
Лучшие годы жизни - в МИФИ
Севастопольские рассказы

Другие статьи

Фильм! Фильм!! Фильм!!!
Легендарное трио
Приказ ректора
Авария на Three Mile Island АЭС
Мюонка
Шура Сидоренков